Пастырь Раввин Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
с. Литовня






Алексей Милюков «По эту сторону потопа» — ГЛАВА 4. УСКОЛЬЗАЮЩАЯ МИШЕНЬ. Часть II. Австралопитек (3)

Алексей Милюков - По эту сторону потопа

Повесть об одном удивительном музее,
где некоторые экспонаты можно потрогать руками,
а иные и при всём желании глазами не увидишь


3.

Эффект, произведенный первым выходом Люси в свет, оказался ошеломляющим даже для видавшего виды эволюционного сообщества. Смею утверждать, что последовавшая затем столь долгая и крепкая привязанность эволюционных антропологов к невыразительным, между нами говоря, австралопитекам – привязанность, докатившаяся иногда и до нынешних времен, – уходит своими корнями именно в счастливое состояние тех дней, в воспоминания о том кратком якобы победном периоде. Вся прежняя картина с австралопитеками африканусами в мгновение ока стала банальной и невыразительной. Отныне здесь всё обещало быть по-другому, по-настоящему, всерьёз. Находка прогрессивного прямоходящего предка возрастом в целых 3,4 миллиона лет психологически воспринималась как неожиданно свалившаяся удача, победа, которой, «честно говоря, и не ждали». Эволюционистам на секунду с холодком под сердцем показалось, что они и вправду нашли то, что так долго искали.

Свою версию нового предка Джохансон, Уайт и Лавджой закрепили чем только могли. Еще за год до находки Люси Джохансон обнаружил два фрагмента «беспризорного» коленного сустава неизвестного гоминида (AL 129–1a и b), отстоящих от места главной находки на 2,5 км и залегавших на 60 м глубже. Хотя в одном из отчетов Джохансон специально указывал, что найденный сустав не принадлежит Люси, эта находка в итоге была также пришита к делу о прямохождении нового «предка». Несмотря на то, что даже временнáя разница между двумя рассматриваемыми существами по эволюционной шкале составляла до 400 тыс. лет, сустав от другого австралопитека был приписан Люси по аналогии, в качестве «параллельной» реконструкции части ее скелета[2].

Во всей этой истории с обезьяньим предком впервые главную роль сыграла тотальная популяризация нового образа, лихо закрученная как самими учеными, так и СМИ. Годом позже Джохансон нашел в Хадаре множество костных обломков, оставшихся от 13 индивидуумов Australopithecus afarensis (общий коллекционный номер AL 333). Если раньше обезьянью самку по имени Люси ожидала судьба хоть и сенсационного, но при этом сугубо научного экспоната, то теперь находку новой партии австралопитеков повернули, так сказать, лицом к народу, навстречу пожеланиям общественности, заинтересованной в подробностях личной жизни наших предков – из крайне скудных костных обломков для Люси был воссоздан спутник жизни по имени Лаки. То, что Лаки был моложе своей подруги на эволюционные 200 тысяч лет, читателей научно-популярных журналов и потребителей кинопродукции BBC ничуть не смущало. Новый миф о первой семье и о первых отношениях наших предков сделал Люси суперзвездой антропологии. Точное количество иллюстраций, статей и кинофильмов о Люси и Лаки не поддается исчислению. В одном случае они представали романтической парой, в другом случае сама Люси была трогательным символом материнства, представая перед умиленными домохозяйками с ребенком на руках, собирающей то ли букеты цветов, то ли пропитание на фоне дымящихся вулканов и пасущихся жирафов.

австролипетек австролипетек австролипетек австролипетек

Созданный миф позволял складывать в эту копилку по имени «Люси» все новые факты. В 1978 году археолог Мэри Лики обнаружила в Олдувайском ущелье, в Лаэтоли, отпечатки человеческих следов, сделанных по ее оценкам 3,6 млн. лет назад. Из-за аномально древнего для Homo sapiens возраста следы, разумеется, ни при каких условиях нельзя было признать человеческими. По имеющейся доброй традиции их нужно было игнорировать и как можно быстрее забыть, но то, что у найденной четырьмя годами раньше Люси отсутствовали стопы, повернуло эволюционную мысль в новом, еще одном неожиданно счастливом направлении. Логика эволюционизма оказалась здесь традиционно круговой – так как 3,6 млн. лет назад в Олдувае люди современного анатомического вида наличествовать не могли, то следы в лаэтолийском пепле принадлежат австралопитекам типа Люси. Отсюда следует, что Australopithecus afarensis по уровню двуногой локомоции ничем не отличались от современного человека, а их стопы, отсутствующие у скелетных останков Люси, имели вполне современную человеческую анатомию!

В дальнейшем, когда заходила речь об австралопитеках, неискушенные слушатели принимали за чистую монету («научно доказанный факт»), будто австралопитеки имели таз, суставы, стопу, а также в целом походку практически неотличимые от таковых у современного человека. Благодаря Люси и мифу, созданному вокруг Люси, аргументы эволюционистов долгое время были просто непробиваемы – ведь австралопитеки представлялись уже если не полными людьми, то по сути лишь несколько более примитивной формой человека, разделяющей с нами практически всю анатомию. От «чистой» обезьяны, каковой Люси была при своей находке, она быстро доросла в сознании эволюционистов до солидного «обезьяночеловека». В целом у Джохансона и Лавджоя получился такой предок человеческого рода, о котором раньше можно было только мечтать.

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.