Пастырь Раввин Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
с. Литовня






Алексей Милюков «По эту сторону потопа» — ГЛАВА 4. УСКОЛЬЗАЮЩАЯ МИШЕНЬ. Часть III. Homo habilis или «Ложки не существует» (3)

Алексей Милюков - По эту сторону потопа

Повесть об одном удивительном музее,
где некоторые экспонаты можно потрогать руками,
а иные и при всём желании глазами не увидишь


3.

Ричард Лики говорил, что инструментальное искусство Homo habilis никогда не сможет быть доказано наверняка – разве что мы найдем засыпанное вулканическим пеплом существо, застигнутое, подобно помпейской жертве, во время изготовления инструмента. Но Лики, разумеется, лукавил – в самом нижнем, I-м горизонте Олдувая (1,8–2 млн. лет по с.ш.) еще его отцом были найдены артефакты, которые принадлежать хабилису не могли по определению. Это были инструменты из кости, похожие на современные лощила для выделки кожаных шкур и охотничьи камни-боло, также используемые сегодняшними аборигенами – искусственно округленные камни для метания их из пращи или используемые в качестве инерционного груза на конце веревки, обвивающейся на охоте вокруг ног животного. Также в I горизонте, среди действительно примитивных инструментов, всегда находились такие, которые у нас обычно ассоциируются с более поздними временами палеолита – скребки, шила и резцы, а также первые образцы искусства – намеренно обработанные камни, самым известным из которых является так называемая «голова бабуина» с гравировкой по периметру. В Олдувайском ущелье был также обнаружен знаменитый «олдувайский круг» – выложенная из камня своеобразная круговая структура, представляющая собой нечто вроде цоколя для укрепления нижней части жилища, защиты его по всему периметру от хищников и сильного ветра.

Если бы подобные проблемы идентификации ставились в какой-либо идеологически нейтральной научной дисциплине, всё было бы по-другому. Но только не в этой. Обычный здравый смысл, законы логики и даже формальные «научные критерии», казалось бы, не только предписывали, но и остро взывали к тому, чтобы любые найденные каменные инструменты «отдать» его законному владельцу, человеку, пусть даже его останки поначалу и не были обнаружены в столь древних слоях. Ибо если самые первые известные нам люди уже делали один тип инструментов, то неисчислимо более вероятно, что именно они, а не какая-то современная им человекообразная обезьяна, изготовили инструменты и другого типа, более простого. Тем более, что неизвестно ни одного факта, чтобы какая-либо обезьяна, древняя или современная, даже из нынче интенсивно обучаемых, смогла бы приблизиться к уровню самой примитивной человеческой орудийной культуры. Ибо в отношении любой обезьяны вопрос использования стандартной инструментальной технологии является демаркационным и связан с невозможностью перешагнуть барьер символического мышления. Использовать подручный «мусор» в качестве орудия могут даже птицы, но планировать его изготовление и осознанно контролировать процесс по ходу работы – это для любого животного есть уже нечто «за гранью добра и зла».

Тем не менее видимая примитивность каменных орудий, найденных в Олдувайском ущелье (т.наз. олдувайская культура), стала служить свидетельством их принадлежности Homo habilis, а хомо эректусов условились считать создателями принципиально иных по качеству инструментов – так называемой ашельской культуры. Идея о том, что хабилис мог изготовлять орудия труда, никогда не опиралась на какие-либо факты, а основывалась исключительно на схематических представлениях о том, кто такой хомо хабилис и «на что он способен». Такое фантастическое существо – еще волосатое, по-обезьяньи неловкое, но уже увлеченно лупящее камнем о камень – эволюционисты видели как бы вживую, собственными глазами. Разве это было важно, есть тому доказательства или нет? – ведь согласно имеющейся концепции такой почти человек безусловно должен был существовать в реальности. Наши сегодняшние вопросы о том, кто в действительности изготовлял первые примитивные орудия, для эволюционистов той поры, обладавших линейным мышлением, показались бы бессмысленными. Между хомо хабилисом и хомо эректусом с точки зрения тогдашней схемы не существовало какой-либо разделительной черты; по сути это было одно и то же существо, только находящееся на разных стадиях развития и разных временных отрезках. Одно, развиваясь, просто «перетекло» в другое, более продвинутое анатомически и технологически. А взрослые люди, так сказать, уже не балуются изготовлением детских игрушек.

В реальности, позже, когда в научной среде Homo erectus был признан ровесником хабилиса и подтвердилось его владение технологиями разного уровня, включая олдувайскую, первоначальная схема чудесным образом выжила. Утверждения о хабилисе-инструментальщике, разумеется, в основном перекочевали из научной литературы в область «голословной» популяризации эволюции, но любое сегодняшнее упоминание об инструментальной деятельности хабилиса выявляет некую логическую неадекватность – если исходить из нынешних схем эво-антропогенеза, то получается, что хабилис и эректус появились и жили одновременно, сотни тысяч лет, на одной территории, оба изготовляли каменные орудия, причем эректус – разного уровня сложности, от олдувайских до ашельских, а хабилис – только олдувайские (!).

Может возникнуть вопрос – почему же тогда истинные люди, Homo erectus, делали столь примитивные инструменты? Вероятно, потому, что примитивность этих инструментов была обусловлена не примитивностью их изготовителя, а лишь крайней простотой задачи, необходимостью быстро получить острый режущий край для разделки охотничьего трофея на подходящие для транспортировки куски. Изготовлялись такие «fast-tools» быстро и только «по положительному результату» – в случае удачной охоты, прямо на месте разделки туши. И, похоже, тут же затем и выбрасывались. Сегодня уже признано, что между таксономической принадлежностью людей и уровнем инструментальной технологии жесткой связи не существует. Например, обнаруженные в 2004 году эректусы индонезийского острова Флорес (13–18 тыс. лет по с.ш.), будучи изолированными от материка, без всякого влияния чужих технологий делали весьма совершенные каменные орудия, почти такие же, как у европейских кроманьонцев. С другой стороны, наши фактические современники тасманийцы изготовляли примитивные орудия олдувайского типа – случалось, даже из керамических изоляторов первых электролиний. А современное африканское племя Ова Тжимба не только делает каменные инструменты по якобы «хабилисной» технологии, но использует в качестве инструментов просто необработанные острые камни.

Таким образом, можно еще раз отметить, что игнорирование находок, сделанных в I-м горизонте еще Луисом Лики, равно как и утверждение в целом об инструментальных навыках хабилиса, были вызваны в эволюционных рядах отнюдь не желанием «найти истину». Я понимаю стремление любого исследователя интерпретировать факты в русле своей гипотезы. Я понимаю также, что от большинства эволюционистов нельзя требовать невозможного для них – истинно «любопытного» исследования, когда интереснее разобраться с трудными (опровергающими) фактами, нежели сгребать в кучу только то, что якобы подтверждает твою «правоту». Но когда есть факты, явно противоречащие твоим построениям, – факты, легко объясняемые «обычным» способом, без привлечения ненаблюдаемых спекуляций и легко высвечивающие ложность твоих предыдущих построений, то… Не знаю, как вам, читатель, но мне почему-то кажется, что замалчивание фактов в свою пользу и настойчивая пропаганда того, против чего эти факты вопиют, – не только недостойно искренне любопытного исследователя, но является банальным мошенничеством.

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.