Пастырь Раввин Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
с. Литовня






Алексей Милюков «По эту сторону потопа» — ГЛАВА 4. УСКОЛЬЗАЮЩАЯ МИШЕНЬ. Часть III. Homo habilis или «Ложки не существует» (4)

Алексей Милюков - По эту сторону потопа

Повесть об одном удивительном музее,
где некоторые экспонаты можно потрогать руками,
а иные и при всём желании глазами не увидишь


4.

К концу 70-х годов хабилисный таксон стал производить уже неприличное впечатление. Из пяти найденных относительно полных черепов Homo habilis три черепа не прошли «таможню» общепринятого для Homo мозгового рубикона в 600 «кубиков» – череп OH 24 (590 см3), Stw 53 (460 см3) и уже известный нам ER 1813 с его 510-ю «кубиками». Сегодня мы знаем, что интеллект связан не с объемом мозга, а с уровнем его организации, и что даже упомянутый выше флоресский эректус, найденный в 2004 году, с его крошечным объемом мозга 380 см3 был физически и интеллектуально полноценным человеком. Но куда было деваться эволюционизму в конце 70-х? Какие еще «человеческие» признаки вытрясать из невнятного хабилиса? Прямохождение и инструментальная деятельность Homo habilis хотя и преподносились в качестве научно доказанного факта, но, если вдуматься, реальных доказательств этому никогда не было и быть не могло.

Череп Stw 53

Путаница с хабилисом продолжалась. Меньший по размерам череп ЕR 1813 относительно ER 1470 мог бы успешно сыграть роль женского (сценарий т.н. полового диморфизма, разницы в размерах, при котором самки обезьян гораздо мельче самцов), но ЕR 1813 был больше похож на череп самца, чем крупный ER 1470. Попахивало существованием двух разных видов, причем на одном и том же пятачке, в одно и то же время. Еще один сюрприз преподнес череп Stw 53. По некоторым маркирующим признакам он мог считаться хабилисом, но его обладатель в смысле инструментальной деятельности оказался настоящим лентяем и саботажником. На участке 53 Стеркфонтейна, в брекчии 5-го уровня, где был найден череп, не оказалось даже намека на какие-либо инструменты, хотя в олдувайской брекчии, содержащей останки более «молодых», но более примитивных массивных австралопитеков Paranthropus robustus, каменные орудия были обнаружены в достатке. Разумеется, что в первом случае на участке 53 просто не обитали люди, во втором – они присутствовали. Но для репутации хабилисов эта ситуация была весьма острой – так были хабилисы инструментальщиками или нет? Ситуация осложнялась еще тем, что в отношении самого Stw 53 кто-то все же применял инструменты – на его скуловом отростке остались следы зарубок, свидетельствующие о том, что этот «кто-то» целенаправленно перерезáл жевательные мышцы, отделяя нижнюю челюсть от черепа. Кто же был этот «мимо проходящий»?

Череп ОH 24 также вызывал законные сомнения. Будучи найденным относительно целым (хоть «всмятку», но не в россыпь), он был реконструирован и идентифицирован поначалу как хабилис, хотя по многим признакам так же, как и Stw 53, больше походил на австралопитека африкануса.

Череп OH 24,

Немало неприятностей доставила и стопа хабилиса OH 8, найденная практически вслед за первой олдувайской находкой Homo habilis в Олдувае, челюстью ОН 7. Поначалу, в 1964 году (год изобретения проекта «хомо хабилис») стопа ОН 8 описывалась М. Дэйем и Дж. Нейпиром как почти человеческая, имеющая все признаки двуногой ходьбы. Разумеется, в те времена это был чистой воды политес. Однако позже английский анатом О. Льюис (не путать с Дж. Льюисом, обнаружившим рамапитека) показал, что стопа ОН 8 больше похожа на стопу шимпанзе или гориллы, чем даже на стопу австралопитека – не говоря уже о человеке. Свод стопы хабилиса (необходимый для амортизации при «полноценной» двуногой ходьбе, на самом деле оказался уплощенным, а большой палец сильно отведенным в сторону, как для захвата древесного ствола у современных приматов. Щекотливая ситуация заставила эволюциониста Льюиса заявить, что стопа ОН 8 принадлежит не хабилису, а австралопитеку – из двух зол ученый предпочел выбрать меньшее[5]. Но жареным попахивало все отчетливей.

Казалось бы, поколебать предковый статус таксона Homo habilis после обладания такой драгоценной находкой как ER 1470, было непросто, однако накопившиеся противоречия привели к коллапсу хабилисной схемы. Собранный к этому времени материал не обладал каким-либо единым таксономическим «алгоритмом». Разброс в размерах и морфологии материалов выходил уже за все разумные рамки возможных объяснений, как то – половой диморфизм, внутривидовая вариабельность, различные географические условия или эксклюзивные зигзаги эволюции вроде разных скоростей ее протекания. Например, череп ER 1813 был мало похож на «классического» австралопитека, но имел австралопитековый объем мозга, а череп ER 1805 по всем маркирующим признакам был «прогрессивен», но в целом по внешнему облику не проходил «фэйс-контроль» Homo, будучи вылитым крупноголовым массивным австралопитеком. Перебирая эту мусорную корзину антропологии, исследователи вставали в тупик, будучи не в силах решить какие экземпляры находятся здесь законно, не говоря уже о том, какие являются типичными для Homo habilis. (Собственно, до сих пор никто в точности этого так и не знает). Например, череп ER 1470 по большинству показателей был значительно дифференцирован от условно ключевой группы ER 1813, ОН 24, Stw 53 и SK 847, но при этом четыре сравнительных образца имели значительные отличия друг от друга (не говоря о том, что SK 847, как выяснилось позже, принадлежал хомо эректусу). Нетрудно догадаться, что все эти «условно назначенные», «назначенные до выяснения» и «назначенные как H. habis, но, возможно, что Australopithecus», – разумеется, безумно раздражали даже самих авторов злосчастного таксона.

Поэтому когда в 1978 году советский антрополог Валерий Алексеев предложил разделить хабилисный таксон надвое, выделив из него группу во главе с почти аномальным ER 1470-м, международное научное сообщество, кажется, вздохнуло с облегчением. Предложение Алексеева отчасти было принято еще и потому, что этим достигалось не только кажущееся (на самом деле мнимое) упорядочение самого таксона, но и спасение черепа ER 1470. Этот череп, надежда и опора эволюционного псевдогенеза, с частью «чужих» костных обломков, прилагаемых к нему в компанию для приличия, был выделен в отдельную разновидность по имени Homo rudolfensis, то есть человек рудольфский. Чтобы не дискредитировать эвогенез слишком «мусорным» таксоном Homo habilis, часть ученых объявила, что нашим настоящим предком является именно Homo rudolfensis. Другая часть ученых, упрямо не желавших сдавать хабилиса, заняла нейтральную позицию по принципу – «неизвестно, кто именно, но точно один из них!».

По сути это был первый серьезный шаг к отступлению на хабилисном фронте («мы теряем его!») – теперь существовали две линии гипотетических предков, с открытой вероятностью того, кто из них – Homo habilis или Homo rudolfensis – является настоящим, а кто «запасным» отцом современного человечества. На фальшивых схемах «эволюционных деревьев», там где обезьянья ветвь начинает устремлять свои схематические пунктиры к человеку, теперь вместо одного вопросительного знака стали ставить два. И так, действительно, стало лучше – поскольку красиво и симметрично.

Все ждали новых находок.

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.