Пастырь Раввин Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
с. Литовня






Алексей Милюков «По эту сторону потопа» — ГЛАВА 4. УСКОЛЬЗАЮЩАЯ МИШЕНЬ. Часть III. Homo habilis или «Ложки не существует» (7)

Алексей Милюков - По эту сторону потопа

Повесть об одном удивительном музее,
где некоторые экспонаты можно потрогать руками,
а иные и при всём желании глазами не увидишь


7.

Несмотря на всеобщее понимание того, что Homo habilis не оправдал возложенных на него задач и полностью «завалил работу на порученном ему участке», в научной среде полемика по проблеме этого таксона осталась незавершенной. Сегодня, когда накал былых страстей поутих, существует как минимум четыре сценария, касающихся дальнейшей судьбы Homo habilis.

Первый, самый простой – сценарий «французской школы». Ведущие французские антропологи, в последнее время активно теснящие «стариков», вообще не признают ни Люси, ни хабилисов (включая ER 1470) предками человека. У них сегодня свой собственный «предок», о котором чуть ниже.

 челюсть крупного австралопитека ОН 7

Второй сценарий является отражением ностальгических чувств консерваторов от антропологии. Я бы назвал его «ветераны не сдаются». Истекают кровью на последнем эволюционном рубеже, но – «своей земли не отдадут ни пяди». Этот сценарий – по мнению тех, кто задает тон в сегодняшней антропологии, – имеет наименьшую степень правдоподобия (и наименьшую ценность). Понятно, что такая позиция обусловлена желанием спасти прежнее генеалогическое древо с последовательной цепочкой форм «австралопитек – хабилис – эректус». Подоплека здесь не только идеологическая, но и, так сказать, социальная, статусная. Можно понять людей, положивших всю жизнь и все силы на подтверждение схемы, которая в конце их пути объявлена ложной (даже материальный интерес трогать не будем, ограничимся борьбой за идею). В кого в этом случае превращаются академики, почетные пенсионеры от палеоантропологии и авторы многочисленных томов сочинений на тему тех самых представлений, которые опровергнуты, условно говоря, научной молодежью? Но сегодня проблема для истинной антропологии как раз и состоит в том, что авторы «проваленной миссии» еще являются действующими игроками, и даже у более трезвой молодежи находятся в авторитете. Проще говоря, молодежь от них еще зависит. В дискуссиях на тему эволюции я часто сталкивался со стандартным аргументом подобных оппонентов – мол, зачем рассуждать о законности-незаконности хабилиса. Мол, нужно просто набрать словосочетание «Homo habilis» в поисковиках PNAS или PubMed, чтобы убедиться – хабилис жив! Тучи ссылок говорят о том, что этот таксон по-прежнему востребов…, то есть, находится в научном обороте!

Да, формально «хабилис жив», это факт. Однако не менее очевидным фактом является и другое – что в «научном обороте» находится лишь мифологема, на которую удобно ссылаться и затыкать ею зияющие дыры в расползающейся теории. В научном обороте находится не реальный вид рода Homo, а отжившая легенда и светлые воспоминания о том, что когда-то эволюционный антропогенез был подтвержден железобетонными доказательствами – и казалось, что навсегда. Также в обороте находятся не только ностальгия ветеранов, но и желание молодого поколения оставаться в научной лодке, покуда ветераны еще этой лодкой управляют. Как ни печально, но конец такому подходу с «научным оборотом» может положить только естественный ход времени. Как сказал Макс Планк, «Обычно новые научные истины побеждают не так, что их противников убеждают, но чаще так, что противники вымирают, а новое поколение усваивает истину сразу».

Примером того, как ветераны-консерваторы пытаются спасти хабилиса, может служить сегодняшняя позиция одного из хабилисных «отцов», анатома Филиппа Тобайеса. Признавая, что череп Stw 53, входящий в число ключевых находок, всегда вызывал горячие споры и подозревался в принадлежности Australopithecus africanus (его морфологические характеристики лежат вне условного хабилисного диапазона), Тобайес предложил разрешить эту проблему радикально. Ветеран эво-антропологии, ссылаясь на то, что многие части черепа утрачены, просто предложил сделать новую реконструкцию Stw 53 – и именно таким образом, чтоб экземпляр стал… хабилисом! Как та пресловутая булгаковская справка – безусловным, окончательным хабилисом! Вдумайтесь, читатель, в этот абсурд – неважно кому в реальности принадлежал череп, важно то, каким его видим мы. «Но это еще не всё». Для придания бóльшего человекообразия австралопитековому черепу Тобайес предложил – ни больше ни меньше – в качестве сравнительного образца использовать человеческий череп SK 847 (Homo erectus/ergaster), назначив его на хабилиса! Подобные методы для ветеранов являются делом обычным и непредосудительным, хотя ничего, кроме удивления по-прежнему вызвать не могут. В молодости Тобайес был одним из верных и пламенных сподвижников Ричарда Лики, и в похожих пилтдаунских играх уже не раз принимал участие. Например, в 1963 году в Олдувае был найден череп OH 13, и никто иной как Филипп Тобайес, опытный анатом, сразу увидел в находке человеческие черты, напоминающие эректусов Явы. Он без колебаний классифицировал тогда OH 13 как Homo erectus. Однако в самое ближайшее время, создавая с Лики новый таксон, Тобайес отказался от своего мнения ради зачисления ОН 13 в хабилисы. Так сказать, прошло еще немало лет, прежде чем самого Тобайеса поправили…

Особую позицию в сценарии с хабилисом занимает Дональд Джохансон и его соратники Тим Уайт, Иен Таттерсел, Дж. Шварц и др. Разумеется, что Джохансон ни за что не хочет терять промежуточный таксон Homo habilis, который произошел от его предка афаренсиса и хоть как-то связывает этого его афаренсиса с эректусами. В противном случае афаренсис опять остается один в чистом поле, открытый всем ветрам, без всякого связующего моста с Homo. При этом всегда любопытно наблюдать, что Джохансон, держа в уме противостояние с Лики, относится к хабилису как к чужому среди своих, этакому вынужденному злу. В целом же, по мнению Джохансона, Уайта и др., хомо хабилис является единым таксоном, а все кричащие нестыковки в размерах и морфологии составляющих его окаменелостей есть якобы нормальное следствие работы эволюции в течение длительного периода («ранние и поздние формы успели приобрести существенные различия»), половым диморфизмом («самцы крупнее, самки мельче») и географическими факторами («в разных регионах формируются свои специфические черты»). Разумеется, что в этот сценарий – «остаются все!» – вряд ли верят и сами авторы, так как он – чисто «политический».

Третий сценарий предложен Ричардом Лики и Аланом Уокером. Согласно ему, хомо хабилис состоит из двух разновидностей – настоящего Homo habilis и затесавшихся сюда австралопитеков. Лики с Уокером снимают только сливки – по их мнению, таксон «истинно арийского хабилиса» составляют лишь наиболее крупные и наиболее «человекообразные» формы – ER 1470, бедренные кости типа ER 1481 (напомню, принадлежащие настоящему человеку), ER 1390 и находки первого призыва типа ОН 7 и ОН 16. Все мелкие или спорные формы вроде ER 1805, ER 1813 и ОН 24 считаются лишь вариантами австралопитека африкануса, дожившего до столь поздних времен, либо робустного парантропа. Одним словом, по мнению Лики-Уокера, нужно провести основательную чистку таксона. Однако, если какая трудность и существует, то она состоит в том, что авторы предложения сами не знают, кто такой хабилис. Ричард Лики определил эту проблему так: «По крайней мере, половина находок недействительна. Но не существует никакого единого мнения относительно того, какие пятьдесят процентов должны быть исключены».

Четвертый сценарий принадлежит также антропологам с мировым именем Бернарду Вуду и Майклу Колларду и в настоящее время имеет наибольшие перспективы «по Максу Планку» (здесь грустный, а затем веселый смайлики). Сценарий Вуда и Колларда исходит не из идеологических соображений, не из поисков какого-либо «пропуска» обезьян в гоминиды, а из совершенно объективного критерия определения рода – «clade and grade», который гласит, что род должен представлять собой группу близких видов, включенных в него по единым для всего рода признакам. Любой кладистический подход тем и хорош, что не чувствителен к идеологии, так как целью метода является не поиск каких-либо доказательств родства видов, а сухой, бухгалтерский учет сходств и различий объектов. Новая классификация Вуда-Колларда, выдвинутая ими в 1999 году применительно к внутривидовой классификации Homo, несмотря на всю простоту и очевидность, оказалась для эво-псевдогенеза столь же революционной, сколь и драматичной для судьбы Homo habilis.

По мысли Вуда и Колларда, если вид должен быть включен в тот род, к которому он по набору ключевых признаков наиболее близок, то эталонным, базовым для рода Homo является вид Homo sapiens. Поэтому для любого кандидата в Homo именно ключевые признаки сапиенса, а не искусственно выдуманная под эволюционные нужды «гоминидная триада» (прямохождение, орудия труда, большой мозг) должны быть мерой сходства. Безусловно, к категории настоящих Homo, составляющих единую монофилетическую команду, по Вуду-Колларду относятся H. erectus/ergaster, H. heidelbergensis и H. neanderthalensis. Что же касается хабилиса, состоящего сегодня из H. habilis и H. rudolfensis, то исходя из того, что по ключевым признакам представители этого таксона несравненно ближе к австралопитекам, чем к современному человеку, Вуд и Коллард заявили, что Homo habilis должен быть исключен из рода Homo и перемещен в род Australopithecus. Отныне сторонники этой точки зрения совершенно справедливо именуют двух бывших представителей хабилисной линии как Australopithecus habilis и Australopithecus rudolfensis.

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.