Пастырь Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
д. Литовня






Алексей Милюков «ПУСТЫЕ МНОЖЕСТВА» — 3. Психологический портрет героя на фоне неудавшегося проекта. Хромая логика

Алексей Милюков - ПУСТЫЕ МНОЖЕСТВА

Эссе на тему сетевого проекта
«Доказательства эволюции» под ред. А. Маркова, в трёх частях


3. Психологический портрет героя на фоне неудавшегося проекта — Хромая логика

Логическое мышление (или его отсутствие) даются нам от рождения, однако даже у «хорошей» логики есть свойство давать сбои в определенных ситуациях. Например, в ситуации, когда пропагандируемая ученым идея или модель не отвечает тем ожиданиям, которые он с ней ранее связывал. В этом случае регулярные попытки примирения фантазии с реальностью не проходят даром. Я вполне допускаю, что некий субъект безупречно логичен и рационален в части бухгалтерского классифицирования ископаемых, в своих схематических выкладках и умозрительных модельных расчетах. Но у некоторых эволюционистов необходимость отстаивать мертвую идеологическую догму, помноженная на фантазийность мышления, способна унести крышу их карусели далеко за пределы парка аттракционов. Необходимость нарушать логические связи во имя сохранения своей идеологии обременительна, и поэтому дефекты в логике рассуждения часто граничат и даже пересекаются с откровенно нечестными приемами полемики.

В случае с главным редактором «Доказательств…» самыми бросающимися в глаза примерами нарушения логики являются взаимоисключающие утверждения автора. Так, Марков настаивает, что в науке вопросы не решаются голосованием, но при этом постоянно прибегает к аргументу большинства – мы правы потому, что нас много! Или, скажем, рефреном его статей и интервью звучит умаление роли креационистов, часто с упором на личное их игнорирование (да кому они вообще интересны?), но при этом все марковские работы пронизаны сердечной болью от ощущения постоянного присутствия в его жизни этих «неинтересных», не говоря уже об открытом и постоянном им противостоянии. «Я три дня гналась за вами, чтобы сказать, как вы мне безразличны!».

Впрочем, самым существенным логическим дефектом «Доказательств…», сделавшим этот проект безнадежным для какого-нибудь улучшения, является ее величество подмена понятий. Собственно, всякая ложь и есть подмена. Здесь я хотел бы акцентировать внимание читателя именно на этом демагогическом приеме (а не просто нарушении логики), поскольку у проповедников эволюционизма подмена как метод объясняет не просто многое, а всё. Она же есть ключ и ко всей работе «Доказательства эволюции». Умение читателя ее распознать сразу ставит всё на свои места – включая все недоговоренности и хождения по смысловым лабиринтам. Когда в театре падает декорация или рабочие забывают поставить ширму, взору зрителя вдруг открывается вся изнанка сценического «обмана».

Мы уже говорили о главной подмене проекта – манипуляцией «микро» и «макро». Наверное, вторая – по способности так эффективно морочить голову читателям и так оглуплять каждый аргумент – в том, что на протяжении всей работы Александр Марков под «наукой» подразумевает нечто, к науке напрямую не относящееся, а именно «теорию» эволюции. Сказанное им о собственно науке может быть справедливо, но она здесь лишь прикрытие. За ширмой с гордой надписью «наука» скрывается всего лишь метафизическая гипотеза, вероятностная модель, в огромной степени продукт его собственной религиозной веры, с подпорками и растяжками из домыслов и фантазий. Часто перекосы в логике при такой подмене настолько очевидны, что удивляет хладнокровие главного редактора:

«Но идти против выводов науки в современном мире, где научные достижения и связанные с ними технологии проникают во все без исключения сферы жизни, довольно сложно».

Автор этих строк, судя по всему, весьма невысокого мнения о своих читателях, вводя их в заблуждение столь «детскими» приемами. Такие подмены как раз весьма и характерны для всей эволюционистской «доказательности». В норме не существует людей, идущих против выводов науки в форме отрицания, скажем, медицины или современных коммуникаций (компьютера, самолетов, спутников и пр.). Но это сознательное нарушение логики вполне себе в старом советском духе – критикуешь недостатки строя, значит, идешь против своей Родины и народа. То есть, отрицание «теории» эволюции, которая сама по себе в плане практического применения бесполезна[21], здесь, как и во многих других писаниях эволюционистов, грубо подменяется отрицанием практических достижений настоящей науки. Или:

«…Реальность самого факта эволюции в рамках мирового научного сообщества не оспаривается уже давно. В науке единство мнений по фундаментальным вопросам принципиально достижимо, потому что научные выводы основаны на объективных вещах – наблюдениях, расчетах и экспериментах, которые можно независимо повторить и проверить».

Автор всерьез рассчитывает, что читатель настолько глуп, что не заметит отсутствия причинной связи между первым и вторым предложением? Первое предложение двусмысленно, но условно верно, но вот фраза второго: «научные выводы основаны на объективных вещах – наблюдениях, расчетах и экспериментах» – относится к настоящей науке, а отнюдь не к философскому конструкту «теории эволюции», которую авторы пытаются к этой науке любым способом «пристегнуть». Какие еще эксперименты?! Говорить о «наблюдениях, расчетах и экспериментах» в отношении ненаблюдаемого явления, это, судари мои, опять же, не уважать читателя.

Та же «пионерская» подмена – «наука» равно «эволюция» – используется главным редактором и в его тягостных для ума и сердца, не знающих разумной меры рекурсиях о специалистах и дилетантах. Степень квалификации ученого ставится в зависимость от того, насколько тот «понимает» (т.е. принимает) идею эволюции. Быть ученым – в этой подмене означает разделять эволюционную идею; отрицать же эволюцию – означает находиться вне науки. Вставайте под знамена науки! – призывают читателей авторы, тогда как это означает всего лишь «принимайте эволюцию!». Это какая-то заколдованность всей работы, родовая травма «Доказательств…» – незаконное и «вероломное» нарушение границы между научным знанием и мировоззренческими установками. Топчась на метафизическом поле, главный редактор утверждает, что вещает «совсем из другого места» – с поля настоящей науки! И если наука играет по своим строгим методологическим правилам, то эволюционизм здесь лишь рядится в одежку этой законности – гляди-ка, «эксперименты», «независимые проверки»… Кого хотим обмануть, товарищи? Не себя ли в первую очередь? Или таких же, себе подобных, кто «сам обманываться рад»?

Один из вариантов подмены, о которой я уже упоминал, подмена довода оппонента или измышление довода за него («соломенное чучело») – тоже является излюбленным приемом нашего просветителя. Эволюция есть факт, и поэтому всё, что о ней говорится, верно, а оппоненты по определению неправы, поэтому любое искажение их взглядов – горе не беда, было б об чём говорить. Вот, вероятно, именно из такого подхода и проистекает вся эта логическая марковская несуразица. Очень часто этот авторский прием выступает в разных удачных комбинациях с другими нарушениями логики. Так, касаясь проблемы сохранности мягких тканей динозавров с официальным возрастом до 80 млн. лет, Марков заявляет, что «показать логическую несостоятельность … утверждений» оппонентов о более молодом возрасте тканей «очень легко». В сегодняшней полемике по проблеме неокаменелой органики динозавров, насколько мне известно, эволюционисты используют две линии защиты – надежность радиометрических методов датирования и попытку моделирования условий, при которых органика могла сохраниться в течение 80 миллионов лет. Александр же Марков пошел «логическим» путем. Это любопытно уже потому, что демонстрирует представление самого автора о логике. Как же всё это выглядит? Для начала Марков по обыкновению просто придумывает за противников довод, который те никогда не высказывали. Якобы оппоненты настаивают исключительно на быстрой и при этом постоянной скорости распада органических молекул, и на этом основании фактически предлагают ввести новый метод измерения возраста костей и горных пород; взамен всех прежних как менее надежных, включая радиометрические.

Но скорость распада органических соединений, – парирует свой же собственный выпад Марков, – является в высшей степени величиной непостоянной, и поэтому:

«…до тех пор, пока антиэволюционисты не приведут убедительных доказательств постоянства скорости распада органики и независимости этой скорости от условий среды (а доказательств таких в природе не существует), показания их “хронометра” никоим образом не могут считаться более достоверными, чем результаты радиометрического датирования».

Вот такая «логика»… Если в большинстве своих подмен Марков выдумывает «соломенное чучело» оппонента, чтоб с успехом его разгромить, то здесь он проявляет высший пилотаж логического разлада – измыслить «соломенное чучело», но обязанность доказывать собственные измышления еще и переложить на противника! Это, согласно Маркову, и называется «показать логическую несостоятельность … очень легко»: проблемы мягких тканей не существует, проблему создают лишь противники эволюции, которые ничего не понимают в колбасных обрезках. Удивительным образом вопиющая для эволюционизма аномалия с сохранностью тканей возрастом 80 млн. лет остается за скобками. Ах, проблема? Да нет никаких проблем. Утверждение о возможности сохранения мягких тканей в течение десятков миллионов лет, брошенное буквально на ходу, опирается у Маркова на примеры-аналогии с… египетскими мумиями и животными, сохранившимися в вечной мерзлоте! А в дискуссии, завязавшейся в блоге Н. Борисова (комментарий 29.03.10), Марков еще более категоричен: «Впрочем, все это чепуха, потому что нет у белков никакого периода полураспада («период полураспада белков» он, разумеется, тоже сам придумал и сам же опроверг. – прим. А.М.). В зависимости от условий их “срок хранения” от нуля до бесконечности» (??? – А.М.).

Если среди эволюционных пропагандистов устроить конкурс на звание мастера ложных аналогий, то Александр Марков, я уверен, займет первое место еще на стадии собеседования. Тут ему равных нет, и его величественная фигура в чистом поле выглядит даже немного грустно и одиноко. Например, самые частые (чтоб не сказать навязчивые) марковские сравнения – это вариации на тему старых донаучных заблуждений, как то – плоская земля, геоцентрическая космология, рай на небе и ад под землей и пр. Во многих своих работах к месту и не к месту Марков вструмляет эти параллели между критикой эволюционизма и, скажем, верой в плоскую землю или вращение Солнца вокруг Земли. При этом постоянным намеком на невежество оппонентов звучит утверждение, что до сих пор не перевелись люди, верящие в эти средневековые несуразности. Как ни убога аналогия «критика эволюционизма» равно «вера в плоскую Землю и Солнце вокруг Земли», Марков держит ее в своем арсенале как драгоценную погремушку. Такого же рода и любимые Марковым параллели меж «наукой» (в собственном лице) и двоечниками (оппонентами), которые, пользуясь якобы демократией и равноценностью мнений, явились с утверждением, что дважды два равно пяти (или семи, в некоторых случаях). Маркову, конечно, невдомек, что арифметика самогó эволюционизма, это старый еврейский анекдот: «Изя, сколько будет дважды два?». – «А мы продаем или покупаем?». Но вот что касается марковских аналогий типа «адекватность эволюционизма» равно «адекватность уравнения 2×2=4», то, честное слово, товарищи, не хотел бы я быть эволюционистом! Биолог, утверждающий, что теория эволюции есть истина уровня 2×2=4, это то же самое, что математик, сверяющий таблицу умножения по кукушке в лесу.

Ко всему прочему Маркову как логику свойственны не только логические ошибки в чистом виде (подмена довода, круговой аргумент, создание соломенного чучела противника и пр.), но часто просто некий структурный произвол в суждении, его парадоксальная неправомерность и искусственность, где посылки произвольны, а выводы не следуют из посылок. То есть – я хочу так, и поэтому это так. В комментариях к публикации «Доказательств…» на портале Богослов.ру Марков объясняет, почему его соавторы, теологические эволюционисты, более правы, чем христиане, не признающие эволюцию:

«Я думаю, я не очень сильно ошибусь, если позицию моих православных коллег-биологов изложу примерно так: “Мы знаем, что наша вера – истинная. Мы знаем также, что биологическая эволюция – доказанный факт. Следовательно, между ними не может быть противоречий. По крайней мере некоторые православные богословы тоже так считают. Если другие богословы считают иначе, то мы, не будучи богословами, не можем компетентно судить об их доводах, но, исходя из того, что две истины не могут противоречить друг другу, мы предполагаем, что эти вторые богословы, вероятно, в чем-то ошибаются”».

«Я думаю, я не очень сильно ошибусь»? Увы, сильно. Хотя Марков формально и наделил своей логикой соратников, это его собственное рассуждение, свидетельствующее, что устроился он очень комфортно – к первому члену «логической» конструкции, истинному или условно истинному, присоединяем всё, что считаем истинным мы сами, а поскольку две истины меж собой не конфликтуют, неправ кто-то третий – то есть, христиане, отрицающие эволюцию. Курорт, а не логика! Ибо таким ловким перемещением наперстков по поверхности стола можно доказать совместимость любой, самой высокой, идеи с чем угодно – с педофилией, гомосексуализмом, марксизмом-ленинизмом и пр. В «Доказательствах…», аргументируя необходимость принятия верующими эволюционизма, Марков демонстрирует ту же логику: «Многие верующие, в том числе богословы, принимают выводы эволюционной биологии и не считают их противоречащими своей вере». Это аргумент того же уровня, что и – «многие педагоги-педофилы не считают педофилию противоречащей своей профессии». Как говаривал упомянутый Ильич, химия и контрреволюция не исключают друг друга, однако в случае с нашим автором вольное склеивание «двух истин в одной голове» являются не только грубейшей логической ошибкой, но и весьма наглядной демонстрацией его познаний в обсуждаемом предмете.

Марков, что называется, «не жалеет» своего читателя. Бедный читатель отчего-то должен «страдать» из-за авторской логической невнятицы и постоянно распутывать все эти лишние, порожденные лишь личными авторскими несовершенствами узлы. Порой кажется, что автор просто забывает о том, что сказал ранее. Например, только-только гипотетический читатель «Доказательств…» переварит утверждение, что теория эволюции является стержнем современной биологии, основанием, придающим единство и осмысленность всем исследованиям, как уже из другой авторской работы того же года[22] с немалым, я полагаю, удивлением, узнаёт, что:

«…Сейчас время великих Экспериментов, накопления фактов, а время великих Теорий придет чуть позже, когда поток новых данных хоть немного начнет иссякать».

Позвольте, как это понимать? – может спросить опешивший неофит, которому уже наобещали с три короба в «Доказательствах…». Это что, вопреки только что прозвучавшим утверждениям о руководящей и направляющей роли эволюции, у биологической науки нет единой концепции, единой теории? А как же «эволюция придает смысл, логику и стройность всему гигантскому массиву накопленных биологией знаний»? Оказывается, действительно, целостной концепции нет, и взгляды, как встарь, все еще устремлены в светлое будущее:

«Одна из задач этой книги – попытаться показать, как из хаоса фактов и идей постепенно выстраивается прочное и строгое здание теоретической биологии. Ну, может быть, не все целиком, но хотя бы ощутимыми блоками, которые в будущем непременно соединятся в нечто целостное».

Вот и гадайте сами, товарищи, распутывайте эти ариаднины нити. Конечно, в процессе чтения можно выудить из общей невнятицы тот смысл, который хотел сообщить читателю Марков, но обе линии утверждений он позиционировал так, что они чудесным образом стали взаимоисключающими. То же самое произошло и с другими, якобы наиболее сильными, утверждениями «Доказательств…». Только-только какой-нибудь ценитель и почитатель этой работы с удовлетворением узнал, что «эволюционная теория – весьма эффективное практическое средство, позволяющее предсказывать новые, еще не открытые факты, целенаправленно искать их и находить», как тут же вынужден получить холодный душ на свою голову из параллельной книги того же автора:

«Нам редко удается на основе уже имеющихся данных предсказать, что ждет нас за очередным поворотом, а это значит, что целостного понимания Жизни у нас пока нет, единая теория отсутствует».

«…думается, всерьез пытаться сформулировать такую теорию пока еще рановато. Лучше повременить с этим хотя бы до того момента, когда перестанут совершаться ежегодно абсолютно неожиданные, никем не предсказанные открытия. Ведь это говорит о том, что мы многого еще просто не понимаем!».

«Современная биология – это даже не лоскутное одеяло, скорее, это стремительно растущий ворох лоскутков, в котором будущее “одеяло” только начинает угадываться – да и то никогда не знаешь наперед, что угадалось правильно, а что потом придется перешивать».

Это называется – хотели козырнуть трудностями, а народ в страхе разбежался. Вот тебе, бабушка, и «предсказал – проверил – подтвердил». Надеюсь, читатель уже понял, что речь у Маркова идет о гипотетической новой теории эволюции, некоей версии дарвинизма 3.0, которая в тайных мечтах эволюционистов поднимается едва ли не до всемогущества Матрицы. Но почему бы тогда, предавшись мечтаниям о будущем, не сказать честно, что эволюционная теория сегодня – весьма неэффективное и крайне непрактичное средство, не позволяющее предсказывать и находить новые факты? Что это у нашего просветителя масс за очередные «две истины в одной голове» – если в «Доказательствах эволюции» речь идет о сегодняшней теории (СТЭ, неодарвинизм), то это сплошные фанфары, победные шествия и «триумфы эволюционной теории», но лишь только взгрустнётся и захочется помечтать о будущем в книге «Рождение сложности», так неожиданно выясняется, что СТЭ – полнейший отстой («музейный экспонат», «затрещала по швам» еще в середине прошлого века) и с ней «никогда не знаешь наперед, что угадалось правильно». От глобально-пафосного факта эволюции, придающей стройность и смысл в первом случае, автор во втором случае легко и необременительно переключается на какое-то странно звучащее в его устах «эволюционное учение» (!), придающее уже «хоть какое-то единство и логику…» неким «разрозненным петлям» биологии! В старых советских фильмах, помнится, было принято задавать вопрос разоблачаемым шпионам (с самым суровым выражением лица) – доктор Икс, признайтесь, в каком из двух случаев вы были искренни?!

С другой стороны, стоит ли искать логику и согласованность там, где сам автор держит логику на вторых ролях? По словам Маркова, все великие эволюционисты если и ошибались в малом, то в главном были правы потому что «опирались в первую очередь на научные факты, во вторую – на логику, а идеология и “партийная принадлежность” получающихся выводов интересовала их значительно меньше» («Рождение сложности»). Человек, у которого логика в системе ценностей на втором месте после эвфемизма «научные факты» (то есть, заведомого толкования всего и вся исключительно с позиций эволюции), имеет на выходе хромую логику и в собственных суждениях. Само принижение «идеологии и “партийной принадлежности”» в исследованиях, то есть, осмысления фактов в определенных концептуальных рамках, в устах автора не только не правдиво, но и достаточно красноречиво говорит о его опасениях. Впрочем, лучше, чем сам автор о себе, не скажешь. В «Рождении сложности» Марков пишет, что хотел бы показать читателям современную биологию –

«…не как статичный свод установленных истин, а как головокружительную погоню за новыми знаниями, в которой не всегда находится время даже для того, чтобы остановиться и подумать».

Как говорится, это многое объясняет…

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha