Пастырь Раввин Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
с. Литовня






Бэйнс Т.Б. «Славное пришествие и царство Христа» — Воскресение суда

Бэйнс Т.Б. - Откровение Иисуса Христа

«Ибо вот, Я творю новое небо и новую землю, и прежние уже не будут воспоминаемы и не придут на сердце. А вы будете веселиться и радоваться во веки о том, что Я творю; ибо вот, Я творю Иерусалим веселием и народ его радостию»
(Ис. 65:17-18)


Откровение 21,11-15

Такое понимание слов «во веки веков» проливает свет на сцену, которая затем предстает перед нами. Христу «надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои». Суд живых уже совершен. Только мертвым останется предстать пред Его судом. Верующие мертвые принимают участие в воскресении жизни за тысячу лет до конца мира, «прочие же из умерших» в течение тысячелетнего царства продолжают оставаться в своих могилах, ибо они не оживут, пока не закончится тысяча лет. Однако теперь подходит «время судить мертвых».

«И увидел я великий белый престол и Сидящего на нем, от лица Которого бежало небо и земля, и не нашлось им места. И увидел я мертвых, малых и великих, стоящих пред Богом, и книги раскрыты были, и иная книга раскрыта, которая есть книга жизни; и судимы были мертвые по написанному в книгах, сообразно с делами своими. Тогда отдало море мертвых, бывших в нем, и смерть и ад отдали мертвых, которые были в них; и судим был каждый по делам своим, и смерть и ад повержены в озеро огненное. Это — смерть вторая. И кто не был записан в книге жизни, тот был брошен в озеро огненное» (ст. 11-15).

Теперь пришел конец мира. Перед ликом Сидящего на великом белом престоле пронеслись земля и небо. Природа уничтожена, исчез настоящий порядок тварей, расчистив путь новой, которую Бог введет на руины старой. Пришло время, когда «небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят» (2 Петр. 3, 10). Таково последнее деяние в «день Господень», и теперь мы обращены к этому исключительно важному моменту. Все, ради чего жил человек, мир и его дела в нем, его богатства, величие, памятники его славы, построенные им города, основанные им империи — словом, все, чем он гордился и к чему был привязан, исчезло как сон при пробуждении — «не нашлось им места».

Однако хотя исчезли дела человеческие, смешалась сама земля, человек не погиб. Те, кто еще находился в своих могилах, принадлежат Христу, увы, не для спасения, а для суда. «Так как Ты дал Ему власть над всякою плотью, да всему, что Ты дал Ему, даст Он жизнь вечную» (Иоан. 17, 2). Некоторые отданы Ему, чтобы Он мог наградить их вечной жизнью, но Он имеет власть над всякою плотью, Он есть все. Он искупил не всех, но обладает всеми — и погибшими, и спасенными. Таким образом, Петр говорит о лжеучителях, «которые введут пагубные ереси и, отвергаясь искупившего их Господа, навлекут сами на себя скорую гибель» (2 Петр. 2, 1). Его права, благодаря кресту, простираются на всех, и все должны преклонить колено пред Ним — «небесное, земное и преисподнее», то есть все, что в небесах, на земле и под землей, должно признать Его господство. Искупленные признают это в благодати; отвергнувшие же благодать должны признать это в суде.

Он искупил и их тела, и их души, и теперь настал час, когда все, что осталось в их могилах, должно услышать Его голос и направиться к воскресению суда, чтобы быть осужденными согласно чистоте великого белого престола. На этом престоле восседает не Бог, а Христос, ибо, хотя Бог является «Судией всех» (Евр. 12, 23), Он «весь суд отдал Сыну», «потому что Он есть Сын Человеческий» (Иоан. 5, 22.27). Это суд Божий, потому что Христос, будучи совершенным Человеком, в точности исполняет праведность Божью, но это прежде всего «Сын Человеческий» для обвиняемых здесь «мертвых, малых и великих».

Теперь начинается великий суд. «Книги раскрыты были, и иная книга раскрыта, которая есть книга жизни.» Эти образы мы находим у Даниила, и они взяты из человеческих судебных процессов. Существует две книги — одна содержит дела мертвых, ибо они были судимы «по написанному в книгах, сообразно с делами своими», другая же содержит имена тех, кто предназначен для вечной жизни. Восставших ныне мертвых можно разделить на две группы: те, кто умер до царства Христова, и те, кто умер во время этого царства. Участь первых очевидна. «Те Христовы», что воскрешены при Его пришествии ради Своих святых. Те, которые умерли в Господе в промежутке между Его пришествием за Своими святыми и Его пришествием, чтобы царствовать, также участвуют в первом воскресении. Следовательно, все, умершие «в Господе» от начала мира до царства Христова, уже воскрешены в течение тысячи лет, «прочие же из умерших» — это те люди, которые не «в Господе». Они осуждены согласно их делам. Их имена не могут находиться в книге жизни. Ее молчание может свидетельствовать только против них. Следовательно, для них не может быть ничего, кроме второй смерти, ибо «кто не был записан в книге жизни, тот был брошен в озеро огненное».

Что касается другой группы, тех, кто умер во время царства Христова, Писание не говорит о ней столь подробно. У пророка Исайи мы читаем: «И буду радоваться об Иерусалиме и веселиться о народе Моем; и не услышится в нем более голос плача и голос вопля. Там не будет более малолетнего и старца, который не достигал бы полноты дней своих; ибо столетний будет умирать юношею, но столетний грешник будет проклинаем… ибо дни народа Моего будут, как дни дерева, и избранные Мои долго будут пользоваться изделием рук своих» (Ис. 65, 19-22). Ясно, что смерть во время тысячелетнего царства будет в известных случаях являться судом, и, конечно, уничтоженные таким образом грешники будут воскрешены для приговора. Однако точно ли смерть произойдет только как суд? Несомненно, Израиль будет долговечен, но нам не сказано, что это распространяется на язычников или что даже в самом Израиле смерть происходит исключительно в виде наказания. И если в Израиле ничто не подтверждает то, что верующие не умрут в это время, то и в Откровении ничего не свидетельствует о том, что их имена не могут быть найдены в книге жизни, когда наступит окончательное воскресение.

Некоторые думают, что все, осужденные по их делам, должны погибнуть. Однако в суде живых, описанном в Евангелии от Матфея, 25, язычники осуждены согласно их делам, и, кроме того, некоторые спасены. Действительно, таков постоянный принцип деяния Божьего, ибо сказано, что мертвые «изыдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло в воскресение осуждения». Итак, как же можно сказать о ком-либо: «творивший добро» и не «делавший зло»? Просто потому, что их злые дела перечеркнуты кровью Христовой, и подсчитываются только дела, запечатленные в них Духом. Этот принцип должен применяться к верующим, умершим — если кто-либо умер — в течение тысячелетия. Там, где Писание говорит так мало, следует толковать это осторожно однако покажется слишком смелым вывод о том, что только злые люди умирают во время царства Христова или что никто не может спастись, потому что суд происходит согласно делам человека. Утверждение, что «кто не был записан в книге жизни, тот был брошен в озеро огненное» предполагает по меньшей мере разные выводы.

Однако мы повторяем, что если кто и спасется в этом воскресении, это может быть только верующий умерший во время тысячелетнего периода. Следовательно, гибель является его частной, а не всеобщей особенностью. Это суровое начало второй, вечной смерти. Несметные множества грешников, погрязших в своих грехах, миллионы тех, кто слышал слово спасения Божьего и отверг его, миллионы «убежденных, но не совсем»; миллионы сказавших: «Об этом послушаем тебя в другое время» — и вновь погрязших в своих похотях; дружелюбные, честные, религиозные, самодовольные люди, которые были слишком хороши для Христа, — все будут там. Никто не избежит этой участи. «Тогда отдало море мертвых, бывших в нем.» «Смерть и ад», место покоя тела и убежище духа, «отдали мертвых, которые были в них; и судим был каждый по делам своим». Это не просто видимые для человека дела, ибо в тот день «Бог будет судить тайные дела человеков чрез Иисуса Христа» (Рим. 2,16). Всем, кроме, возможно, уже упомянутой группы, уготована одна ужасная гибель. «Смерть и ад, — как говорится, -повержены в озеро огненное»; все их ликование иссякло в этом беспредельном горе. «Это — смерть вторая.»

Странно, но эти слова, которые повелевают навеки распроститься с надеждой, должны выступать в качестве доказательства против вечности наказания. Поистине, огонь — это символ разрушения, но разрушение не всегда влечет за собой уничтожение. В этом случае он не имеет такой силы, ибо зверь, лжепророк, равно как и сатана, были ввергнуты в озеро огненное, но вместо того, чтобы исчезнуть, они обречены «мучиться день и ночь во веки веков». И во второй смерти ничто не указывает на уничижение. Где же в Писании смерть употреблена в таком значении? Означает ли это, что человек, умерший в грехах и прегрешениях, более не существует? Богач и Лазарь, не говоря уже о разбойнике на кресте, достаточно отвечают на этот вопрос. На чем же может быть основано утверждение, что вторая смерть означает уничтожение, если ясно сказано, что погибший будет мучиться «во веки веков»? Жаль, что люди по слепоте своей стремятся к ужасам грядущего гнева, нежели к спасению от них, препоручив себя бесконечным щедротам божественной благодати!

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.