Пастырь Раввин Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
с. Литовня






Бэйнс Т.Б. «Славное пришествие и царство Христа» — Жена Агнца

Бэйнс Т.Б. - Откровение Иисуса Христа

«Ибо вот, Я творю новое небо и новую землю, и прежние уже не будут воспоминаемы и не придут на сердце. А вы будете веселиться и радоваться во веки о том, что Я творю; ибо вот, Я творю Иерусалим веселием и народ его радостию»
(Ис. 65:17-18)


Откровение 19, 5-10

Все, что касается брака Агнца и представления невесты перед тем, как Христос явится во славе, чтобы судить и править миром, должно быть лучше обдумано, чтобы поставить это в один ряд с предварительными событиями, имеющими отношение к нашей предыдущей части. Однако они настолько тесно связаны с Его пришествием для унаследования, что нравственная связь кажется более определенной, если рассматривать их как передний план картины Его пришествия и правления, которая напоминает все остальное содержание книги. Христос принимает Свое наследство как «Глава тела Церкви», так сказать, не Он усовершился для этого наследства, а Церковь связана с Ним, ибо это «полнота Наполняющего все во всем». С одной стороны, Церковь таким образом действительно связана с Ним, но время ее полноты и признания в качестве жены Агнца наступит только перед Его славным появлением.

Суд над Вавилоном принадлежит к числу последних деяний перед воцарением Христа, ибо семь последних язв «наполнены гневом Божиим», и этот суд является одним из последних событий в заключительной сцене. Союз зверя и десяти царей заключен всего лишь «на один час», выражение, ясно свидетельствующее об очень коротком периоде, и они уже собирают свои войска на роковую битву при Армагеддоне, где вспышка ярости Божьей обратит Вавилон в прах. Во всем этом скрыт некий замысел. Небесные события предвосхищают земные. В то время, как царствует блудница, жена не занимает отведенного ей места в замыслах Божиих. Но как только блудница осуждена, жена появляется облаченной в свадебные одежды, и небеса празднуют брак Агнца.

«И голос от престола исшел говорящий: хвалите Бога нашего, все рабы Его и боящиеся Его, малые и великие»(гл. 19, 5). Этот стих связывает предыдущую рассмотренную нами часть книги с той, что мы рассматриваем сейчас. Голос исходит от престола, престола суда, на котором восседает Бог, призывая к поклонению всех Своих слуг. И всех боящихся Его. Его суды, ныне карающие землю, включают и суровое уничтожение Его врагов, и защиту Его собственной святости. Первое мы видим в суде над Вавилоном, второе — в правлении Христа и славе Церкви, первых плодах Его искупительного дела.

«И слышал я как бы голос многочисленного народа, как бы шум вод многих, как бы голос громов сильных, говорящих: аллилуйя! ибо воцарился Господь Бог Вседержитель. Возрадуемся и возвеселимся и воздадим Ему славу; ибо наступил брак Агнца, и жена Его приготовила себя» (ст. 6, 7). Здесь, как мы видели прежде, о правлении Христа и правлении Бога говорится как об одном и том же. Это происходит не потому, что Христос есть Бог (ибо Он принимает царство именно как Человек), но потому, что Христос как Человек в совершенстве исполняет волю Божию; итак, Его управление, а таким должно быть всякое управление, является управлением Бога, совершаемым послушным Его воле человеком. Ветхий Завет свидетельствует о том, как скоро после своего установления управление потеряло этот характер. Предыдущие главы книги показывают, что на своем последнем этапе оно достигло полной противоположности этому, когда правящая власть мира стала исполнителем не Божьей воли, а сатанинской. Итак, Бог собирается вверить престол тому человеку, который в совершенстве будет исполнять Его волю, так что Он Сам в действительности станет править землей.

Здесь вновь говорится о Боге как о Господе Боге Вседержителе — Иегова, Элохим, Шаддай. Именно как Бог Вседержитель Он вступил в завет с Авраамом; именно как Иегова Он стал известен Израилю. Обетования земного владычества и правления, данные семени Авраама и израильскому народу, сделаны под всеми этими именами. Действительно, именно с помощью веры Авраам познал Бога как Вседержителя, но теперь Он собирается явиться и врагу, и другу в могуществе Своих судов и могуществе Своего спасения.

Однако Богу воздается слава не просто потому, что Он правит, а потому что «наступил брак Агнца, и жена Его приготовила себя». Кто же эта жена Агнца? Обращаясь к коринфянам, Павел говорит: «Ибо я ревную о вас ревностью Божиею, потому что я обручил вас единому мужу, чтобы представить Христу чистою девою» (2 Кор. 11, 2). И в другом послании он пишет так: «Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее… чтобы представить ее Себе славною Церковью, не имеющею пятна, или порока, или чего-либо подобного… Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь; потому что мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его… Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви» (Еф. 5, 25-32).

Эти отрывки подтверждают, что жена Агнца, о которой говорится в Откровении, — это Церковь. Брак происходит на небесах, и важно уяснить себе это, ибо здесь существуют и небесная, и земная невеста, подобно тому, как существуют небесный и земной Иерусалим. Однако их отличие чрезвычайно примечательно. Иеремия пишет: «Иди и возгласи в уши дщери Иерусалима: так говорит Господь: Я вспоминаю о дружестве юности твоей, о любви твоей, когда ты была невестою» (Иер. 2, 2). Обрученная жена оказалась неверной и была отвергнута, однако Бог провозглашает, что после множества дней наказания «Я увлеку ее, и приведу ее в пустыню и буду говорить к сердцу ее… и она будет петь там, как во дни юности своей» (Ос. 2, 14-15). И когда Христос грядет как Царь, препоясанный по бедру Своим мечом, поражая Своими острыми стрелами сердца врагов, и установит Свой престол «вовек», когда Он явится помазанным елеем радости более соучастников Своих, в одеждах, благоухающих смирной, алоем и касией, из чертогов слоновой кости, тогда, как сказано Иерусалиму, «возжелает Царь красоты твоей; ибо Он Господь твой, и ты поклонись Ему» (Пс. 44,1-12).

Как различны земная и небесная невесты! Земная невеста, оказавшись неверной, отвергнута, но вскоре будет увлечена в пустыню и там признана вновь и прославлена на земле. Небесная невеста, истинная Церковь Божия, никогда не была отвергнута, но была призвана пребывать со Христом и получать славу на небесах. Ясно, что эта сцена из Откровения относится не к земной, а к небесной невесте.

Теперь мы можем понять, почему после веселия, произошедшего при падении Вавилона, нигде больше не появляются двадцать четыре старца. Представляя собой искупленных, они отчасти составляли «Церковь первенцев», то есть верующих, крещеных в одном теле со Христом, Его невесту, и отчасти «праведников, достигших совершенства», или святых старого домостроения. До брака Агнца они составляли одно общество. Однако теперь, когда Его жена приготовила себя, они должны отделиться. Некоторые из тех, которых представляют старцы, принадлежат Церкви, жене Агнца, а некоторые нет. Следовательно, теперь они разделены на различные группы, каждая из которых получит особое блаженство.

Впоследствии упомянуто благословение ветхозаветных святых, однако взор Иоанна был прикован к славе жены. «И дано было ей облечься в виссон чистый и светлый; виссон же есть праведность святых» (ст. 8). Использование здесь множественного числа свидетельствует о том, что эти одежды являются не той праведностью, которая вменена всем верующим, а праведными делами святых, запечатленными в них Духом Божиим и ныне явленными как одеяние и слава Церкви. Для соответствия образу это поставлено в абстрактную форму, но в посланиях применено конкретно. До этого верующие будут представлены перед судом Христа, их дела будут изучены, и последует воздаяние, соответствующее их верности. Все святые явятся с Христом, облаченные в произведенную им праведность: испытания веры, зачастую слишком суровые на земле, будут «к похвале и чести и славе в явление Иисуса Христа» (1 Петр. 1, 7).

Какая противоположность между порфирой и багряницей, золотом, драгоценными камнями и жемчугом, которыми блудница ослепляла мир, и белой одеждой, в которой жене позволено появиться при откровении Иисуса Христа! Роскошь блудницы, хотя и «высока у людей, [есть] мерзость пред Богом». С другой стороны, сами дела, которые навлекли презрение, ненависть и преследования мира, признаны Богом и ниспосланы для почитания жены Агнца во веки.

«И сказал мне Ангел: напиши: блаженны званные на брачную вечерю Агнца. И сказал мне: сии суть истинные слова Божии»(ст. 9). Здесь появляются две группы. Церковь — это жена Агнца, но, кроме нее, есть лица, «званные на брачную вечерю». Иоанн Креститель говорил: «Имеющий невесту есть жених; а друг жениха, стоящий и внимающий ему, радостью радуется, слыша голос жениха: сия-то радость моя исполнилась» (Иоан 3, 29). Эти слова, хотя и были сказаны о земной невесте, истинны также и в отношении небесной. Они говорят о том, что святые, радующиеся голосу жениха, еще не являются невестой. Ветхозаветные святые в этом отношении были подобны Иоанну Крестителю. Они не являются невестой. Они наследники славы и бессмертия, они блаженны от щедрот милосердия Божьего, однако их отношения с Христом и их участь на небесах не такие, как у Церкви. Конечно, они будут друзьями жениха и возрадуются от Его голоса. Их сердца будут изливать хвалу и радость на брачной вечере Агнца. Такова их блаженная участь в связи с возлюбленным ими женихом. Однако Церкви будет принадлежать высшая, ни с чем не сравнимая радость быть Его признанной женой, особым предметом Его чувств, представленной Ему без «пятна, или порока, или чего-либо подобного», возлюбленной и взлелеянной, подобно Его собственной плоти.

Здесь появляются слова, обращенные к сознанию: «Сии суть истинные слова Божии». Каким необходимым кажется такое уверение для укрепления нашей скудной колеблющейся веры! Как мы склонны, размышляя о такой великолепной участи, поддаваться своему рассудку, вместо того, чтобы довериться своим сердцам. Каким восхищением должны наполнить наши души не только эти учения, если бы они были получены, но и сами факты. Ярчайший свет мира сего померкнет перед великолепием этого полуденного солнца! Что способно привлечь сердце на земле, искренно и с верой ожидающее незапятнанной славы, открытой нам на небесах? Какие богатства, роскошь, удовольствия могут увлечь душу на землю, которая научена, уповая на слово Божие, славить то, что принадлежит жене Агнца? Это зрелище настолько впечатляющее, что Иоанн, подавленный такой невероятной славой, вынужден воздать божественное поклонение Ангелу, показавшему ему это: «Я пал к ногам его, чтобы поклониться ему; но он сказал мне: смотри, не делай сего; я сослужитель тебе и братьям твоим, имеющим свидетельство Иисусово; Богу поклонись, ибо свидетельство Иисусово есть дух пророчества» (ст. 10). Только Бог является предметом поклонения. Ангел, несмотря на всю славу, — лишь служебный дух, и он называет здесь себя «сослужителем» Иоанна. Он также является сослужителем всех «имеющих свидетельство Иисусово». В книге Откровение это дух пророчества. Святой Дух говорит и в других книгах Слова, но здесь дух пророчества является свидетельством Самого Иисуса, ибо это «откровение Иисуса Христа, которое дал Ему Бог, чтобы показать рабам Своим, чему надлежит быть вскоре».

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.