Пастырь Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
д. Литовня






Чарльз Сперджен «Как приводить души ко Христу» — Как приводить души ко Христу

Чарльз Сперджен - Ибо так написано

Если мы читаем христианские книги, то каким книгам отдаем предпочтение? Скорее всего, мы в первую очередь читаем книги, изданные нашей собственной деноминацией, потому что мы заранее знаем, о чем пишется в этих книгах. Если у нас есть четкие убеждения, мы будем выбирать те книги, которые соответствуют нашему образу мыслей.

Для меня большая честь обращаться с речью к столь многоуважаемому собранию проповедников. Мне хотелось бы быть более пригодным для выполнения этой задачи. Серебра красноречия и золота глубокомыслия я не имею, а что имею, то даю вам.
Итак, мы будем говорить о том, как приводить души ко Христу. Но что же значит приобрести душу? Я надеюсь, что все вы придерживаетесь старомодных способов спасения душ. В наши дни, кажется, все перевернулось и сдвинулось со старых оснований. Сейчас учат, что надо развивать в людях то доброе, что уже вложено в них: стоит только взяться за дело! Но я боюсь, что с помощью такого рода эволюции из людей получатся дьяволы. Я не знаю, что хорошего можно получить из человеческой природы, ибо люди наполнены грехом так же, как яйцо — белком и желтком, поэтому эволюция греха может породить только нескончаемое зло. Мы все знаем, что надо спасать души так, чтобы именем Божиим все старое стало новым. Старое творение мертво и испорчено, и его надо похоронить, притом, чем быстрее, тем лучше. Иисус пришел для того, чтобы старое прошло и наступило все новое. Совершая наш евангельский труд, мы стараемся принести людям счастье в трезвенности, и да благословит Бог все такие старания! Но мы должны будем признать себя побежденными, если научим весь мир воздержанию и оставим людей жить в их неверии. Мы должны стремиться добиться чего-то большего, чем трезвенности, поскольку считаем, что всем людям необходимо родиться свыше. Конечно, это очень хорошо, когда мертвое тело помыто, и поэтому хорошо, если даже невозрожденный человек будет придерживаться правил морали. Будет большим благословением, если они будут омыты от своих пороков, зловоние которых доходит до обоняния Бога и благочестивых людей. Но наша первоочередная задача состоит не в этом, а в том, чтобы мертвые в грехах ожили, чтобы в них зародилась духовная жизнь и чтобы Христос воцарился там, где до этого царствовал князь тьмы. Поэтому, братья, мы должны проповедовать об этом, чтобы люди оставляли свои грехи и прибегали ко Христу за прощением, чтобы они были обновлены Его благословенным Духом и полюбили все святое так же крепко, как они теперь любят все греховное. Надо поставить своей целью радикальное излечение, ведь «уже и секира лежит при корне дерев»; исправление старой природы не должно вас удовлетворять, поэтому ищите того, чтобы силой Божьей была внедрена новая природа, чтобы окружающие вас люди начали новую жизнь для Бога.
Наша задача— перевернуть мир вверх ногами; или, другими словами, где умножается грех, должна еще более умножаться (изобиловать) благодать. Наша цель — сотворение чуда, и будет хорошо, если мы уясним себе это с самого начала. Некоторые братья думают, что им надо понизить свои духовные способности, чтобы сравняться с уровнем слушателей, но это ошибочное мнение. По понятиям этих братьев, мы не должны призывать людей к покаянию и вере до тех пор, пока они сами не покаются и не поверят. Я отвечу на это так: да, я действительно предлагаю людям покаяться и веровать в Евангелие, хотя и знаю, что они не смогут этого сделать без участия благодати Божией. Дело в том, что я послан делать не то, что говорит мне мой ум, но то, что повелел мне мой Господь и Учитель. Нам дано совершать необычные дела, исполнившись Духом Божиим, Который наделяет Своих слуг способностью творить чудеса именем Святого Сына Божьего Иисуса. Мы посланы говорить слепым «прозрите» и глухим «услышьте», мертвым — «оживите», и даже Лазарю, смердящему в своем гробу, сказать: «Лазарь, выйди вон!» Есть ли у нас смелость делать все это? Будет мудрым с нашей стороны начать с убеждения, что сами по себе мы абсолютно бессильны, если наш Учитель не пошлет нас и не пребудет с нами. Но если Пославший нас пребывает с нами, то нет ничего невозможного верующему.
Дорогой проповедник, если ты желаешь собраться с силами и подсчитать, что ты сам сможешь сделать, я советую тебе проявить мудрость и поскорее сесть спокойно на свое место. Но если ты желаешь испытать, что твой Всемогущий Господь и Учитель сможет сделать через тебя, тогда перед тобой откроются поистине безграничные возможности! Нет никаких ограничений в том, что может совершить Бог, если Он действует через твое сердце и твой голос. Однажды в воскресный день перед проповедью мы собрались с дорогими братьями диаконами и пресвитерами церкви для совместной молитвы, и один из них сказал: «Господи, возьми его в Свои руки так же крепко, как берет человек в руки инструмент и затем делает с его помощью то, что задумал». Да, все духовные работники имеют нужду именно в том, чтобы Господь работал через них. Вы должны быть инструментом в руках Бога, и при этом, разумеется, активно употреблять все ваши способности и силы, данные Господом. Однако не надейтесь на свои силы, но всецело полагайтесь на святую, таинственную божественную силу, которая действует в нас и через нас на сердца и умы людей. Братья, мы бываем весьма разочарованы в некоторых наших новообращенных, не правда ли? Но мы и всегда будем разочарованы в них, если они наши новообращенные. Мы будем весьма радоваться о них тогда, когда будет видно, что их обращение — дело Господне. Когда сила благодати совершает в них свою славную работу, тогда будет, как сказал мой родной брат, «Слава!» и только слава; ибо благодать приносит славу, а пустое красноречие производят один только стыд и срам на многие дни. Когда мы думаем употребить в проповеди красивый, колоритный текст Писания или изящные поэтические строки, тогда пусть бы нас удерживал в узде тот страх, который действовал в Павле, когда он говорил, что желает проповедовать не в премудрости слова, чтобы не упразднить креста Христова. Проповедник Евангелия должен мыслить так: «Если я выражу эти мысли слишком красиво, то люди заметят мое красноречие, а потому я буду говорит так, чтобы они обратили внимание непосредственно на истину, которую я им проповедую». В деле спасения душ не так важен наш метод изложения Евангелия или способ подачи иллюстраций, как действие самого Евангелия в руках Духа Святого и к Его помощи мы должны прибегать для того, чтобы обращение людей было подлинным. В наших слушателях должно совершиться чудо «по действию державной силы Его, которою Он воздействовал во Христе, воскресив Его из мертвых и посадив одесную Себя на небесах, превыше всякого Начальства и Власти», и поэтому мы должны смотреть не на самих себя, а направить взор к живому Богу. Да и как может быть иначе? Ведь только прибегая к силе Святого Духа, мы увидим подлинное и очевидное обращение. Совершенно понятно, что если мы рассчитываем увидеть чудо, то это чудо должен совершить Бог: оно не делается ни нашими доводами, ни убеждениями, ни устрашениями, оно приходит только от Господа.
Итак, если спасение душ есть чудо Божье, то каким образом мы можем найти надежный путь исполнения Духом Божьим, чтобы действовать Его силой? Я скажу вам, что ответ на данный вопрос во многом зависит от состояния самого человека. По моему убеждению, мы никогда не обращали достаточного внимания на ту работу Божию внутри нас, которая необходима для нашего служения Богу. Посвященный человек должен быть заряжен божественной энергией до самых краев, так, чтобы все окружающие люди могли это ощущать. Невозможно сказать, что это за энергия, откуда она приходит и куда уходит, но только в таком человеке есть что-то неизмеримо высшее, чем все, что его окружает. Бывают времена, когда этот же человек может быть слабым и унылым, чувствуя при этом свою слабость. Он пытается стряхнуть с себя эту слабость и проявить силу, как бывало раньше, но у него ничего не получается. Совершенно понятно, что Самсон должен находиться в должном состоянии иначе он не сможет одержать победу. Если же у былого победителя отрезаны локоны, то филистимляне посмеются над ним. Если Господь отойдет от человека, то у него не останется силы для плодотворного служения. В таком случае лучше заниматься домашним хозяйством и стараться о его благосостоянии. Если ты не ходишь в близком общении с Богом, если не пребываешь в том ясном свете, который окружает Его престол и который известен только для тех, кто находится в тесной дружбе с Предвечным, — то даже если ты попытаешься выйти из своей комнаты и возьмешься с усердием за духовный труд, у тебя все равно ничего не получится. Совершенно верно, что наш сосуд всего лишь глиняный, однако и для него есть место в Божьем хозяйстве; но этот сосуд не наполнится божественным сокровищем до тех пор, пока не станет чистым и посвященным, пригодным для Господнего употребления. Позвольте мне показать вам некоторые аспекты работы с душами, где успех служения во многом зависит от самого человека.
Некоторые души могут быть спасены через наше личное свидетельство. Это значит, что мы выступаем как свидетели и рассказываем людям те или другие истины о Господе Иисусе Христе. Я должен признаться, что мне ни разу в жизни не выпадало «счастье» стоять на суде в качестве свидетеля. Иногда мне приходилось задумываться, что бы я стал делать, если бы меня посадили на скамью для свидетелей и учинили перекрестный допрос. Наверное, я просто поднялся бы и рассказал правду обо всем, что я знаю по данному делу, не пытаясь продемонстрировать ни свое остроумие, ни красноречие, ни свою оценку судебного дела. Если я просто буду давать прямые ответы на вопросы, то меня не собьет с толку ни один следователь. Но беда в том, что часто свидетель больше переживает о себе самом, чем о том, что он должен говорить, поэтому его быстро можно растревожить, раздразнить, заставить потерять терпение, и таким образом он не сможет быть хорошим свидетелем по делу. Подобно этому, все вы, кто проповедует Евангелие под открытым небом, часто попадаете под обстрел дьявольских следователей, — у него на службе их состоит великое множество. И единственное, что вы должны в таких случаях делать, — это свидетельствовать истину. Если вы будете говорить сами себе: «Этому человеку надо ответить более утонченно, чтобы привести его ко Христу», — значит, у вас недостает мудрости. Остроумный ответ часто бывает весьма уместен, и все-таки благодатный ответ — лучше. Старайтесь убеждать себя следующими словами: «В конце концов, не так уж важно, окажется ли этот человек глупым или умным, ибо я уже решился, чтобы выглядеть безумным Христа ради, и меня не волнует моя репутация. Я должен быть свидетелем того, что я знаю, и с Божьей помощью буду делать это с дерзновением. Если кто-то перебьет меня и спросит о чем-то другом, я отвечу ему, что я пришел сюда не для того, чтобы свидетельствовать о чем-либо, кроме того, что вы слышите. И я буду придерживаться одной этой темы».
Таким образом, братья, свидетельствующий человек должен быть сам спасен, и должен иметь в этом уверенность. Я не знаю, уверены ли вы в собственном спасении. Может быть, я позволил бы вам проповедовать даже в случае ваших сомнений, поскольку если вы не спасены сами, то, во всяком случае, желаете спасения другим. Вы нисколько не сомневаетесь, что когда-то имели полную уверенность, теперь же вы с горечью признаетесь: «Увы! Я не чувствую в моем сердце силу Евангелия во всей полноте», однако вы вполне можете добавить к этому следующее: «И все же я знаю, что оно истинно, потому что я видел, как оно спасает других, и я знаю, что никакая другая сила не может спасти меня самого».
Может быть, даже такое прихрамывающее свидетельство, но произнесенное искренне, заставит вашего слушателя пролить слезу и проникнуться к вам симпатией. «Я иногда проповедовал, — говорил Джон Буньян, — не имея надежды, как узник узникам, и когда слышал звон собственных кандалов, я все же говорил другим, что можно от них избавиться и призывал их бросить свой взгляд на великого Избавителя». Я не стал бы прерывать даже такую проповедь брата Буньяна. Но в то же время как хорошо, если вы можете из личного опыта рассказать, как Господь «сокрушил врата медные и вереи железные сломил». Те, кто слышит наше свидетельство, спрашивают: «А вы уверены в этом?» Уверенны ли мы? Я лично уверен в этом так же, как уверен в том, что я живой человек. Люди называют это догматизмом. Не обращайте на это внимания. Человек должен знать, о чем он проповедует, а иначе пусть сядет и займется чем-то другим. Если бы у меня были хоть какие-то сомнения о том, что я проповедую с этой кафедры, то мне было бы стыдно оставаться пастором этой церкви; но я проповедую то, что знаю и свидетельствую о том, что видел сам.
Если я ошибаюсь, то ошибаюсь искренне и страстно; ведь я рискую своей душой и ее вечной участью, если не передаю достоверно истину, которую проповедую. Если то Евангелие, которое я проповедую, не спасает меня самого, то я не смогу спастись никогда, ибо то, что я проповедую другим, является основанием моей собственной уверенности. У меня нет частной спасательной лодки; тот ковчег спасения, в который я приглашаю других, является также и моим ковчегом.
Хороший свидетель должен сам знать обо всем, что он хочет рассказать другим; он должен свободно владеть тем предметом, который собирается излагать. Представим себе, что кто-то приглашен в суд как свидетель, скажем, грабежа; он знает то, что видел, и должен говорить только об этом. Следователь начинает расспрашивать его о том, какие картины висели в доме, или о цвете платья в шкафу. Он отвечает: «Вы задаете вопросы не по существу; я могу свидетельствовать только о том, что я видел».
Из всего, что мы знаем и чего не знаем, можно составить два очень увесистых тома, если не больше.
А потому, дорогой брат, скажи то, что ты знаешь, и садись на свое место. Но пока говоришь то, что знаешь, будь спокоен и уверен. Ты не сможешь правильно употребить эмоции во время проповеди и не сможешь чувствовать себя уверенно перед слушателями, если не знаком с темой своей проповеди. А когда знаешь то, о чем говоришь, тогда твой ум свободен в выборе более убедительных выражений. Если вы, проповедники Евангелия под открытым небом, не будете знать Евангелие от начала и до конца, если не будете знать, какую истину надо проповедовать в тех или иных случаях, вы не сможете выразить уместные к вашей проповеди чувства. Но если вы хорошо разбираетесь в своем вероучении, тогда можете проповедовать с такой смелостью, пылкостью и настойчивостью, какая вам понравится. Дайте людям почувствовать, что вы хотите сказать им что-то стоящее внимания, в чем вы абсолютно уверены и что для вас самих является чем-то жизненно важным. Во всяком собрании — в помещении или на улице — найдутся искренние души, которые желают слышать из уст проповедника искренние убеждения; они готовы принять их и прийти к вере в Господа Иисуса Христа.
Кроме того, вы не только свидетели Иисуса Христа, но еще и ходатаи от Его имени. Успешное ходатайство тоже зависит от того, какой человек берется за дело. Если судить по некоторым проповедникам, то эмблемой христианства должны быть не огненные языки, а глыбы льда. Вы не пожелали бы, чтобы ваш адвокат защищал ваше дело на суде холодным, безучастным тоном, не проявляя ни малейшего интереса к тому, обвинят ли вас в убийстве или признают невиновным. Как бы вам понравилось его безучастие, если бы вам грозила виселица? Да вы бы лучше пожелали, чтобы такой адвокат замолчал! Точно так же, когда человек говорит о Христе и не проявляет при этом пылких чувств, пусть лучше он ложится в свою постель и спит. Вам смешно? Но разве не лучше ему пойти и выспаться самому, чем усыпить все собрание? Да, мы должны проповедовать с ярко выраженными чувствами. Если мы желаем одержать победу в борьбе за души людей, мы должны любить их. У некоторых проповедников наблюдается искренняя любовь к людям, а у некоторых — искренняя ненависть. Я знаком с некоторыми джентльменами, которые считают, что люди из рабочего сословия настолько испорчены, что за ними надо иметь строгий надзор и держать в крепкой узде. С такими понятиями они никогда не приведут ко Христу ни одного человека из рабочего класса. Для того чтобы приобрести людей, вы должны считать так: «Я — один из них; если они погибшие грешники, то и я один из них; если они нуждаются в Спасителе, то и я один из тех, кто в Нем нуждается». Для самого закоренелого грешника вы должны проповедовать на текст: «И такими были некоторые из вас…» Только благодать делает нас другими людьми, и благодаря этой благодати, мы проповедуем другим. Истинная любовь к Богу и усердная любовь к людям составляют важнейшие качества ходатая от имени Христова.
Далее, я считаю (хотя некоторые не согласны со мной), что на людей надо действовать страхом, причем этот же страх должен действовать и на самого проповедника. «Ной, благоговея, приготовил ковчег для спасения дома своего». Спасение мира от погибели в водах потопа было в страхе, который имел Ной. Когда человек боится за других, так что его сердце кричит: «Они погибнут! Они погибнут! Они попадут в ад, они навеки будут удалены от присутствия Господа!» Когда этот страх гнетет и давит душу, заставляя выходить из дому и проповедовать со слезами, — о, тогда он будет ходатайствовать перед людьми так, что его просьбы превозмогут! Зная страх Господень, он будет убеждать людей. Знание страха Господня является тем средством, которое учит нас убеждать, а не говорить сурово и резко. Некоторые употребляют страх Господень для того, чтобы устрашать, но Павел употреблял его для убеждения. Будем же подражать Павлу. Говорите людям так: «Мы пришли сказать вам, мужи братья, что мир горит в огне, и вы должны убегать, чтобы спасти свою жизнь, убегайте в горы, чтобы огонь вас не пожрал!» Мы должны высказать это предупреждение с полным убеждением, что оно истинно иначе мы будем всего лишь как тот глупый мальчик, который кричал «Волк!» в то время как волка не было. Тени страшного последнего дня должны каким-то образом падать на нашу душу, чтобы придать большую вескость нашей проповеди о милости, иначе мы потеряем истинную силу убеждения. Братья, мы должны поведать людям об их неотложной нужде в Спасителе и показать им, что мы вполне понимаем их нужду и сочувствуем им иначе мало вероятности, что мы приведем их к Спасителю.
Тот, кто убеждает людей от имени Христова, должен быть движим фактом приближения Судного дня. Когда я вхожу в этот зал и вижу с кафедры эту громадную толпу людей, на меня часто нападает чувство страха. Подумать только: сколько тысяч бессмертных душ глядят на мир через окна своих тоскующих глаз и я должен им всем проповедовать и нести ответственность за их кровь, если буду неверным в своей проповеди!.. Я должен признаться, что этот страх побуждает меня уйти назад и не становиться на кафедру. Но у меня есть не только страх. Меня ободряет надежда и вера в то, что Бог желает благословить этих людей через Свое Слово, которое Он мне поможет передать им. Я верю, что каждый человек из этой массы людей прислан сюда Богом для определенной цели. Я часто думаю во время проповеди: «Интересно, кто же сейчас обратится к Богу?» Я еще ни разу не встречал случая, чтобы Слово Божие было бездейственным. Такого просто не может быть! Наоборот, я часто чувствую уверенность в том, что кто-то обращается к Богу во время проповеди, и Бог всегда прославляется через свидетельство Его истины. Если у вас есть твердая надежда и уверенность в том, что Божье Слово не возвращается к Нему тщетным, то знайте, что эта надежда послужит великим ободрением как для вас самих, так и для ваших слушателей.
Ваша твердая уверенность в обращении слушателей может быть похожа на то, как мать протягивает палец ребенку, чтобы он держался на ногах и шел к матери. Огонь в ваших сердцах может бросить искру в их души и из этой искры загорится пламя духовной жизни.
В то же время, дорогие проповедники на открытом воздухе и все вы, братья христиане, собранные здесь, мы должны быть не только свидетелями и ходатаями, но также и примером. Один из самых успешных способов ловли диких уток состоит в использовании утки-приманки. Утка-приманка заходит в сеть, за ней следуют другие утки. Нам нужно больше использовать в Христовой церкви святое искусство привлечения душ. То есть, мы должны подавать пример того, как мы сами приходим ко Христу, как мы ведем благочестивый образ жизни в этом развращенном веке, как мы радуемся и скорбим, как свято подчиняемся Божьей воле в годину переживаний, как во всем проявляем себя добрыми и обходительными, — и это будет средством привлечения других на путь жизни. Конечно же, вы не можете стоять посреди улицы и рассказывать людям о своей примерной жизни; но в то же время люди знают о любом проповеднике лучше, чем он это себе представляет. Кто-то из слушателей, может быть, хорошо осведомлен о личной жизни проповедника. Я однажды слышал, как во время проповеди на улице один из слушателей выкрикнул в адрес проповедника следующее: «Эй, Джек, ты не смеешь говорить об этом возле дверей собственного дома!» А дело было в том, что незадолго до того этот проповедник, как на беду, подрался с кем-то из соседей, и поэтому ему вряд ли стоило проповедовать рядом со своим домом, ибо реплика соседа оказалась убийственной. Если проповедник живет дома недостойно, то ему надо уходить для проповеди подальше от дома и когда станет на проповедь, то он не должен говорить ничего, а стоять молча. Люди знают нас, братья; они знают о нас намного больше, чем мы себе представляем, а то, чего не знают, они выдумывают. И все же наш образ жизни и то, что мы проповедуем, должно быть наиболее сильной частью нашего служения. Это и есть то, что называется последовательностью, то есть, когда наши уста согласуются с нашей жизнью.
Мое время коротко, однако я должен сказать пару слов еще об одном качестве. Я уже сказал, что действие силы Духа Святого зависит во многом от самого человека, но я должен добавить к этому, что многое зависит и от того, какого сорта люди помогают проповеднику. Если проповедник выходит на служение в одиночку, то его положение очень невыгодно. Весьма полезно иметь взаимосвязь с ревностной живой церковью, которая будет за вас молиться; и если вы не можете найти такую церковь в районе своей деятельности, то тогда вам надо взять с собой несколько братьев и сестер, которые будут вас поддерживать, сопровождать и особенно молиться вместе с вами. Некоторые проповедники настолько независимы, что могут обходиться без помощников, но они поступят гораздо более мудро, если не будут чувствовать себя одинокими. Почему бы таким проповедникам не подумать вот о чем: если они возьмут с собой полдюжины молодых братьев, то эти братья научатся духовной работе; а если возьмут не обязательно молодых, но более опытных братьев, то тогда польза будет обоюдная. Я должен признаться, что хотя Бог во многом благословлял меня в Своей работе, все же я не приписываю себе никаких заслуг, но за все благодарен тем дорогим друзьям из моей церкви, а также и во всем мире, которые усиленно молились обо мне. Имея вокруг себя таких людей, каких имею я, невозможно не иметь успеха в работе. Мой дорогой друг, диакон нашей церкви Вильям Олни однажды сказал: «Наш служитель до сих пор вел нас вперед, и мы от всего сердца следовали за ним. Мы видим успех во всем нашем служении, и мы верим, что это тот руководитель, которого дал нам Бог» Люди отвечали: «Да!» Тогда мой друг продолжал: «Так вот, если наш пастор привел нас к такой яме, которую он сам не может перепрыгнуть, давайте ляжем в эту яму, чтобы он мог перейти ее по нашим телам!» Это была действительно великолепная речь. Яма была заполнена и притом немедленно. Если у вас есть настоящий товарищ, ваша сила более чем удваивается. Какое благословение иметь добрую жену! Я обращаюсь к вам, женщины, которым неуместно проповедовать на улице, — вы можете сделать ваших мужей счастливыми и спокойными, когда они приходят к себе домой, и это поможет им проповедовать еще лучше! Некоторые из вас могут помогать мужьям проповедникам даже в подготовке к проповеди, если у вас есть достаточно благоразумия и кротости. Вы можете мягко намекнуть своему супругу, что он был слегка не в надлежащей форме, когда излагал некоторые детали в проповеди, и он поймет ваш намек и исправится. Один хороший брат как-то однажды попросил у меня совета по какому-то вопросу и между делом заметил: «Единственный инструктор, которого я имею до сих пор, — это моя жена, которой удалось получить более хорошее образование, чем у меня. Когда я говорю в проповеди неграмотно, она спокойно намекает мне, что люди могут надо мной смеяться, если я не подтянусь в грамматике». Таким образом, его жена стала для него профессором английского языка и сослужила ему столь хорошую службу, что ее вес был для него равноценен весу золота, и он признавал это. Если у кого из вас есть такой помощник, благодарите за него Бога каждый день.
Далее, для вас будет очень большой поддержкой, если у вас будет братский союз с теми христианами, у которых горит сердце и имеются познания большие, чем у нас, и мы можем научится от них многим полезным вещам. Бог может благословить нас ради других, если Он не может благословить нас ради нас самих. Вы ведь слышали забавную историю о том человеке, который привел ко Христу много душ и приписывал успех себе самому. Однажды ночью во сне ему было открыто, что в тот великий день он не получит за это никакой награды. Он спросил у ангела, кому же принадлежит заслуга, и ангел ответил: «Тот глухой старичок, который сидит возле кафедры на лестнице, был причиной благословений!» Так давайте же будем благодарны и за того глухого человека и за ту старушку и за тех друзей из бедного сословия, которые молились о благословении на ваше служение. Дух Божий может благословить двоих, если Он не может благословить одного. Авраам в одиночку не мог выпросить в молитве о спасении пяти городов, хотя его молитва была весом в тонну. Но у него был племянник Лот, доля у которого была, возможно, самой жалкой, а молитва весила не более чем половина унции; и, однако, когда этот крохотный кусочек был положен на чашу весов, город Сигор был спасен. Добавьте же ваши маленькие полунции к мощному весу молитв великих святых, ибо они, возможно, нуждаются в них.
Дорогие братья, пропоЧарльз Сперджен - Ибо так написано

Если мы читаем христианские книги, то каким книгам отдаем предпочтение? Скорее всего, мы в первую очередь читаем книги, изданные нашей собственной деноминацией, потому что мы заранее знаем, о чем пишется в этих книгах. Если у нас есть четкие убеждения, мы будем выбирать те книги, которые соответствуют нашему образу мыслей.

Для меня большая честь обращаться с речью к столь многоуважаемому собранию проповедников. Мне хотелось бы быть более пригодным для выполнения этой задачи. Серебра красноречия и золота глубокомыслия я не имею, а что имею, то даю вам.
Итак, мы будем говорить о том, как приводить души ко Христу. Но что же значит приобрести душу? Я надеюсь, что все вы придерживаетесь старомодных способов спасения душ. В наши дни, кажется, все перевернулось и сдвинулось со старых оснований. Сейчас учат, что надо развивать в людях то доброе, что уже вложено в них: стоит только взяться за дело! Но я боюсь, что с помощью такого рода эволюции из людей получатся дьяволы. Я не знаю, что хорошего можно получить из человеческой природы, ибо люди наполнены грехом так же, как яйцо — белком и желтком, поэтому эволюция греха может породить только нескончаемое зло. Мы все знаем, что надо спасать души так, чтобы именем Божиим все старое стало новым. Старое творение мертво и испорчено, и его надо похоронить, притом, чем быстрее, тем лучше. Иисус пришел для того, чтобы старое прошло и наступило все новое. Совершая наш евангельский труд, мы стараемся принести людям счастье в трезвенности, и да благословит Бог все такие старания! Но мы должны будем признать себя побежденными, если научим весь мир воздержанию и оставим людей жить в их неверии. Мы должны стремиться добиться чего-то большего, чем трезвенности, поскольку считаем, что всем людям необходимо родиться свыше. Конечно, это очень хорошо, когда мертвое тело помыто, и поэтому хорошо, если даже невозрожденный человек будет придерживаться правил морали. Будет большим благословением, если они будут омыты от своих пороков, зловоние которых доходит до обоняния Бога и благочестивых людей. Но наша первоочередная задача состоит не в этом, а в том, чтобы мертвые в грехах ожили, чтобы в них зародилась духовная жизнь и чтобы Христос воцарился там, где до этого царствовал князь тьмы. Поэтому, братья, мы должны проповедовать об этом, чтобы люди оставляли свои грехи и прибегали ко Христу за прощением, чтобы они были обновлены Его благословенным Духом и полюбили все святое так же крепко, как они теперь любят все греховное. Надо поставить своей целью радикальное излечение, ведь «уже и секира лежит при корне дерев»; исправление старой природы не должно вас удовлетворять, поэтому ищите того, чтобы силой Божьей была внедрена новая природа, чтобы окружающие вас люди начали новую жизнь для Бога.
Наша задача— перевернуть мир вверх ногами; или, другими словами, где умножается грех, должна еще более умножаться (изобиловать) благодать. Наша цель — сотворение чуда, и будет хорошо, если мы уясним себе это с самого начала. Некоторые братья думают, что им надо понизить свои духовные способности, чтобы сравняться с уровнем слушателей, но это ошибочное мнение. По понятиям этих братьев, мы не должны призывать людей к покаянию и вере до тех пор, пока они сами не покаются и не поверят. Я отвечу на это так: да, я действительно предлагаю людям покаяться и веровать в Евангелие, хотя и знаю, что они не смогут этого сделать без участия благодати Божией. Дело в том, что я послан делать не то, что говорит мне мой ум, но то, что повелел мне мой Господь и Учитель. Нам дано совершать необычные дела, исполнившись Духом Божиим, Который наделяет Своих слуг способностью творить чудеса именем Святого Сына Божьего Иисуса. Мы посланы говорить слепым «прозрите» и глухим «услышьте», мертвым — «оживите», и даже Лазарю, смердящему в своем гробу, сказать: «Лазарь, выйди вон!» Есть ли у нас смелость делать все это? Будет мудрым с нашей стороны начать с убеждения, что сами по себе мы абсолютно бессильны, если наш Учитель не пошлет нас и не пребудет с нами. Но если Пославший нас пребывает с нами, то нет ничего невозможного верующему.
Дорогой проповедник, если ты желаешь собраться с силами и подсчитать, что ты сам сможешь сделать, я советую тебе проявить мудрость и поскорее сесть спокойно на свое место. Но если ты желаешь испытать, что твой Всемогущий Господь и Учитель сможет сделать через тебя, тогда перед тобой откроются поистине безграничные возможности! Нет никаких ограничений в том, что может совершить Бог, если Он действует через твое сердце и твой голос. Однажды в воскресный день перед проповедью мы собрались с дорогими братьями диаконами и пресвитерами церкви для совместной молитвы, и один из них сказал: «Господи, возьми его в Свои руки так же крепко, как берет человек в руки инструмент и затем делает с его помощью то, что задумал». Да, все духовные работники имеют нужду именно в том, чтобы Господь работал через них. Вы должны быть инструментом в руках Бога, и при этом, разумеется, активно употреблять все ваши способности и силы, данные Господом. Однако не надейтесь на свои силы, но всецело полагайтесь на святую, таинственную божественную силу, которая действует в нас и через нас на сердца и умы людей. Братья, мы бываем весьма разочарованы в некоторых наших новообращенных, не правда ли? Но мы и всегда будем разочарованы в них, если они наши новообращенные. Мы будем весьма радоваться о них тогда, когда будет видно, что их обращение — дело Господне. Когда сила благодати совершает в них свою славную работу, тогда будет, как сказал мой родной брат, «Слава!» и только слава; ибо благодать приносит славу, а пустое красноречие производят один только стыд и срам на многие дни. Когда мы думаем употребить в проповеди красивый, колоритный текст Писания или изящные поэтические строки, тогда пусть бы нас удерживал в узде тот страх, который действовал в Павле, когда он говорил, что желает проповедовать не в премудрости слова, чтобы не упразднить креста Христова. Проповедник Евангелия должен мыслить так: «Если я выражу эти мысли слишком красиво, то люди заметят мое красноречие, а потому я буду говорит так, чтобы они обратили внимание непосредственно на истину, которую я им проповедую». В деле спасения душ не так важен наш метод изложения Евангелия или способ подачи иллюстраций, как действие самого Евангелия в руках Духа Святого и к Его помощи мы должны прибегать для того, чтобы обращение людей было подлинным. В наших слушателях должно совершиться чудо «по действию державной силы Его, которою Он воздействовал во Христе, воскресив Его из мертвых и посадив одесную Себя на небесах, превыше всякого Начальства и Власти», и поэтому мы должны смотреть не на самих себя, а направить взор к живому Богу. Да и как может быть иначе? Ведь только прибегая к силе Святого Духа, мы увидим подлинное и очевидное обращение. Совершенно понятно, что если мы рассчитываем увидеть чудо, то это чудо должен совершить Бог: оно не делается ни нашими доводами, ни убеждениями, ни устрашениями, оно приходит только от Господа.
Итак, если спасение душ есть чудо Божье, то каким образом мы можем найти надежный путь исполнения Духом Божьим, чтобы действовать Его силой? Я скажу вам, что ответ на данный вопрос во многом зависит от состояния самого человека. По моему убеждению, мы никогда не обращали достаточного внимания на ту работу Божию внутри нас, которая необходима для нашего служения Богу. Посвященный человек должен быть заряжен божественной энергией до самых краев, так, чтобы все окружающие люди могли это ощущать. Невозможно сказать, что это за энергия, откуда она приходит и куда уходит, но только в таком человеке есть что-то неизмеримо высшее, чем все, что его окружает. Бывают времена, когда этот же человек может быть слабым и унылым, чувствуя при этом свою слабость. Он пытается стряхнуть с себя эту слабость и проявить силу, как бывало раньше, но у него ничего не получается. Совершенно понятно, что Самсон должен находиться в должном состоянии иначе он не сможет одержать победу. Если же у былого победителя отрезаны локоны, то филистимляне посмеются над ним. Если Господь отойдет от человека, то у него не останется силы для плодотворного служения. В таком случае лучше заниматься домашним хозяйством и стараться о его благосостоянии. Если ты не ходишь в близком общении с Богом, если не пребываешь в том ясном свете, который окружает Его престол и который известен только для тех, кто находится в тесной дружбе с Предвечным, — то даже если ты попытаешься выйти из своей комнаты и возьмешься с усердием за духовный труд, у тебя все равно ничего не получится. Совершенно верно, что наш сосуд всего лишь глиняный, однако и для него есть место в Божьем хозяйстве; но этот сосуд не наполнится божественным сокровищем до тех пор, пока не станет чистым и посвященным, пригодным для Господнего употребления. Позвольте мне показать вам некоторые аспекты работы с душами, где успех служения во многом зависит от самого человека.
Некоторые души могут быть спасены через наше личное свидетельство. Это значит, что мы выступаем как свидетели и рассказываем людям те или другие истины о Господе Иисусе Христе. Я должен признаться, что мне ни разу в жизни не выпадало «счастье» стоять на суде в качестве свидетеля. Иногда мне приходилось задумываться, что бы я стал делать, если бы меня посадили на скамью для свидетелей и учинили перекрестный допрос. Наверное, я просто поднялся бы и рассказал правду обо всем, что я знаю по данному делу, не пытаясь продемонстрировать ни свое остроумие, ни красноречие, ни свою оценку судебного дела. Если я просто буду давать прямые ответы на вопросы, то меня не собьет с толку ни один следователь. Но беда в том, что часто свидетель больше переживает о себе самом, чем о том, что он должен говорить, поэтому его быстро можно растревожить, раздразнить, заставить потерять терпение, и таким образом он не сможет быть хорошим свидетелем по делу. Подобно этому, все вы, кто проповедует Евангелие под открытым небом, часто попадаете под обстрел дьявольских следователей, — у него на службе их состоит великое множество. И единственное, что вы должны в таких случаях делать, — это свидетельствовать истину. Если вы будете говорить сами себе: «Этому человеку надо ответить более утонченно, чтобы привести его ко Христу», — значит, у вас недостает мудрости. Остроумный ответ часто бывает весьма уместен, и все-таки благодатный ответ — лучше. Старайтесь убеждать себя следующими словами: «В конце концов, не так уж важно, окажется ли этот человек глупым или умным, ибо я уже решился, чтобы выглядеть безумным Христа ради, и меня не волнует моя репутация. Я должен быть свидетелем того, что я знаю, и с Божьей помощью буду делать это с дерзновением. Если кто-то перебьет меня и спросит о чем-то другом, я отвечу ему, что я пришел сюда не для того, чтобы свидетельствовать о чем-либо, кроме того, что вы слышите. И я буду придерживаться одной этой темы».
Таким образом, братья, свидетельствующий человек должен быть сам спасен, и должен иметь в этом уверенность. Я не знаю, уверены ли вы в собственном спасении. Может быть, я позволил бы вам проповедовать даже в случае ваших сомнений, поскольку если вы не спасены сами, то, во всяком случае, желаете спасения другим. Вы нисколько не сомневаетесь, что когда-то имели полную уверенность, теперь же вы с горечью признаетесь: «Увы! Я не чувствую в моем сердце силу Евангелия во всей полноте», однако вы вполне можете добавить к этому следующее: «И все же я знаю, что оно истинно, потому что я видел, как оно спасает других, и я знаю, что никакая другая сила не может спасти меня самого».
Может быть, даже такое прихрамывающее свидетельство, но произнесенное искренне, заставит вашего слушателя пролить слезу и проникнуться к вам симпатией. «Я иногда проповедовал, — говорил Джон Буньян, — не имея надежды, как узник узникам, и когда слышал звон собственных кандалов, я все же говорил другим, что можно от них избавиться и призывал их бросить свой взгляд на великого Избавителя». Я не стал бы прерывать даже такую проповедь брата Буньяна. Но в то же время как хорошо, если вы можете из личного опыта рассказать, как Господь «сокрушил врата медные и вереи железные сломил». Те, кто слышит наше свидетельство, спрашивают: «А вы уверены в этом?» Уверенны ли мы? Я лично уверен в этом так же, как уверен в том, что я живой человек. Люди называют это догматизмом. Не обращайте на это внимания. Человек должен знать, о чем он проповедует, а иначе пусть сядет и займется чем-то другим. Если бы у меня были хоть какие-то сомнения о том, что я проповедую с этой кафедры, то мне было бы стыдно оставаться пастором этой церкви; но я проповедую то, что знаю и свидетельствую о том, что видел сам.
Если я ошибаюсь, то ошибаюсь искренне и страстно; ведь я рискую своей душой и ее вечной участью, если не передаю достоверно истину, которую проповедую. Если то Евангелие, которое я проповедую, не спасает меня самого, то я не смогу спастись никогда, ибо то, что я проповедую другим, является основанием моей собственной уверенности. У меня нет частной спасательной лодки; тот ковчег спасения, в который я приглашаю других, является также и моим ковчегом.
Хороший свидетель должен сам знать обо всем, что он хочет рассказать другим; он должен свободно владеть тем предметом, который собирается излагать. Представим себе, что кто-то приглашен в суд как свидетель, скажем, грабежа; он знает то, что видел, и должен говорить только об этом. Следователь начинает расспрашивать его о том, какие картины висели в доме, или о цвете платья в шкафу. Он отвечает: «Вы задаете вопросы не по существу; я могу свидетельствовать только о том, что я видел».
Из всего, что мы знаем и чего не знаем, можно составить два очень увесистых тома, если не больше.
А потому, дорогой брат, скажи то, что ты знаешь, и садись на свое место. Но пока говоришь то, что знаешь, будь спокоен и уверен. Ты не сможешь правильно употребить эмоции во время проповеди и не сможешь чувствовать себя уверенно перед слушателями, если не знаком с темой своей проповеди. А когда знаешь то, о чем говоришь, тогда твой ум свободен в выборе более убедительных выражений. Если вы, проповедники Евангелия под открытым небом, не будете знать Евангелие от начала и до конца, если не будете знать, какую истину надо проповедовать в тех или иных случаях, вы не сможете выразить уместные к вашей проповеди чувства. Но если вы хорошо разбираетесь в своем вероучении, тогда можете проповедовать с такой смелостью, пылкостью и настойчивостью, какая вам понравится. Дайте людям почувствовать, что вы хотите сказать им что-то стоящее внимания, в чем вы абсолютно уверены и что для вас самих является чем-то жизненно важным. Во всяком собрании — в помещении или на улице — найдутся искренние души, которые желают слышать из уст проповедника искренние убеждения; они готовы принять их и прийти к вере в Господа Иисуса Христа.
Кроме того, вы не только свидетели Иисуса Христа, но еще и ходатаи от Его имени. Успешное ходатайство тоже зависит от того, какой человек берется за дело. Если судить по некоторым проповедникам, то эмблемой христианства должны быть не огненные языки, а глыбы льда. Вы не пожелали бы, чтобы ваш адвокат защищал ваше дело на суде холодным, безучастным тоном, не проявляя ни малейшего интереса к тому, обвинят ли вас в убийстве или признают невиновным. Как бы вам понравилось его безучастие, если бы вам грозила виселица? Да вы бы лучше пожелали, чтобы такой адвокат замолчал! Точно так же, когда человек говорит о Христе и не проявляет при этом пылких чувств, пусть лучше он ложится в свою постель и спит. Вам смешно? Но разве не лучше ему пойти и выспаться самому, чем усыпить все собрание? Да, мы должны проповедовать с ярко выраженными чувствами. Если мы желаем одержать победу в борьбе за души людей, мы должны любить их. У некоторых проповедников наблюдается искренняя любовь к людям, а у некоторых — искренняя ненависть. Я знаком с некоторыми джентльменами, которые считают, что люди из рабочего сословия настолько испорчены, что за ними надо иметь строгий надзор и держать в крепкой узде. С такими понятиями они никогда не приведут ко Христу ни одного человека из рабочего класса. Для того чтобы приобрести людей, вы должны считать так: «Я — один из них; если они погибшие грешники, то и я один из них; если они нуждаются в Спасителе, то и я один из тех, кто в Нем нуждается». Для самого закоренелого грешника вы должны проповедовать на текст: «И такими были некоторые из вас…» Только благодать делает нас другими людьми, и благодаря этой благодати, мы проповедуем другим. Истинная любовь к Богу и усердная любовь к людям составляют важнейшие качества ходатая от имени Христова.
Далее, я считаю (хотя некоторые не согласны со мной), что на людей надо действовать страхом, причем этот же страх должен действовать и на самого проповедника. «Ной, благоговея, приготовил ковчег для спасения дома своего». Спасение мира от погибели в водах потопа было в страхе, который имел Ной. Когда человек боится за других, так что его сердце кричит: «Они погибнут! Они погибнут! Они попадут в ад, они навеки будут удалены от присутствия Господа!» Когда этот страх гнетет и давит душу, заставляя выходить из дому и проповедовать со слезами, — о, тогда он будет ходатайствовать перед людьми так, что его просьбы превозмогут! Зная страх Господень, он будет убеждать людей. Знание страха Господня является тем средством, которое учит нас убеждать, а не говорить сурово и резко. Некоторые употребляют страх Господень для того, чтобы устрашать, но Павел употреблял его для убеждения. Будем же подражать Павлу. Говорите людям так: «Мы пришли сказать вам, мужи братья, что мир горит в огне, и вы должны убегать, чтобы спасти свою жизнь, убегайте в горы, чтобы огонь вас не пожрал!» Мы должны высказать это предупреждение с полным убеждением, что оно истинно иначе мы будем всего лишь как тот глупый мальчик, который кричал «Волк!» в то время как волка не было. Тени страшного последнего дня должны каким-то образом падать на нашу душу, чтобы придать большую вескость нашей проповеди о милости, иначе мы потеряем истинную силу убеждения. Братья, мы должны поведать людям об их неотложной нужде в Спасителе и показать им, что мы вполне понимаем их нужду и сочувствуем им иначе мало вероятности, что мы приведем их к Спасителю.
Тот, кто убеждает людей от имени Христова, должен быть движим фактом приближения Судного дня. Когда я вхожу в этот зал и вижу с кафедры эту громадную толпу людей, на меня часто нападает чувство страха. Подумать только: сколько тысяч бессмертных душ глядят на мир через окна своих тоскующих глаз и я должен им всем проповедовать и нести ответственность за их кровь, если буду неверным в своей проповеди!.. Я должен признаться, что этот страх побуждает меня уйти назад и не становиться на кафедру. Но у меня есть не только страх. Меня ободряет надежда и вера в то, что Бог желает благословить этих людей через Свое Слово, которое Он мне поможет передать им. Я верю, что каждый человек из этой массы людей прислан сюда Богом для определенной цели. Я часто думаю во время проповеди: «Интересно, кто же сейчас обратится к Богу?» Я еще ни разу не встречал случая, чтобы Слово Божие было бездейственным. Такого просто не может быть! Наоборот, я часто чувствую уверенность в том, что кто-то обращается к Богу во время проповеди, и Бог всегда прославляется через свидетельство Его истины. Если у вас есть твердая надежда и уверенность в том, что Божье Слово не возвращается к Нему тщетным, то знайте, что эта надежда послужит великим ободрением как для вас самих, так и для ваших слушателей.
Ваша твердая уверенность в обращении слушателей может быть похожа на то, как мать протягивает палец ребенку, чтобы он держался на ногах и шел к матери. Огонь в ваших сердцах может бросить искру в их души и из этой искры загорится пламя духовной жизни.
В то же время, дорогие проповедники на открытом воздухе и все вы, братья христиане, собранные здесь, мы должны быть не только свидетелями и ходатаями, но также и примером. Один из самых успешных способов ловли диких уток состоит в использовании утки-приманки. Утка-приманка заходит в сеть, за ней следуют другие утки. Нам нужно больше использовать в Христовой церкви святое искусство привлечения душ. То есть, мы должны подавать пример того, как мы сами приходим ко Христу, как мы ведем благочестивый образ жизни в этом развращенном веке, как мы радуемся и скорбим, как свято подчиняемся Божьей воле в годину переживаний, как во всем проявляем себя добрыми и обходительными, — и это будет средством привлечения других на путь жизни. Конечно же, вы не можете стоять посреди улицы и рассказывать людям о своей примерной жизни; но в то же время люди знают о любом проповеднике лучше, чем он это себе представляет. Кто-то из слушателей, может быть, хорошо осведомлен о личной жизни проповедника. Я однажды слышал, как во время проповеди на улице один из слушателей выкрикнул в адрес проповедника следующее: «Эй, Джек, ты не смеешь говорить об этом возле дверей собственного дома!» А дело было в том, что незадолго до того этот проповедник, как на беду, подрался с кем-то из соседей, и поэтому ему вряд ли стоило проповедовать рядом со своим домом, ибо реплика соседа оказалась убийственной. Если проповедник живет дома недостойно, то ему надо уходить для проповеди подальше от дома и когда станет на проповедь, то он не должен говорить ничего, а стоять молча. Люди знают нас, братья; они знают о нас намного больше, чем мы себе представляем, а то, чего не знают, они выдумывают. И все же наш образ жизни и то, что мы проповедуем, должно быть наиболее сильной частью нашего служения. Это и есть то, что называется последовательностью, то есть, когда наши уста согласуются с нашей жизнью.
Мое время коротко, однако я должен сказать пару слов еще об одном качестве. Я уже сказал, что действие силы Духа Святого зависит во многом от самого человека, но я должен добавить к этому, что многое зависит и от того, какого сорта люди помогают проповеднику. Если проповедник выходит на служение в одиночку, то его положение очень невыгодно. Весьма полезно иметь взаимосвязь с ревностной живой церковью, которая будет за вас молиться; и если вы не можете найти такую церковь в районе своей деятельности, то тогда вам надо взять с собой несколько братьев и сестер, которые будут вас поддерживать, сопровождать и особенно молиться вместе с вами. Некоторые проповедники настолько независимы, что могут обходиться без помощников, но они поступят гораздо более мудро, если не будут чувствовать себя одинокими. Почему бы таким проповедникам не подумать вот о чем: если они возьмут с собой полдюжины молодых братьев, то эти братья научатся духовной работе; а если возьмут не обязательно молодых, но более опытных братьев, то тогда польза будет обоюдная. Я должен признаться, что хотя Бог во многом благословлял меня в Своей работе, все же я не приписываю себе никаких заслуг, но за все благодарен тем дорогим друзьям из моей церкви, а также и во всем мире, которые усиленно молились обо мне. Имея вокруг себя таких людей, каких имею я, невозможно не иметь успеха в работе. Мой дорогой друг, диакон нашей церкви Вильям Олни однажды сказал: «Наш служитель до сих пор вел нас вперед, и мы от всего сердца следовали за ним. Мы видим успех во всем нашем служении, и мы верим, что это тот руководитель, которого дал нам Бог» Люди отвечали: «Да!» Тогда мой друг продолжал: «Так вот, если наш пастор привел нас к такой яме, которую он сам не может перепрыгнуть, давайте ляжем в эту яму, чтобы он мог перейти ее по нашим телам!» Это была действительно великолепная речь. Яма была заполнена и притом немедленно. Если у вас есть настоящий товарищ, ваша сила более чем удваивается. Какое благословение иметь добрую жену! Я обращаюсь к вам, женщины, которым неуместно проповедовать на улице, — вы можете сделать ваших мужей счастливыми и спокойными, когда они приходят к себе домой, и это поможет им проповедовать еще лучше! Некоторые из вас могут помогать мужьям проповедникам даже в подготовке к проповеди, если у вас есть достаточно благоразумия и кротости. Вы можете мягко намекнуть своему супругу, что он был слегка не в надлежащей форме, когда излагал некоторые детали в проповеди, и он поймет ваш намек и исправится. Один хороший брат как-то однажды попросил у меня совета по какому-то вопросу и между делом заметил: «Единственный инструктор, которого я имею до сих пор, — это моя жена, которой удалось получить более хорошее образование, чем у меня. Когда я говорю в проповеди неграмотно, она спокойно намекает мне, что люди могут надо мной смеяться, если я не подтянусь в грамматике». Таким образом, его жена стала для него профессором английского языка и сослужила ему столь хорошую службу, что ее вес был для него равноценен весу золота, и он признавал это. Если у кого из вас есть такой помощник, благодарите за него Бога каждый день.
Далее, для вас будет очень большой поддержкой, если у вас будет братский союз с теми христианами, у которых горит сердце и имеются познания большие, чем у нас, и мы можем научится от них многим полезным вещам. Бог может благословить нас ради других, если Он не может благословить нас ради нас самих. Вы ведь слышали забавную историю о том человеке, который привел ко Христу много душ и приписывал успех себе самому. Однажды ночью во сне ему было открыто, что в тот великий день он не получит за это никакой награды. Он спросил у ангела, кому же принадлежит заслуга, и ангел ответил: «Тот глухой старичок, который сидит возле кафедры на лестнице, был причиной благословений!» Так давайте же будем благодарны и за того глухого человека и за ту старушку и за тех друзей из бедного сословия, которые молились о благословении на ваше служение. Дух Божий может благословить двоих, если Он не может благословить одного. Авраам в одиночку не мог выпросить в молитве о спасении пяти городов, хотя его молитва была весом в тонну. Но у него был племянник Лот, доля у которого была, возможно, самой жалкой, а молитва весила не более чем половина унции; и, однако, когда этот крохотный кусочек был положен на чашу весов, город Сигор был спасен. Добавьте же ваши маленькие полунции к мощному весу молитв великих святых, ибо они, возможно, нуждаются в них.
Дорогие братья, проповедующие на открытом воздухе, я не пытаюсь учить вас, поскольку некоторые из вас могли бы гораздо лучше научить меня. Хотя, если верить высказываниям некоторых людей, я уже достиг тех лет, когда могу кого-то учить. Одна женщина в начале этого года (1887) о чем-то спрашивала меня и сказала: «Я помню, как слышала ваш дорогой голос более сорока лет назад!» Я ответил: «Вы слышали меня более сорока лет назад! Где же это могло быть?» Она сказала: «Вы проповедовали на вершине Пентонвилл Хилл возле молитвенного дома брата Соуди». «Да, — сказал я, — но это было, наверное, больше, чем сорок лет назад». «Да, — подтвердила она, — это могло быть и пятьдесят лет назад». Я сказал: «Должно быть, я тогда был еще совсем молодым?» «О, да! — сказала она, — вы были таким прекрасным молодым человеком!» Все это она сказала, конечно, зря, потому что она не стала бы меня так нахваливать, если бы я сказал ей, что никогда в жизни не проповедовал на вершине Пентонвилл Хилл и что пятьдесят лет назад мне было всего три года от роду, и что, по моему мнению, ей должно быть стыдно предполагать, что я дам ей денег за такую ложь. Однако в этот вечер я притворюсь перед вами, что я такой, как говорила обо мне эта женщина и представлю себя именно такой уважаемой личностью, как она описала. И в этой роли я наберусь смелости сказать вам, дорогие братья, что если мы желаем приводить души ко Христу, мы должны взяться за тяжкий труд и трудную работу.
И, в первую очередь, мы должны работать над собственными проповедями. Я надеюсь, что вы не разочаровались тем, что вам приходится произносить проповеди, не так ли? («Нет!») Я надеюсь, вам не надоело совершать служение проповеди, хотя, безусловно, вы иногда чувствуете усталость, совершая это служение.
Пусть сапоги шьет сапожник и пусть проповеди произносит проповедник. В тот великий день, когда будет оглашен список спасенных, все те, кто обратился через красивую музыку, церковную декорацию и развлечения составят десятую часть от пустого места; но Богу всегда благоугодно спасти верующих юродством проповеди. Оставайтесь же верными вашему служению проповедника; и если у вас есть еще и другие занятия, — не позволяйте им заслонять вашу проповедь. На первом месте должна быть проповедь, на втором месте — проповедь и на третьем месте — проповедь.
Верьте в силу проповеди о любви Божией, верьте в силу проповеди об искупительной жертве, верьте в силу проповеди о рождении свыше, верьте в силу проповеди всех установлений воли Божьей. Старый молот Евангелия будет по-прежнему разбивать скалу вдребезги; древний огонь Пятидесятницы будет пылать среди толпы людей, как и встарь. Не надо испытывать никаких новых средств, просто продолжайте проповедовать; и если мы все будем проповедовать в силе Святого Духа, посланного с небес, то результаты будут удивительными. Ведь даже обыкновенная речь имеет неограниченную силу! Обратите внимание, какую силу имеет злой язык, сколько он может причинить беды; так разве не может Бог придать большую силу доброму языку, если мы употребляем его правильно? Посмотрите на силу огня: единственная искра может поджечь целый город; точно так, когда Дух Божий живет в нас, мы можем сделать так много великих дел, что не сможем даже подсчитать. Нельзя вычислить возможности пламени огня, и точно так же нет конца возможностям божественной истины, проповедуемой с тем огнем, который порождает Дух Божий. Так пусть же у вас будет великое упование, братья, пусть будет великое упование, несмотря на бесстыдство, которое творится на полночных улицах, несмотря на питейные заведения, расставленные на каждом углу, несмотря на порочность богачей, несмотря на невежество бедняков. Вперед, вперед, вперед во имя Бога идете вперед, ибо если людей не спасет проповедь Евангелия, то их не спасет ничто. Если Божья милость не сможет спасти людей, тогда пусть рыдают небеса, пусть навеки потухнет солнце, ибо тогда для нашего бедного человеческого рода не останется ничего, кроме черной темноты. Спасение через заместительную жертву Христа — это Божий ультиматум. Радуйтесь, что он неизменен. Будем же безоговорочно верить ему и с ним идти вперед, проповедуя Слово Божье.
Истинный проповедник на открытом воздухе всегда сочетает проповедь и искренние личные беседы. Как много душ было спасено в нашей церкви благодаря личным беседам некоторых братьев! Они все присутствуют здесь, когда я проповедую. Я вспоминаю случай, как один из братьев разговаривал со мной в понедельник вечером и вдруг он исчез, не договорив предложения до конца. Я так и не узнал, о чем он хотел мне сказать, но я увидел его на том балконе слева, сидящим на скамье и беседующим с незнакомой мне женщиной. После служения я спросил его: «Куда ты ушел?» Он ответил мне: «Луч солнца заглянул в окно и осветил чье-то лицо, которое выглядело таким печальным, что я побежал наверх по лестнице и сел рядом на скамье с той женщиной, у которой было печальное лицо». «И ты ее утешил?» «О, да! Она приняла Господа Иисуса очень быстро; но сразу же после этого я заметил другое озабоченное лицо и попросил женщину подождать меня на скамье после окончания служения, а сам пошел к этому другому лицу, которое принадлежало молодому человеку».
Брат молился вместе с ними обоими и не успокоился до тех пор, пока они не отдали свои сердца Господу. Вот что значит быть всегда на страже! Да, нам нужны такого рода снайперы, чтобы «брать» людей по одному. Когда мы палим из-за кафедры с помощью большой пушки, то хотя и производим разгром, но многих при этом упускаем. Поэтому нам нужны любящие сердца, которые ходили бы вокруг и проводили бы личную работу с душами: кого надо, обличали, а кого надо ободряли. Каждый проповедник на открытом воздухе должен уметь обращаться с речью не только к сотням слушателей, но он должен обращать внимание и на отдельных людей имея при себе помощников, владеющих этим же благословенным искусством. Насколько больше пользы было бы от проповедей на улицах, если бы каждый проповедник имел при себе группу людей, которые доводили бы дело до конца своими личными беседами с людьми!
В прошлое воскресенье вечером один дорогой брат рассказал мне небольшую историю, которую я никогда не забуду. Как-то вечером он посетил больницу в Кройдоне, поскольку ему это было поручено вместе с другими братьями. Все швейцары уже разошлись по домам, и было время закрываться на ночь. Этот брат остался один в больнице, не считая врача, как вдруг вбежал мальчик и сообщил, что случилась железнодорожная авария, и надо, чтобы кто-то пошел на станцию с носилками. Врач предложил брату: «Пойдем вместе?» «Конечно!» — последовал бодрый ответ; и таким образом доктор вместе с пастором пошли с носилками. Они принесли в госпиталь пострадавшего. Брат продолжал: «В течение последующих двух недель я часто ходил в больницу, поскольку хотел знать о состоянии того человека, которого мы принесли». Я думаю, что он теперь будет всегда интересоваться судьбой этого человека, поскольку однажды почувствовал на себе его вес. Если вы знаете, что значит нести человека в своем сердце, если чувствуете на себе его тяжесть, то его имя будет начертано на вашей душе. Так же случается, когда вы беседуете с людьми лично: вы чувствуете тяжесть их душ, и я убежден, что многим проповедникам нужно больше заниматься этой работой, после чего и их проповеди станут лучше.
В тех случаях, когда невозможно совместить проповедь и личные беседы, пусть у вас будут наготове евангельские трактаты, которые часто приносят хорошие результаты. Правда, некоторые трактаты так слабы, что не смогут обратить и жука, в них мало интересного даже для мухи. Поэтому или приготовьте хорошие, впечатляющие трактаты или вообще не раздавайте никаких трактатов. Красноречивый, животрепещущий евангельский трактат часто может быть добрым семенем для жизни вечной. Поэтому не выходите на открытую проповедь без хороших трактатов.
Я полагаю, что кроме раздачи трактатов, вы должны попытаться попросить адрес (телефон) тех людей, которые часто приходят слушать ваши проповеди, чтобы посетить или позвонить им. Как прекрасно, когда проповедник посещает человека на дому!
«Послушай-ка, Билл, — говорит жена своему мужу, — тебя хочет видеть гость, это тот джентльмен, который проповедует на углу нашей улицы. Пригласить ли его зайти в наш дом?» «О, да, — последовал ответ, — я слушал его проповеди много раз; это хороший человек». Посещайте, по возможности, многих людей, ибо это будет на пользу не только для них, но и для вас самих.
А каким сильным может оказаться личное письмо к человеку! У некоторых людей все еще сохраняется своего рода суеверное благоговение перед письмами, и когда они получат искреннее послание от кого-то из вас, уважаемые братья служители, они серьезно задумаются над ним, и, кто знает, может быть, почтовое послание коснется того человека, которого не коснулась проповедь. Молодые люди, которые не умеют проповедовать, могли бы сделать много полезного, если бы начали писать письма своим сверстникам о вопросах спасения их душ. Иногда люди очень хорошо выражают письменно то, чего не могут выразить языком. Давайте же будем спасать людей всеми доступными средствами; давайте же будем останавливать их на дороге в ад. Мы не имеем даже и половины того усердия, которое должны иметь. Вспомните историю о том умирающем молодом человеке, который сказал своему брату: «Мой брат, как ты мог быть столь безразличным к моей душе?» Тот отвечал: «Я не был безразличным к твоей душе, ведь я часто говорил с тобой на эту тему». «О, да! — сказал умирающий, — ты говорил; но я думаю, что если бы ты посерьезнее задумался над тем, что я иду в ад, ты относился бы ко мне с большим вниманием, ты бы плакал обо мне и, как брат, не позволил бы мне погибнуть!» Пусть никто так не скажет о вас!
Но я слышал и то, что большинство проповедников, стараясь проявить искреннее внимание к душам, начинают делать странные поступки и говорить непонятные вещи. Что ж, если это происходит от искреннего сердца, то пусть они делают эти странные вещи. Мы не желаем, чтобы они делали то, что имеет только вид искренности; но люди в наши дни действительно нуждаются в горячем соучастии и если вы видите его проявление, не будьте слишком критичны. Вы должны признать, что у штормового ветра есть свои пути, а у живого сердца — свой способ выражения. Если у вас есть ревность, но вы не можете говорить, ваша ревность придумает свой особенный способ достижения цели. Говорят, что Ганнибал растворял скалы уксусом; так и ревность так или иначе найдет способ растворить каменные сердца людей. Пусть же на каждом из вас почивает Дух Божий, ради славы имени Иисуса Христа! Аминь.ведующие на открытом воздухе, я не пытаюсь учить вас, поскольку некоторые из вас могли бы гораздо лучше научить меня. Хотя, если верить высказываниям некоторых людей, я уже достиг тех лет, когда могу кого-то учить. Одна женщина в начале этого года (1887) о чем-то спрашивала меня и сказала: «Я помню, как слышала ваш дорогой голос более сорока лет назад!» Я ответил: «Вы слышали меня более сорока лет назад! Где же это могло быть?» Она сказала: «Вы проповедовали на вершине Пентонвилл Хилл возле молитвенного дома брата Соуди». «Да, — сказал я, — но это было, наверное, больше, чем сорок лет назад». «Да, — подтвердила она, — это могло быть и пятьдесят лет назад». Я сказал: «Должно быть, я тогда был еще совсем молодым?» «О, да! — сказала она, — вы были таким прекрасным молодым человеком!» Все это она сказала, конечно, зря, потому что она не стала бы меня так нахваливать, если бы я сказал ей, что никогда в жизни не проповедовал на вершине Пентонвилл Хилл и что пятьдесят лет назад мне было всего три года от роду, и что, по моему мнению, ей должно быть стыдно предполагать, что я дам ей денег за такую ложь. Однако в этот вечер я притворюсь перед вами, что я такой, как говорила обо мне эта женщина и представлю себя именно такой уважаемой личностью, как она описала. И в этой роли я наберусь смелости сказать вам, дорогие братья, что если мы желаем приводить души ко Христу, мы должны взяться за тяжкий труд и трудную работу.
И, в первую очередь, мы должны работать над собственными проповедями. Я надеюсь, что вы не разочаровались тем, что вам приходится произносить проповеди, не так ли? («Нет!») Я надеюсь, вам не надоело совершать служение проповеди, хотя, безусловно, вы иногда чувствуете усталость, совершая это служение.
Пусть сапоги шьет сапожник и пусть проповеди произносит проповедник. В тот великий день, когда будет оглашен список спасенных, все те, кто обратился через красивую музыку, церковную декорацию и развлечения составят десятую часть от пустого места; но Богу всегда благоугодно спасти верующих юродством проповеди. Оставайтесь же верными вашему служению проповедника; и если у вас есть еще и другие занятия, — не позволяйте им заслонять вашу проповедь. На первом месте должна быть проповедь, на втором месте — проповедь и на третьем месте — проповедь.
Верьте в силу проповеди о любви Божией, верьте в силу проповеди об искупительной жертве, верьте в силу проповеди о рождении свыше, верьте в силу проповеди всех установлений воли Божьей. Старый молот Евангелия будет по-прежнему разбивать скалу вдребезги; древний огонь Пятидесятницы будет пылать среди толпы людей, как и встарь. Не надо испытывать никаких новых средств, просто продолжайте проповедовать; и если мы все будем проповедовать в силе Святого Духа, посланного с небес, то результаты будут удивительными. Ведь даже обыкновенная речь имеет неограниченную силу! Обратите внимание, какую силу имеет злой язык, сколько он может причинить беды; так разве не может Бог придать большую силу доброму языку, если мы употребляем его правильно? Посмотрите на силу огня: единственная искра может поджечь целый город; точно так, когда Дух Божий живет в нас, мы можем сделать так много великих дел, что не сможем даже подсчитать. Нельзя вычислить возможности пламени огня, и точно так же нет конца возможностям божественной истины, проповедуемой с тем огнем, который порождает Дух Божий. Так пусть же у вас будет великое упование, братья, пусть будет великое упование, несмотря на бесстыдство, которое творится на полночных улицах, несмотря на питейные заведения, расставленные на каждом углу, несмотря на порочность богачей, несмотря на невежество бедняков. Вперед, вперед, вперед во имя Бога идете вперед, ибо если людей не спасет проповедь Евангелия, то их не спасет ничто. Если Божья милость не сможет спасти людей, тогда пусть рыдают небеса, пусть навеки потухнет солнце, ибо тогда для нашего бедного человеческого рода не останется ничего, кроме черной темноты. Спасение через заместительную жертву Христа — это Божий ультиматум. Радуйтесь, что он неизменен. Будем же безоговорочно верить ему и с ним идти вперед, проповедуя Слово Божье.
Истинный проповедник на открытом воздухе всегда сочетает проповедь и искренние личные беседы. Как много душ было спасено в нашей церкви благодаря личным беседам некоторых братьев! Они все присутствуют здесь, когда я проповедую. Я вспоминаю случай, как один из братьев разговаривал со мной в понедельник вечером и вдруг он исчез, не договорив предложения до конца. Я так и не узнал, о чем он хотел мне сказать, но я увидел его на том балконе слева, сидящим на скамье и беседующим с незнакомой мне женщиной. После служения я спросил его: «Куда ты ушел?» Он ответил мне: «Луч солнца заглянул в окно и осветил чье-то лицо, которое выглядело таким печальным, что я побежал наверх по лестнице и сел рядом на скамье с той женщиной, у которой было печальное лицо». «И ты ее утешил?» «О, да! Она приняла Господа Иисуса очень быстро; но сразу же после этого я заметил другое озабоченное лицо и попросил женщину подождать меня на скамье после окончания служения, а сам пошел к этому другому лицу, которое принадлежало молодому человеку».
Брат молился вместе с ними обоими и не успокоился до тех пор, пока они не отдали свои сердца Господу. Вот что значит быть всегда на страже! Да, нам нужны такого рода снайперы, чтобы «брать» людей по одному. Когда мы палим из-за кафедры с помощью большой пушки, то хотя и производим разгром, но многих при этом упускаем. Поэтому нам нужны любящие сердца, которые ходили бы вокруг и проводили бы личную работу с душами: кого надо, обличали, а кого надо ободряли. Каждый проповедник на открытом воздухе должен уметь обращаться с речью не только к сотням слушателей, но он должен обращать внимание и на отдельных людей имея при себе помощников, владеющих этим же благословенным искусством. Насколько больше пользы было бы от проповедей на улицах, если бы каждый проповедник имел при себе группу людей, которые доводили бы дело до конца своими личными беседами с людьми!
В прошлое воскресенье вечером один дорогой брат рассказал мне небольшую историю, которую я никогда не забуду. Как-то вечером он посетил больницу в Кройдоне, поскольку ему это было поручено вместе с другими братьями. Все швейцары уже разошлись по домам, и было время закрываться на ночь. Этот брат остался один в больнице, не считая врача, как вдруг вбежал мальчик и сообщил, что случилась железнодорожная авария, и надо, чтобы кто-то пошел на станцию с носилками. Врач предложил брату: «Пойдем вместе?» «Конечно!» — последовал бодрый ответ; и таким образом доктор вместе с пастором пошли с носилками. Они принесли в госпиталь пострадавшего. Брат продолжал: «В течение последующих двух недель я часто ходил в больницу, поскольку хотел знать о состоянии того человека, которого мы принесли». Я думаю, что он теперь будет всегда интересоваться судьбой этого человека, поскольку однажды почувствовал на себе его вес. Если вы знаете, что значит нести человека в своем сердце, если чувствуете на себе его тяжесть, то его имя будет начертано на вашей душе. Так же случается, когда вы беседуете с людьми лично: вы чувствуете тяжесть их душ, и я убежден, что многим проповедникам нужно больше заниматься этой работой, после чего и их проповеди станут лучше.
В тех случаях, когда невозможно совместить проповедь и личные беседы, пусть у вас будут наготове евангельские трактаты, которые часто приносят хорошие результаты. Правда, некоторые трактаты так слабы, что не смогут обратить и жука, в них мало интересного даже для мухи. Поэтому или приготовьте хорошие, впечатляющие трактаты или вообще не раздавайте никаких трактатов. Красноречивый, животрепещущий евангельский трактат часто может быть добрым семенем для жизни вечной. Поэтому не выходите на открытую проповедь без хороших трактатов.
Я полагаю, что кроме раздачи трактатов, вы должны попытаться попросить адрес (телефон) тех людей, которые часто приходят слушать ваши проповеди, чтобы посетить или позвонить им. Как прекрасно, когда проповедник посещает человека на дому!
«Послушай-ка, Билл, — говорит жена своему мужу, — тебя хочет видеть гость, это тот джентльмен, который проповедует на углу нашей улицы. Пригласить ли его зайти в наш дом?» «О, да, — последовал ответ, — я слушал его проповеди много раз; это хороший человек». Посещайте, по возможности, многих людей, ибо это будет на пользу не только для них, но и для вас самих.
А каким сильным может оказаться личное письмо к человеку! У некоторых людей все еще сохраняется своего рода суеверное благоговение перед письмами, и когда они получат искреннее послание от кого-то из вас, уважаемые братья служители, они серьезно задумаются над ним, и, кто знает, может быть, почтовое послание коснется того человека, которого не коснулась проповедь. Молодые люди, которые не умеют проповедовать, могли бы сделать много полезного, если бы начали писать письма своим сверстникам о вопросах спасения их душ. Иногда люди очень хорошо выражают письменно то, чего не могут выразить языком. Давайте же будем спасать людей всеми доступными средствами; давайте же будем останавливать их на дороге в ад. Мы не имеем даже и половины того усердия, которое должны иметь. Вспомните историю о том умирающем молодом человеке, который сказал своему брату: «Мой брат, как ты мог быть столь безразличным к моей душе?» Тот отвечал: «Я не был безразличным к твоей душе, ведь я часто говорил с тобой на эту тему». «О, да! — сказал умирающий, — ты говорил; но я думаю, что если бы ты посерьезнее задумался над тем, что я иду в ад, ты относился бы ко мне с большим вниманием, ты бы плакал обо мне и, как брат, не позволил бы мне погибнуть!» Пусть никто так не скажет о вас!
Но я слышал и то, что большинство проповедников, стараясь проявить искреннее внимание к душам, начинают делать странные поступки и говорить непонятные вещи. Что ж, если это происходит от искреннего сердца, то пусть они делают эти странные вещи. Мы не желаем, чтобы они делали то, что имеет только вид искренности; но люди в наши дни действительно нуждаются в горячем соучастии и если вы видите его проявление, не будьте слишком критичны. Вы должны признать, что у штормового ветра есть свои пути, а у живого сердца — свой способ выражения. Если у вас есть ревность, но вы не можете говорить, ваша ревность придумает свой особенный способ достижения цели. Говорят, что Ганнибал растворял скалы уксусом; так и ревность так или иначе найдет способ растворить каменные сердца людей. Пусть же на каждом из вас почивает Дух Божий, ради славы имени Иисуса Христа! Аминь.

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha