Пастырь Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
д. Литовня






Чарльз Сперджен «Как приводить души ко Христу» — Спасение душ — самое важное дело в нашей жизни

Чарльз Сперджен - Ибо так написано

Если мы читаем христианские книги, то каким книгам отдаем предпочтение? Скорее всего, мы в первую очередь читаем книги, изданные нашей собственной деноминацией, потому что мы заранее знаем, о чем пишется в этих книгах. Если у нас есть четкие убеждения, мы будем выбирать те книги, которые соответствуют нашему образу мыслей.

Мы всегда высоко ценим человека, который страстно увлечен достижением какой-нибудь цели. Такой человек обычно обладает силой воли, и если у него достойная цель, то и он сам, как правило, человек достойный. Целенаправленный человек — это настоящий человек. Тратить жизнь на достижение многих целей — все равно, что разбить реку на бесчисленное множество мелких ручейков, каждый из которых будет настолько мелок и узок, что в нем не проплывет даже лодка. Жизнь, посвященная одной цели, похожа на могучую реку, несущую к океану множество кораблей и обеспечивающую плодородие почвы на своих берегах. Покажите мне человека, у которого есть не только великая цель в душе, но и страстное желание, и сосредоточенность, и рвение в достижении этой цели, — и вы покажете мне одного из самых влиятельных людей, рожденных в этом мире. Покажите мне человека, сердцем которого владеет чувство святой любви и разум которого руководствуется небесными мыслями, — и я осмелюсь предсказать, что этот человек станет широко известным, независимо от того, как сложится его судьба, и люди будут долго помнить его имя даже после того, как забудут место, где он похоронен.
Таким человеком был апостол Павел. Я не намерен поставить его на пьедестал, чтобы вы смотрели и удивлялись, а еще меньше, — чтобы вы кланялись и молились ему, как одному из святых. Я упоминаю Павла для того, чтобы показать, что мы все должны быть такими же, каким был он. И хотя мы не можем нести апостольское служение, хотя не обладаем его талантами и боговдохновением, тем не менее, мы должны быть объяты тем же духом, который приводил в действие его, и притом, — позвольте мне добавить, —в той же степени, что и апостол Павел. У вас есть возражения? Тогда я задам вам вопрос: имел ли Павел, по благодати Божией, хоть что-нибудь такое, чего не можете иметь вы? Сделал ли Иисус что-либо для Павла больше, чем Он сделал для вас? Бог изменил жизнь Павла, — но Он изменил также и вашу жизнь, если вы перешли от тьмы в Его чудный свет. Павлу было прощено много, — но точно так же были прощены и вы, по милости Божьей. Он был искуплен кровью Сына Божьего, — но таким же образом были искуплены и вы, — во всяком случае, вы это утверждаете. Он был исполнен Духом Божьим, — и вы Им исполнены, если воистину соответствуете той христианской вере, которую исповедуете. Итак, если мы точно так же, как и Павел, обязаны Христу своим спасением, если омыты драгоценной кровью Иисуса и возрождены Святым Духом, то почему, спрашиваю я вас, то же самое семя не должно принести в нас такой же плод? Почему одна и та же причина не может произвести одинаковые следствия? Не говорите мне, что апостол был исключением из правила, и поэтому его нельзя ставить в пример для простых людей. На это я вам отвечу, что мы должны быть такими, как Павел, если мы хотим быть там, где Павел. Павел не считал себя достигшим и совершенным. Так неужели мы должны считать его недосягаемым и довольствоваться тем, что мы так не похожи на него? Нет и еще раз нет! Будем же непрестанно молиться о том, чтобы мы, верующие во Христа, были последователями Павла в его следовании Христу, а там, где он не смог стопа в стопу следовать за Господом, давайте даже превзойдем его и будем более усердными, более преданными Христу, чем был апостол язычников. О, пусть же Дух Святой поможет нам быть похожими на нашего Господа Иисуса Христа.
Я желаю сейчас поговорить с вами о том, что у Павла была великая цель жизни. Он сам говорит нам о том, что его цель была «спасти, по крайней мере, некоторых». Постараемся теперь заглянуть в сердце Павла и обратим внимание на те великие причины, которые заставляли его считать столь важным спасение хотя бы некоторых. Затем мы рассмотрим некоторые средства, которые апостол употреблял для достижения этой цели. Мы будем говорить обо всем этом для того, чтобы и вы, дорогие братья, задались целью «спасти некоторых», чтобы вами овладели те великие побуждающие мотивы, которым невозможно противостоять и чтобы вы употребляли для успешного достижения цели мудрые методы.
I. Итак, братья, во-первых, какую великую цель имел Павел в своей повседневной жизни и служении? Он сам отвечает на этот вопрос: спасти хотя бы некоторых.
На нашем собрании присутствуют служители Христа, миссионеры, евангелисты, женщины-работницы, учители воскресных школ, а также другие работники в винограднике Господнем, и я желаю спросить каждого из вас: является ли цель Павла целью также и вашего служения? Стремитесь ли вы превыше всего прочего спасать души? Я боюсь, что некоторые из вас забыли об этой великой цели, но, дорогие друзья, все, что не направлено на выполнение этой задачи, недостойно стать великой целью христианской жизни. Я опасаюсь, что некоторые из вас проповедуют только для того, чтобы развлекать людей. Вы собираете много людей и льстите их слуху, чтобы они ушли домой довольные слышанным. Оратор тоже рад, он складывает руки и самодовольно покидает собрание. Но Павел не старался угодить публике и не стремился собрать вокруг себя толпу. Если он не мог спасти их, то у него не было желания и развлекать их своими речами. Если истина не касалась их сердец, не изменяла их образ жизни и не делала из них новых людей, Павел уходил домой с печальными мыслями: «Кто поверил слышанному от нас, и кому открылась мышца Господня?» Очень многие в наши дни считают, что христиане должны направить все свои усилия на то, чтобы дать людям образование. Я вполне согласен с тем, что образование само по себе дело весьма ценное, и я уверен, что все христианские церкви в нашей стране радуются, что у нас, наконец, внедрена общенациональная система образования. Если эту систему умело использовать, то каждый ребенок в нашей стране будет держать в своих руках ключи знания. Пусть другие расплачиваются за невежество, если им это нравится, но мы будем всячески поощрять распространения знания, и чем шире оно будет распространяться, тем лучше. Однако если церковь Божия считает, что она послана в мир только для того, чтобы тренировать умственные способности людей, то это будет серьезная ошибка. Задача христианства состоит вовсе не в том, чтобы давать людям мирские знания, и не в том, чтобы привить им любовь к искусству, научить ценить красоту природы и обаяние поэзии. Иисус Христос пришел в мир не для этого. Он пришел взыскать и спасти погибшее, и это же поручение Он дал Своей Церкви. Церковь будет изменницей по отношению к пославшему ее Господу, если станет развлекаться красотами искусства и забудет, что ее единственная цель, ради которой она существует среди сынов человеческих, — проповедовать Христа распятого. Церковь должна быть занята делом спасения душ. Служитель церкви должен употребить все средства, чтобы спасти хотя бы некоторых. Он не является служителем Христовым, если его сердце не наполнено этим единственным желанием. Миссионеры далеко не соответствуют своему званию, если они удовлетворяются приобщением туземцев к цивилизации; их первоочередная задача — спасать души. То же самое относится и к учителям воскресных школ и ко всем прочим работникам среди детей. Если они учат детей только читать, петь гимны и тому подобному, — то они не выполняют свое истинное призвание. Мы должны спасать души детей. Мы должны делать это дело последовательно и методично, чтобы спасти хотя бы некоторых, ибо если мы никого не спасли, то мы ничего не сделали.
Павел не говорит также, что он старается научить людей правилам морали. Мы знаем, что Евангелие — лучшее средство для утверждения морали. Когда человек получает спасение души, он становится не просто нравственным — он становится святым. Но если мы в первую очередь будем добиваться повышения морали, то никогда не достигнем истинной цели; если же нам и удастся повысить мораль, то все равно это будет не то, для чего мы посланы в мир. Для тех, кто считает задачей христианства повышение морали, хорошим уроком может послужить опыт доктора Челмерса. Он рассказывал, что в начале своего служения, он проповедовал правила морали, но из этих нравоучений не выходило абсолютно ничего хорошего. Но как только он начал проповедовать Христа распятого, дело сдвинулось с мертвой точки, сердца людей всколыхнулись, появились и противники, но благодать одержала верх. Если кто любит приятные запахи, пусть растит цветы; если же кто желает утверждать нравственность, пусть спасает души человеческие. Если кто желает, чтобы труп зашевелился, пусть — сначала вдохнет в него жизнь, и тот, кто желает, чтобы люди вели правильный образ жизни, должен, прежде всего, пожелать, чтобы Дух Святой дал им новое сердце. Мы не можем удовлетворяться тем, что научим людей их обязанностям по отношению к ближним или даже по отношению к Богу, — это задача Моисея, но не Христа. Закон дан через Моисея, благодать же и истина пришли через Христа. Мы можем сделать гораздо больше, чем просто научить людей, какими они должны быть, ибо через проповедь Евангелия в силе Духа Святого мы делаем людей такими, какими они должны быть. Мы не кладем перед глазами слепых те вещи, которые они не могут видеть, но мы открываем им глаза во имя Иисуса. Мы не рассказываем пленным о том, как хорошо быть свободным, но открываем двери темницы и снимаем с них кандалы. Мы не довольствуемся рассказом о том, какими люди должны быть, но показываем им, каким образом они могут приобрести требуемый характер, и как Иисус Христос дарует все необходимое для получения жизни вечной тем, кто приходит к Нему с верой.
Подумаем, братья, еще и о том, что если мы с вами потратим свою жизнь на то, чтобы развлекать людей, давать им образование и учить морали, — то мы окажемся в весьма плачевном состоянии и представим очень жалкий отчет в тот великий день, ибо какая польза человеку от образования, если он будет осужден навеки? Чем помогут ему наши развлечения в тот момент, когда прозвучит последняя труба, потрясутся небо и земля, раскроется огненная бездна и поглотит неспасенные души? Или какая польза будет человеку от того, что он морален, если все равно ему предстоит стоять по левую сторону Судьи и услышать «отойдите от Меня, проклятые»? Запачканными в крови погибших душ окажутся одежды тех, кто назывался христианами, если их жизнь не была направлена к той цели, чтобы «спасти хотя бы некоторых».
О, я умоляю вас всех, а особенно дорогих друзей, работающих в воскресных школах и других учебных заведениях, — не думайте, что вы уже что-то сделали для Бога, если души детей не спасены.
Вы должны ясно понять, что их спасение — от начала и до конца — ваша святая обязанность. Поэтому, во имя Христа и в силе Духа Святого, приложите все ваши силы к ее выполнению, чтобы любыми средствами спасти хотя бы некоторых и привести их к Иисусу, чтобы они избавились от грядущего гнева.
Что имел в виду Павел, когда говорил, что он желает спасти некоторых? Что значит быть спасенным? Павел имел в виду ничто иное, как то, что они должны родиться свыше; ибо человек не может быть спасенным до тех пор, пока не станет новым творением во Христе Иисусе. Старая природа не может быть спасена: она мертва и испорчена. Лучшее, что мы можем для нее сделать, — это распять и предать погребению в том гробе, где был погребен Христос. Дух Святой Своей силой должен вселить в нас новую природу, иначе мы не сможем спастись. Мы должны стать новым творением, — так, словно до этого мы вообще не существовали. Мы должны во второй раз выйти из рук Вечного Бога, как будто Он сегодня сотворил нас Своей премудростью, подобно тому, как сотворил Адама в раю. Слова великого Учителя гласят: «Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит: так бывает со всяким, рожденным от Духа». «Если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия». Итак, Павел имел в виду то, что человек должен стать новым творением во Христе, и мы не можем успокаиваться до тех пор, пока не увидим произведенную в нем перемену.
И поэтому целью наших проповедей, наших молитв и даже всей нашей жизни должно быть то, чтобы «некоторые» были рождены свыше.
Кроме этого, Павел желал, чтобы некоторые были очищены от своих прошлых грехов через заслуги искупительной жертвы Сына Божьего. Никто не может получить спасение от грехов, кроме как через искупительную жертву. «Проклят всяк, кто не исполняет постоянно всего, что написано в книге закона». Это проклятие еще никто не отменял, и есть только единственный путь избежать его: Иисус Христос был проклят за нас, ибо написано: «Проклят всякий, висящий на древе. И теперь всякий, кто верует в Иисуса, кто возложил свои руки на голову Иисуса из Назарета, как когда-то возлагали руки на козла отпущения за грехи народа, — тот избавился от бремени грехов. Для такого человека вера является надежным доказательством того, что его преступления уже давно возложены на голову великого Заместителя. Господь Иисус Христос был наказан вместо нас, и мы теперь уже не вызываем на себя Божий гнев. Ибо вот, жертва искупления за грех убита, возложена на жертвенник, и Господь принял ее, и эта жертва удовлетворила Его настолько, что Он провозгласил, что всякий, кто верует в Иисуса, вполне и навеки прощен. И теперь мы жаждем видеть людей, получивших прощение именно таким образом. Мы хотим привести блудных сыновей на лоно Отца, заблудших овец — на плечи доброго Пастыря, и потерянную драхму — в руки ее Владельца, и пока мы этого не сделали — мы не сделали еще ничего. Я имею в виду то, что мы не сделали ничего в духовном отношении, ничего для вечности, ничего заслуживающего затраты наших лучших сил, ничего такого, ради чего стоит отдать весь жар наших бессмертных душ. О, Господь, наши души жаждут видеть вознаграждение Иисусу в спасении тех, кого Он купил Своей кровью! Содействуй нам Твоей благодатью в приведении душ к Нему!
Я хочу сказать далее, что когда апостол желал спасти хотя бы некоторых, он имел в виду то, что они должны быть возрождены, прощены, а также очищены и освящены, ибо до тех пор, пока человек живет во грехе, он все еще не спасен. Пусть человек утверждает что угодно, но он не может быть спасенным от греха, продолжая оставаться рабом греха. Разве спасен от греха пьяница, если он, как и прежде, предается буйству? Разве спасен от греха сквернослов, если он все еще употребляет гнилые слова? Надо называть вещи своими именами. И я снова повторяю, что великая цель христианской работы заключается в том, чтобы некоторые были спасены от своих грехов, очистились, освятились, убелились и стали образцом здравомыслия, целомудрия, честности и праведности, то есть, чтобы виден был плод Духа Божьего. Если этого не произошло, то мы трудились напрасно и потратили свои силы зря.
Я могу заявить перед всеми вами со всей ответственностью, что я не искал в этом молитвенном доме ничего другого, как только спасения душ. Призываю во свидетели небо и землю, а также вашу совесть, что я не стремился достичь никакой другой цели, кроме как привести вас ко Христу и представить вас перед Богом в тот день «принятыми в Возлюбленном». Я не старался угождать испорченным вкусам людей ни новшествами в вероучении, ни обрядностью, но придерживался евангельской простоты. Я не скрывал от вас драгоценных Божьих Слов, но старался представить вам волю Божью во всей полноте. Я не стремился быть слишком красноречивым, но говорил простыми словами, прямо к вашему сердцу и совести, и если вы все еще не спасены, я сожалею об этом и плачу перед Богом, что до сего дня все мои проповеди оказались напрасными. Если вы еще не приблизились ко Христу, если не омыты струей Его крови, вы представляете собой бесплодную землю, на которой до сих пор нет никакого урожая.
Может быть, вы мне скажете, что благодаря посещению этого собрания вы не делаете многих грехов, что вы познали многие истины. Что же, это все хорошо, но разве я живу всего лишь для того, чтобы научить вас некоторым истинам и удерживать от очевидных грехов? Как могу я быть доволен всем этим, если знаю, что вы все еще не спасены, а значит, после смерти будете брошены в пламя адского огня? Нет, возлюбленные, я перед Богом считаю, не стоит тратить жизнь, душу и силы, ни на что, как только на то, чтобы привести вас ко Христу. Ничто другое не принесет моему сердцу радости исполнившегося желания, как только спасение ваших душ. Я обращаюсь к каждому присутствующему здесь работнику с просьбой никогда не упускать из виду эту единственную цель, то есть приобретать души для Христа, видеть их рожденными свыше и омытыми струей крови Христовой. Пусть сердце работника болит и тоскует об этом, пусть голос будет напряжен до хрипоты, но только пусть работник знает, что он еще не сделал ничего, если через его труд до сих пор не спасены, по крайней мере, некоторые. Подобно тому, как рыболов желает поймать рыбу в свои сети, или охотник старается вернуться домой с добычей, подобно тому, как мать с тоской желает прижать к груди свое потерявшееся дитя, и мы томимся о спасении душ до такой степени, что готовы лучше умереть, чем не видеть их спасенными. Спаси же их, о Господь, спаси их ради Христа!
Но теперь мы перейдем к следующей мысли.
II. У апостола были веские причины для того, чтобы избрать себе такую цель жизни.
Если бы он мог быть сейчас среди нас, он рассказал бы об этих причинах примерно следующее. Необходимо спасать души, ибо, если они не спасаются, тогда имя Божье бесславится. Пытались ли вы хотя бы раз подумать о том, сколько бесславия наносится Господу Богу нашему в Лондоне ежечасно? Возьмите, например, хотя бы наше молитвенное собрание, на которое мы пришли под предлогом помолиться Богу. Если бы можно было прочесть мысли каждого присутствующего на этом собрании, то как много нашлось бы мыслей, бесславящих Всевышнего! Но подумайте о том, что за стенами каждого молитвенного дома живут тысячи, десятки тысяч, сотни тысяч людей, которые в течение всего этого дня пренебрегают даже напоминанием о служении Богу, Который их сотворил и Который охраняет их жизнь! Подумайте о том, сколько раз в течение этого часа открывались двери питейных заведений и сколько раз там хулилось имя Божье! В нашем городе творятся дела и похуже этих, хотя хуже пьянства трудно что-то придумать, но я не буду о них говорить. Перенесите ваши мысли на пару часов позже, когда на землю спустится покров темноты.
Чувство стыда не позволяет нам даже думать о том, как бесславится имя Божье в людях, чей праотец был создан по образу Божьему, но которые осквернили себя и стали рабами сатаны и жертвами животных похотей. Увы, увы, горе нашему городу, наполненному мерзостями, о которых апостол пишет: «Ибо о том, что они делают тайно, стыдно и говорить».
Дорогие братья и сестры во Христе, ничто другое, кроме Евангелия, не может смыть это социальное зло. Пороки похожи на змей, и только голос Иисуса может прогнать их с нашей земли. Евангелие подобно большой метле, которая может вымести нечистоты нашего города, и ничто другое здесь не поможет. А что мы увидим, если попытаемся охватить мыслью все крупные города мира?
Посмотрим, например, на миллионы идолопоклонников в Китае или Индии! Перед нами массы людей, поклоняющихся лжепророку и антихристу, — какие страшные оскорбления имени Божьему! Какой смрадный дым для обоняния Иеговы представляет собой это поклонение ложным богам! Наверное, Он должен был бы простереть руку к рукояти Своего меча и сказать: «О, удовлетворю Я Себя над противниками Моими и отмщу врагам Моим!» Но Он терпеливо сносит все это. Так не будем же пренебрегать Его долготерпением, но будем день и ночь взывать к Нему и ежедневно трудиться для Него, чтобы всеми средствами спасти хотя бы некоторых, во славу Его имени.
А теперь, дорогие друзья, подумаем о том, в каком крайне жалком состоянии находится род человеческий. Если бы мы могли мысленно собрать в одно место все несчастье жителей Лондона, находящихся в больницах и исправительных учреждениях, то мы пришли бы в ужас. Говоря о нищете, я безоговорочно признаю, что это большое зло, откуда бы оно ни приходило. Но если посмотреть внимательно, мы обнаружим, что лишь немногие люди бедны из-за непреодолимых обстоятельств, большая же часть лондонской нищеты является исключительно результатом расточительства, бездумности, праздности и, что хуже всего, пьянства.
Пьянство процветает благодаря дьявольским пивным заведениям, распространившимся по городу подобно зловещей язве. Я отдаю себе отчет в том, что говорю. Многие питейные заведения действительно представляют собой ничто иное, как ад в миниатюре, и даже хуже того, ибо ад, по крайней мере, заставляет кого-то страшиться Божьего наказания за грех, а о питейных заведениях вообще нельзя сказать ничего доброго. Этот порок нашего времени является в трех четвертях случаев причиной нищеты. Вы только посмотрите на те несчастные семьи, где женщины дрожат, когда слышат звуки шагов своих мужей, а дети в страхе забиваются в угол, потому что это двуногое животное, шатаясь, возвращается домой из того места, где оно удовлетворяло свой аппетит!
Если вы посмотрите на все это и вспомните, что только за прошедшую ночь такие истории повторялись десятки тысяч раз, — я думаю, вы непременно скажете: «О Боже, помоги нам спасти, во что бы то ни стало, по крайней мере некоторых!» Поскольку «секира», которая лежит «при корне дерев», есть Евангелие Христово, то да поможет нам Бог идти с этой секирой в рассадники порока и рубить без устали под самый корень, пока огромный ядовитый ствол не зашатается и не повалится вниз. И тогда будет спасен наш Лондон, и будет спасен наш мир от этой нищеты и убожества, которые сейчас сваливаются на нас с каждой ветки этого дерева!
Далее, дорогие друзья, у христианина есть еще и другие причины для того, чтобы спасти хотя бы некоторых. Прежде всего, это ужасное будущее для нераскаянных душ. Человеческий взор не может проникнуть через завесу смерти, но тот, чьи глаза помазаны небесной мазью, глядит сквозь эту завесу, и что же он видит?
Мириады и мириады душ, выходящих из тел, выстраиваются в жуткую очередь и отправляются — куда? Мы видим, как неспасенные, невозрожденные, неомытые драгоценной кровью, эти души занимают место на скамье подсудимых, где в суровой тишине оглашается приговор, и они изгоняются от Божьего лица в то место ужаса, которое нельзя ни описать, ни даже вообразить.
Уже одного этого достаточно для того, чтобы и днем, и ночью причинять нам чувство горести. Приговор ужасающе суров. Вот звучит труба архангела, возвещающая воскресение мертвых. Души выходят из своей темницы. Я вижу, как они возвращаются на землю и входят в тела, в которых они когда-то жили. Далее я вижу, как они стоят — великое множество, огромные толпы — в долине суда. И вот, приходит Он и садится на великий белый престол. На Его голове венец, перед Ним раскрыты книги, и они стоят перед ним, как подсудимые перед судьей. Я внимательно вглядываюсь в них, — как все они дрожат! Как трепещут, подобно листьям от порыва ветра! Куда убежать? Ни скалы не падут на них, ни горы не покроют. Что их ожидает? Вот страшный ангел берет серп и косит их, как жнец косит плевелы, предназначенные для сожжения. Он собирает их и бросает в пропасть, где их ожидает вечное мучение без всякой надежды. О, горе! Мое сердце разрывается, когда я вижу их гибель и слышу жуткие крики их слишком запоздалого пробуждения. О, христианин, спаси же хотя бы некоторых из них! Спаси во что бы то ни стало! Чтобы не попали они в этот огонь, в эту тьму внешнюю, где плач и скрежет зубов, — постарайся спасти хотя бы кого-то! Пусть же великой и преобладающей целью твоей жизни будет жажда, как это было у апостола, спасти, по крайней мере, некоторых.
Ибо если они будут спасены, то — не чудо ли? — вы увидите великую разницу в их вечной участи. Их души восходят на небо, а после воскресения туда же поднимутся и их тела, и там они будут прославлять искупившую их любовь. Никто не может так прекрасно играть на арфах, как они! Никто не может петь лучше, чем они! Вот слова их песни: «Ему, возлюбившему нас и омывшему нас от грехов наших Кровию Своею, и соделавшему нас царями и священниками Богу и Отцу Своему, слава и держава во веки веков, аминь». Какое счастье видеть бывших блудных сынов в доме Отца, и чад гнева — наследниками неба! Да, спасение включает в себя и все это блаженство. О, если бы бесчисленное множество людей наследовало это счастье! Но дай нам Бог спасти хотя бы некоторых. Хотя бы некоторые, благодаря нашим стараниям, наследовали славу небес. Посмотрите на Учителя: Он для вас пример. Он оставил славу, чтобы спасти хотя бы некоторых. Он взошел на крест, спустился во гроб, чтобы «спасти хотя бы некоторых». Великой целью Его жизни было положить душу Свою за Своих овец. Он возлюбил Свою Церковь и отдал Себя за нее, чтобы искупить ее Себе в удел. Подражайте Учителю. Научитесь Его самоотвержению и благословенному посвящению, чтобы и вы могли спасти, по крайней мере, некоторых.
Моя душа жаждет того, чтобы и я лично мог «спасти хотя бы некоторых», но все же мне хочется большего, чем это. Я желаю, мои дорогие друзья, чтобы каждый из вас, кто связан с нашей церковью узами братского общения, стал бы духовным отцом или матерью для детей Божьих. О, дал бы Бог, чтобы каждый из вас мог «спасти хотя бы некоторых»! Я обращаюсь к вам, почтенные старцы: вы еще не слишком стары для этого служения. Я обращаюсь к вам, молодые братья и сестры, вы не слишком молоды для того, чтобы быть воинами в армии Царя. Грядущее Царство Господа не созидается трудом только нескольких служителей, миссионеров и благовестников, проповедующих Евангелие. Оно придет благодаря труду всех, кто его благовествует — на рыночной площади или у камина, на улице или в доме. Все вы без исключения должны быть постоянно заняты попыткой «спасти некоторых». В этот вечер я хотел бы заново призвать вас на службу в армию Царя и поднять над вашей головой Его знамя. Я хотел бы, чтобы вы с новой силой прониклись чувством любви к вашему Господу и Жениху. «Ближе, Господь, к Тебе» — поем мы в известном гимне. Будем же стремиться быть в близком общении с Ним, и тогда у нас появится больше желания возвеличить Христа за спасение грешников.
Я желал бы задать серьезный вопрос тем, кто уже спасен: сколько душ вы привели ко Христу? Конечно, вы не можете делать это своими силами, и я с вами согласен, но я имею в виду вопрос, сколько грешников Дух Божий привел через вас ко Христу? Много? Или, может быть, вообще ни одного? Вы не можете припомнить ни единого случая? Тогда мне вас жаль. «Запишите человека сего лишенным детей, человеком злополучным во дни свои», — так сказал Господь Иеремии об Иехонии. В те дни бездетность считалась ужасным проклятием. Не придется ли записать бездетными и вас, мои дорогие друзья? Ваши дети не спасены, ваша жена не спасена, и вы остаетесь духовно бездетными. Неужели вам все равно? Я умоляю вас пробудиться от забытья, и просите Господа, чтобы Он сделал вас годными для Своего употребления. «Я так хотел бы, чтобы верующие подумали о нас, грешниках!» — говорит молодой человек. Другой отвечает ему: «Они думают о нас, и даже очень много думают». — «Так почему же они не проявляют это на деле? Я часто хотел поговорить о святых вещах с моим другом, который является членом церкви, но он ни разу не начинал разговор на эту тему, и мне кажется, что он старается держаться от этих вопросов подальше, когда я рядом с ним». Не позволяйте вашим друзьям говорить подобное о вас. Рассказывайте им о Христе и о святых вещах, твердо решите, чтобы никто из них не погиб из-за недостатка ваших молитв, стараний и душевных наставлений. Да даст вам Бог Свою благодать, чтобы вы могли не только твердо решить, но также и привести в исполнение это решение — спасти, по крайней мере, некоторых!
III. Мое время почти истекло, и поэтому я напомню напоследок о тех великих методах, которые употреблял апостол.
С чего начинал свое дело этот человек, который желал «спасти хотя бы некоторых»? Конечно же, прежде всего он начинал с простой проповеди Евангелия. Он не пытался вызвать сенсацию потрясающими воображение речами, он также не проповедовал ложное учение с целью заслужить благосклонность толпы. Некоторые евангелисты, проповедующие выдумки своей собственной головы, должны знать, что они направляют людей на ложный путь. Они умышленно избегают оглашения тех или других евангельских истин только потому, что эти истины мешают им заниматься словоблудием. Они стараются говорить общими фразами, потому что надеются таким образом привлечь на свою сторону больше людей. Но даже если человек искренне желает спасти большее число грешников, он все же не прав, когда позволяет себе говорить в проповеди что-либо противное здравому смыслу. Мне приходилось слышать о том, как на некоторых призывных собраниях кое-что говорилось и делалось не в согласии со здравым учением, но люди оправдывали все это «необычностью ситуации».
Я считаю, что я не имею права проповедовать ложное учение, даже если я знаю, что оно приведет душу ко спасению. Конечно же, такое предположение абсурдно, но оно поможет вам понять мои мысли. Я считаю своим долгом доводить до сознания людей истину, а не ложь, и мне не будет никакого извинения, если я под тем или иным предлогом преподнесу им лжеучение. Вы можете быть уверены также и в том, что утаивание любой евангельской истины не может быть правильным и верным способом спасения душ. Проповедуйте грешникам учение Евангелия во всей полноте. Если вы придерживаетесь, например, кальвинистских взглядов, то не скрывайте и не стесняйтесь их высказывать. Не секрет, что результаты многих евангелизационных кампаний оказались недолговечными, потому что там не проповедовалось полноценное Евангелие. Дайте же людям услышать все евангельские истины без исключения, и пусть эти истины будут крещены святым огнем, чтобы они оказали должное влияние на сердца людей.
Самая же великая истина заключается в проповеди о кресте.
Это истина о том, что «так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную». Мой брат, придерживайся этой истины.
Это именно тот колокол, в который ты должен звонить. Так звони же в него, мой брат! Звони, говорю я тебе! Не переставай звонить! Издавай эту ноту из серебряной ли трубы, или из бараньего рога — труби ее, и стены Иерихона непременно падут. Увы, цветистые речи современных «культурных» богословов приносят одну лишь беду. Я слышал, как они на повышенных тонах порицали мою «старомодную» проповедь. Все эти речи о Христе распятом, — говорят они, — архаичны, шаблонны, старомодны и абсолютно непригодны для утонченного современного вкуса.
Просто удивительно, какими умными мы стали за последнее время! Я боюсь, что мы стали настолько умны, что скоро будем пожинать, если не пожинаем уже, поколение глупцов. Говорят, что людям нравятся «мыслящие» проповедники и что рабочий люд пойдет туда, где обожествляется наука и где почитают за святыню «глубокие мысли». Однако я заметил, что, как правило, в тех церквях, где старое Евангелие подменяется «новым мышлением», на собрание приходит больше пауков, чем людей, а там, где в простоте проповедуют Иисуса Христа, дом заполняется до самых дверей. Чем же еще и привлекать людей, в любом количестве и в любое время, как не проповедью о Христе распятом? Что касается нашей позиции по этому вопросу, то мы уже выбрали свой путь, и у нас нет сомнений в правильности выбранного направления.
Если кто-то сочтет за глупость проповедь об искуплении через кровь Христа, мы готовы быть такими глупцами. И если приверженность той старой истине, которую проповедовал Павел, будет безумием, мы все равно будем проповедовать ее во всей простоте, безыскусно, не пытаясь ее улучшить, даже если нас заклеймят как неспособных идти в ногу со временем. Ибо мы убеждены, что такое «безумие проповеди» есть Божье установление и что крест Христов — для многих предмет преткновения, а для еще более многих предмет насмешек — все же остается Божьей силой и Божьей премудростью. Да, мы будем придерживаться старомодной истины о том, что кто уверует, тот будет спасен, и пусть пошлет Бог Свое благословение на проповедь этой истины, согласно Его вечному определению! Мы и не рассчитываем на то, что такого рода проповедь будет пользоваться популярностью, но мы знаем, что Бог не замедлит благословить ее. Мы не меняем своих убеждений, даже если ту Истину, которую мы любим, мир в слепоте злословит, называя ее ребячеством и бреднями, даже если люди не видят подстерегающую их опасность, высмеивают то лекарство, которое только и может их излечить, и в таком состоянии умирают.
Далее, для того, чтобы «спасти хотя бы некоторых», Павел употреблял много молитвы. Бог не может благословить проповедь отвлеченных евангельских истин: мы должны молиться о благословении на нашу проповедь. Одного известного художника спросили, с чем он смешивал свои краски, и он ответил, что смешивал их со своими мозгами. Может быть, такой ответ звучит хорошо из уст художника, но если кто-то спросит проповедника, с чем он смешивает истину, то проповедник должен уверенно ответить, что смешивает ее с усиленной молитвой. Однажды каменотес разбивал гранитную глыбу. Он наносил удары по ней, стоя на коленях. Проходивший мимо служитель сказал: «Тяжела твоя работа, мой друг! Она в точности похожа на мою работу: и тебе, и мне надо разбивать камень». «Да, — ответил каменотес, — и если тебе удается разбивать каменные сердца, то ты делаешь это так же, как и я, стоя на коленях». Каменотес был прав, ни один не может применять молот Евангелия успешно, если не будет подолгу стоять на коленях. Но этот молот Евангелия разобьет каменные сердца очень скоро, если проповедник умеет молиться. Одолевший Бога, одолеет и человеков. Давайте же будем выходить за кафедру прямо из комнаты молитвы, получив свежее помазание от Духа Божьего. То, что мы получили втайне, с радостным сердцем будем раздавать людям. Пусть никто из нас не отважится говорить людям о Боге, если до этого мы не говорили Богу о людях. Да, мои дорогие слушатели, если вы желаете получить благословение на вашу воскресную школу или любой другой христианский труд, — смешивайте этот труд с вашими горячими ходатайственными молитвами!
А теперь рассмотрим еще одну особенность: Павел всегда начинал свой труд, имея в сердце глубокое сочувствие к людям, с которыми он имел дело, и это сочувствие помогало ему приспосабливаться к ним в каждом конкретном случае. Обращаясь к иудеям, он не заявлял им с порога, что является апостолом язычников, но говорил, что он — иудей, каковым он и был. Он не затрагивал вопросы национальной принадлежности или соблюдения обрядов. Он желал рассказать иудеям о Том, о Ком Исаия говорил: «Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни», чтобы они поверили в Иисуса и были спасены.
Встречаясь с язычником, апостол язычников не проявлял той высокомерной брезгливости, которая обычно присуща человеку, воспитанному в иудейских традициях. Он ел и пил, как язычник, сидел и разговаривал вместе с ним, и был в обращении с язычником таким, как язычник. Он не поднимал вопросов насчет обрезания или необрезания, но желал рассказать ему единственно о Христе, Который пришел в мир спасти как иудеев, так и язычников, и сделать из обоих одно. Встречаясь со скифом, Павел разговаривал с ним на варварском языке, а не классическом греческом.
Встречаясь с греком, он разговаривал с ним так, как в Ареопаге, на языке, характерном для утонченных афинян. Для всех он был всем, чтобы спасти, по крайней мере, некоторых.
Будем же и мы похожи на него, дорогие христиане, ведь главным делом всей нашей жизни является приведение людей к вере в Иисуса Христа силой Духа Святого, и все остальное должно быть подчинено этой главной цели. Если вы будете приводить людей ко спасению, то все остальное приложится вам в свое время. Миссионер Хадсон Тейлор, этот возлюбленный муж Божий, много потрудившийся в Китае, считал необходимым одеваться по-китайски и даже заплетал косичку. Он всегда смешивался с народом и, насколько было возможно, вел одинаковый с ними образ жизни. Я считаю это поистине мудрой тактикой. Я вполне понимаю, что если мы желаем трудиться среди китайцев, нам надо быть похожими на китайцев, насколько это возможно, чтобы приобрести для Христа китайцев. Очень уместно будет стать похожим на африканского зулу, чтобы спасти зулу, но надо иметь в виду, что при этом не надо разыгрывать роль зулу. Если мы сможем поставить себя на один уровень с теми, кому желаем послужить, тогда у нас будет больше шансов на успех, чем если будем оставаться чужаками и иностранцами и при этом говорить им о любви и единстве. Забыть себя ради спасения других — вот какова была цель апостола. Наша мудрость будет состоять в том, если мы выбросим за борт наши личные особенности, сделаем уступку в тысячах второстепенных вопросов, чтобы привести людей к Иисусу и распространить Царство нашего Господа. Пусть никакие наши характерные особенности или условности не отталкивают души от принятия Евангелия, — это будет преступлением с нашей стороны. Лучше сделать уступку в личных понятиях и быть ущемленным во второстепенных вопросах, чем удерживать грешника от покаяния спорами о пустяках.
Если бы Иисус Христос был сегодня среди нас, то я уверен, что Он не стал бы одеваться в кричащие модные наряды. Невозможно себе представить, чтобы наш Господь Иисус Христос одевался по последней моде. Апостол учил, чтобы даже женщины одевались скромно, и, по-моему, Христос не хотел бы, чтобы Его служители подавали пример шутовства. Даже и в одежде должно соблюдаться соответствие тому принципу, который изложен в нашем тексте. Итак, если бы Иисус был здесь, то во что бы Он одевался? В свое время Он носил обычную одежду, какую носили Его сограждане, и я думаю, что Он хочет, чтобы Его служители одевались в такой костюм, который похож на обыденный наряд слушающих их людей, чтобы даже своим внешним видом они могли показать, что не чуждаются их. Господь хотел бы, чтобы учителя воскресных школ говорили с детьми по-детски и сами, насколько это можно, стали, как дети, если они желают привести своих детей ко Христу. Те, кто хочет найти дорогу к юным сердцам, должны сами постараться уподобиться юным. Те, кто желает посещать больных, должны сочувствовать их болезни и разговаривать с ними так, словно и сами болеют той же болезнью. Спуститесь вниз к тем, кто не может подняться вверх к вам. Невозможно вытащить человека из воды, если не наклониться и не ухватиться за него. Если вам предстоит иметь дело с трудными людьми, вы должны снизойти и к ним, не в смысле соучастия в их грехах, но в том, чтобы приспособиться к их грубым манерам и языку, для того, чтобы установить с ними контакт. Я молю Бога, чтобы мы могли научиться святому искусству привлечения душ через приспособление к ним. В свое время церковь пастора Витфильда, что в Мурфильде, называли «ловушкой для душ». Витфильд был этим очень доволен и говорил, что он надеется, что его церковь всегда будет такой ловушкой. О, дал бы Бог, чтобы все наши молитвенные дома были ловушками для душ, чтобы каждый христианин был ловцом человеков, стараясь делать свое дело, как хороший рыболов, чтобы с помощью своего мастерства приобрести для Христа новые души! Будем же усердно употреблять все доступные нам средства, чтобы получить в награду за это дорогие души, которых в вечности ожидает либо блаженство, либо вечные мучения. Ныряльщик опускается в морскую глубину, чтобы найти жемчуг, а мы решимся на любые трудности и опасности, чтобы приобрести души. Пробудимся же, дорогие братья, для этой богоугодной работы, и да благословит нас в этом Господь!

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha