Пастырь Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
д. Литовня






Чарльз Сперджен «Лекции моим студентам» — ВНИМАНИЕ!

Чарльз Сперджен - Лекции моим студентам

Каждый ремесленник понимает необходимость держать свои инструменты в порядке, потому что «если притупится топор и если лезвие его не будет отточено, то надо будет напрягать силы» (Еккл. 10:10). Если притупятся инструменты у рабочего, то он знает, что ему придется приложить больше усилий или же его работа сделана плохо.


Во всех книгах по гомилетике этому вопросу уделяется очень мало внимания, что очень странно, так как он очень важен и заслуживает отведения ему отдельной главы. По-видимому, специалисты гомилетики считают, что все их книги предполагают этот вопрос и нет надобности говорить о нем особо, потому что, подобно сахару в чае, он неотделим от всей гомилетики. Вопрос же этот заключается в том, КАК ПРИВЛЕЧЬ И УДЕРЖАТЬ ВНИМАНИЕ НАШИХ СЛУШАТЕЛЕЙ. Их внимание надо завоевать, иначе они не будут слушать нас, и его надо удержать, иначе мы можем бесконечно говорить, но ничего хорошего из этого не получится.
Военные сообщения наших английских офицеров всегда начинаются словом «ВНИМАНИЕ!», и мы также должны всегда помнить о нем, когда начинаем все наши проповеди. Нам необходимо серьезное, искреннее, неусыпное, постоянное внимание всех, кто присутствует на наших собраниях. Если мысли наших слушателей далеки от того, что мы им проповедуем, если безразличны они к тому, что мы им говорим, то они не смогут принять проповедуемые им нами истины. Грех нельзя извлечь из людей, как Ева была взята из ребра Адама, когда они крепко спят. Они должны бодрствовать, понимать, что мы им говорим и чувствовать нашу силу, иначе мы, как и они, сами заснем. Некоторым проповедникам совершенно безразлично, слушают их или нет; проповедуя положенное им время, для них не важно, будет ли какая польза от их проповеди или нет, и чем скорее такие проповедники заснут вечным сном и станут проповедовать надписями на своих могильных памятниках на кладбище, тем это будет лучше. Одни братья обращают свои слова к отдушине в потолке, словно желая привлечь внимание ангелов, другие же смотрят в книгу, не отрывают от нее глаз, словно глубоко погружены в свои мысли, или же принимают самих себя за слушателей и очень гордятся этим. Почему бы таким братьям не проповедовать в прериях для назидания звездам небесным? И, если проповеди не предназначаются для слушателей, если это монолог, то чем меньше слушателей, тем это для них лучше. Разумный проповедник (а не все проповедники разумны) должен стараться заинтересовать всех своих слушателей, от мала до велика.
Мы должны привлекать внимание даже детей. «Даже детей, — скажете вы, — а кто же, как не мы, это делает?» К сожалению, должен сказать, многие проповедники не делают этого, и когда дети плохо ведут себя в собрании, повинны в этом часто сами проповедники. Нельзя разве вставить в проповедь небольшой рассказ или притчу, чтобы заинтересовать маленьких детей? Нельзя разве глазами привлечь их внимание и улыбкой успокоить их? Я часто глазами разговариваю с мальчиками из сиротского приюта, сидящими внизу моей кафедры. Надо, чтобы все смотрели на нас и внимательно слушали, что мы им говорим. Меня огорчает, если даже слепой не обращает ко мне своего лица. Если я замечаю, что кто-то оглядывается по сторонам, шепчет что-то соседу или смотрит на часы, то это для меня знак, что проповедь моя неинтересная и я стараюсь всеми средствами заинтересовать. Мне редко приходится жаловаться по этому поводу, но когда это случается, я обычно виню себя и призываю, что не имею никакого права на внимание слушателей, если сам не умею привлечь его к тому, что говорю им.
Внимание некоторых прихожан трудно завоевать, их просто не интересует, что вы им говорите. Бесполезно их ругать за это, это все равно, что пытаться поймать птицу, кидая в нее ветками. В большинстве случаев вина лежит на других, и эти другие вы сами. Может быть, они и обязаны слушать вас, но гораздо в большей степени вы обязаны заставить их слушать вас. Если рыба не идет на крючок, то виноват в этом рыбак, а не рыба. Заставьте своих слушателей быть внимательными и слушать то, что через вас Господь говорит их душам. Одна старая женщина, которой проповедник посоветовал нюхать табак, чтобы не заснуть на его проповеди, справедливо заметила, что если бы он добавил побольше нюхательного табака в свою проповедь, то она бы не заснула. Мы должны добавить в наши проповеди много нюхательного табака или других подобных возбуждающих внимание средств. Помните, что некоторым нашим слушателям трудно быть внимательными, многих просто не интересует, что мы им говорим, и благодать еще не коснулась их душ, чтобы увидеть ценность Евангелия. Говоря им о Спасителе, вы можете спросить их словами поэта:
Неужели вам все равно, всем вам все равно,
Неужели вам все равно,
Что Иисус должен был умереть?
Многие из них целую неделю были озабочены своими делами. Им следовало бы к Господу обратиться со своими скорбями. Но поступаете ли вы всегда так? Можете ли вы не думать о своей больной жене и плачущих детях, оставшихся дома? Несомненно, многие из них приходят в дом Божий отягощенные мыслями о своих повседневных занятиях. Фермер думает о своем поле, которое надо вспахать и засеять; а если выпадает дождливое воскресенье, то он думает о своих уже пожелтевших ранних всходах. Перед глазами купца мелькают неоплаченные счета кредитов, а торговец подсчитывает свои долги. Я не удивлюсь, если многие слушатели будут отвлечены разноцветными лентами на шляпах женщин или скрипом сапог мужчин. А как докучают надоедливые мухи, вы сами хорошо знаете: Веельзевул, их бог, изо всех сил старается, чтобы отвлечь ими внимание собравшихся за евангельской трапезой. Часто тягостные мысли одолевают человеком и, как черные мухи, кусают его во время вашей проповеди, и он больше думает, как бы отделаться от них, чем о самой проповеди. И разве это удивительно? Вы должны отогнать от них этих мух и переключить их мысли с повседневных забот на проповедуемые вами по воскресеньям истины. Ваша проповедь и ее тема должны дать им силу подняться над землей, к которой они прикованы, и хотя бы немного приблизить их к небу.
Очень часто помещения, в которых проходят молитвенные собрания, и духота в них очень мешают слушателям сосредоточиться. Например, в такой комнате, как это, где нет доступа чистому воздуху, где все окна закрыты, им трудно дышать, и они ни о чем другом не могут думать. Когда люди должны дышать воздухом, который выдыхают другие, нарушаются естественные процессы жизнедеятельности, и они больше чувствуют головную боль, чем сердечное смятение. На втором месте после благодати Божьей для проповедника необходим кислород. Молитесь, чтобы окна небесные открылись вам, но прежде откройте окна в своих молитвенных домах. Посмотрите, ведь в деревнях, и даже в городе, окна в большинстве своем вообще не открываются. В наших современных домах потолки не выше, чем в сарае, и воздуха в них не больше, чем в восточных темницах, где узники задыхались, умирая медленной смертью. Что бы мы сказали о доме, в котором окна вообще не открываются? Сняли бы вы для себя такой дом? И тем не менее готический стиль и наше глупое честолюбие заставляют многих отказываться от установки открывающихся окон и предпочитают маленькие отверстия в потолке или отверстия в окнах для приманки птиц. Такие помещения становятся не лучше печей, установленных Навуходоносором для Седраха, Мисаха и Авденаго. Если бы все такие храмы были застрахованы, я бы предпочел, чтобы они сгорели. Но даже в тех храмах, где можно открывать окна, их все равно держат закрытыми, и целыми месяцами они не проветриваются, так что от воскресенья до воскресенья воздух в них остается спертым. Этого нельзя допускать. Я знаю некоторых людей, которые не обращают на это внимания. А некоторые даже говорят, что лиса не умирает от зловония в своей норе. Но я не лиса, и спертый воздух вызывает дурноту у меня и моих слушателей. Поток свежего воздуха в храме — настоящее благословение Божье для людей, по крайней мере, он поможет лучше воспринимать возвещаемые им евангельские истины. Старайтесь, чтобы каждый день проветривался ваш храм. В своем храме в Парк Стрит, где я раньше проповедовал, я несколько раз просил диаконов вынуть верхние оконные рамы, чтобы можно было открывать окна. Я много раз говорил им это, но ничего не помогало; и вот, совершенно провиденциально, в один из понедельников кто-то очень мастерски вынул большинство из них, и было много волнений и догадок, кто бы мог совершить такое преступление, а я предложил дать пять фунтов стерлингов в награду тому, когда он будет найден, кто сделал это доброе дело. Мое предложение не было принято и потому я не считал себя обязанным кого-то одаривать. Надеюсь, что никто из вас не подозревает меня в этом преступлении, потому что, когда случилось это, я должен был бы признаться, что разбил окно палкой, чтобы впустить кислород в наш храм.
Иногда поведение наших прихожан мешает им быть внимательными, они просто не имеют привычки слушать. Они посещают храм, но не слушают проповедника. Они осматривают каждого входящего, они входят в храм в любое время, когда им заблагорассудится, иногда отвлекая внимание присутствующих в храме своей тяжелой походкой, скрипом сапог, хлопаньем дверьми. Как-то, проповедуя в храме и видя, что слушатели постоянно оглядывались на вновь входящих, я обратился к ним с такими словами: «Друзья мои, так как вам очень интересно знать, кто входит, а это очень мешает мне, потому что вы все время оглядываетесь, я, если хотите, буду вам описывать каждого входящего, чтобы вы сидели спокойно и смотрели на меня и хотя бы внешне соблюдали правила приличия». И я описал им вошедшего в это время господина, который оказался моим другом, и я знал, что он не обиделся. Я сказал: «Вот вошел почтенный господин, снял шляпу» и т. д.; они были так сконфужены, что мне не надо было уже больше никого описывать. А я сказал им, что был еще больше сконфужен, чем они, потому что они вынудили меня показать им, сколь безобразно было их поведение. Этот урок оказался им тогда на пользу и, к радости их пастора, надеюсь, они никогда больше не вели себя так.
Предположим теперь, что вам удалось добиться того, чтобы воздух в храме был чистым и поведение прихожан достойным. Что же дальше? Первое золотое правило, чтобы вас внимательно слушали ваши прихожане, — это всегда говорить то, что заслуживает их внимания. Большинство людей обладает не только инстинктивным желанием слушать полезные вещи, но и инстинктом, о чем вам следует всегда помнить, который мешает им видеть пользу от внимательного слушания только пустых слов. Я не буду очень строг, если скажу, что у некоторых проповедников больше слов, чем мыслей. Слова скрывают их мысли, если они вообще у них есть. Они высыпают кучи соломы, и, может быть, там и есть один-два колоска, но трудно их увидеть. Слушатели не будут долго слушать только слова, слова, слова и больше ничего другого. Среди заповедей нет такой, которая бы гласила: «не будь многословен», но она была бы равносильна заповеди «не укради», потому что давать своим слушателям слова вместо духовной пищи — это обман. Даже у самых лучших проповедников, «где многословие, там не без греха». Давайте слушателям то, что они будут ценить и помнить, то, что будет им полезно, лучшее из лучшего, самую великую истину слова Божья. Давайте им манну, только что упавшую с небес; не снова и снова одно и то же, подобно хлебу в исправительном доме, который целый год нарезается кусками в одной и той же форме. Давайте им то, что поразит их до глубины души, что подымет их среди ночи и заставит отправиться за пятьдесят миль, чтобы услышать, что вы им скажете. Вы можете сделать это. Делайте же это, братья мои. Делайте это непрестанно, и вы завоюете столь желаемое вами внимание.
Располагайте материал, который вы даете своим слушателям, в четкой и ясной последовательности. Можно свалить множество полезных вещей в кучу, из которых получится одна мешанина. Как-то меня послали за покупками в лавку, и я купил фунт чаю, четверть фунта горчицы и три фунта риса, все это сложил в корзину и, возвращаясь домой, увидел свору охотничьих собак. Я помчался за ними через рвы и плетни (как всегда это делал мальчиком) и, прибежав домой, обнаружил, что все мои покупки перемешались — чай, горчица, рис — в одну ужасную смесь. Тогда уже я понял, что все, что я собираюсь говорить, должно быть разложено по отдельным пакетикам и перевязано одной нитью моей проповеди — что должно быть первым, что вторым, что третьим, как бы ни устарел теперь этот метод. Люди не будут пить ваш чай с горчицей, не станут слушать путаных проповедей, в которых не отличить главного от второстепенного, потому что в них нет ни одного, ни другого. Излагайте истины в логической, ясной последовательности, чтобы их можно было легко запомнить, и тогда слушатели ваши быстро поймут и воспримут их.
Старайтесь всегда говорить просто и понятно, потому что даже самый превосходный материал не принесет пользы человеку, если он непонятен ему. Если вы употребляете выражения и фразы, недоступные пониманию, это все равно, что говорить со слушателем по-китайски. Возвысьтесь до уровня простого человека, опуститесь до его понимания, если он необразованный человек. Не улыбайтесь, потому что гораздо труднее говорить просто и понятно, чем сложно и путано, и примером тому наш Спаситель. Нужно самому встать на путь, которым могут следовать за нами наши слушатели, а не подыматься на не доступную им высоту. Наш Господь и Учитель был Царем проповедников, и тем не менее Он всегда говорил понятно и доступно для Своих слушателей, исключая только великие тайны нашего спасения; Его слова и изречения исходили как бы из уст «Богоявленного Младенца Иисуса». И если ваши проповеди будут просты и понятны для ваших слушателей, то завоюете не только их внимание, но и сердца их.
Обращайте внимание также и на форму изложения вашей проповеди. Как правило, не читайте свои проповеди по бумажке. Мало кто производил такое сильное впечатление, читая свои проповеди, как, например, Чальмерс, который и без предварительной подготовки произвел бы не меньшее впечатление. Но мы ведь не Чальмерсы. Такие выдающиеся люди могут и читать, если это им нравится, но у нас есть «лучший путь» для этого. Самая лучшая когда-либо мною слышанная прочитанная по бумажке проповедь имела вкус бумаги и застряла у меня в горле. Никакого удовольствия я от нее не получил, потому что желудок мой не мог переварить ее. Лучше уж говорить проповедь наизусть, чем читать ее. Но самое лучшее не читать, ни заучивать наизусть. Если уж вам приходится читать, то делайте это наилучшим образом. Только в этом случае завоюете вы внимание своих слушателей.
Но здесь следует заметить, что, если вы хотите, чтобы вас слушали, не импровизируйте в буквальном смысле, потому что это не лучше чтения, а, может быть, и хуже, если проповедь писалась без предварительного обдумывания. Подымаясь на кафедру, не говорите первую пришедшую вам в голову мысль, потому что в большинстве случаев она бывает поверхностной и вздорной. Слушателям нашим нужны проповеди хорошо подготовленные, не сырой материал, а глубоко изученный и изложенный в доступной для их понимания форме. Мы должны говорить от души, в естественных и живых выражениях подавать материал, заранее нами продуманный и подготовленный не хуже, а, может быть, лучше, чем когда он готовится для писания проповеди. По моему мнению, импровизация допустима при выборе слов, но не темы. Слова приходят проповеднику сами, но тема должна быть им хорошо продумана, и, подобно израильскому учителю, он должен говорить то, что знает, и свидетельствовать о том, что увидел.
Не меньшую роль играет и манера изложения проповедуемого вами материала. Не говорите, например, всегда в одном и том же тоне. Изменяйте постоянно высоту голоса, как и скорость речи, то быстро, как вспышка молнии, то сразу медленно и торжественно. Меняйте акценты, ударения, избегайте однообразия. Меняйте иногда тон: то говорите басом, подобно раскатам грома, то обычным своим голосом, каким говорите всегда и везде. Делайте все, только бы не говорить монотонно. Человек по своей природе стремится к разнообразию, которое Бог дает нам в природе, провидении и благодати, пусть же разнообразие будет и в наших проповедях. Однако я не стану слишком настаивать на этом, потому что, как мы знаем, некоторые проповедники привлекали внимание только темой своей проповеди, тогда как манера была далека от совершенства. Если бы пуританский проповедник Ричард Сиббс присутствовал здесь сегодня, то уверяю вас, что все бы внимательно слушали его, хотя он ужасно заикался. Один его современник вспоминает, что он говорил с присвистом, шепелявя и пришептывая. Нам не надо далеко ходить за примерами и в наше время, таких проповедников и среди нас достаточно. Но мы должны помнить, что Моисей говорил тихо и, несмотря на это, все внимательно слушали его; возможно, и Павел говорил не лучше, потому что, как известно, его речи не всегда пользовались успехом. Об этом, однако, мы не можем говорить с уверенностью, потому что такое мнение принадлежало его противникам. Авторитет Павла в церквах был очень велик, но не всегда его слушали внимательно, когда он говорил долго; по крайне мере мы знаем случай, когда один его слушатель заснул и упал с крыши.
Манера речи — это еще далеко не все. И тем не менее очень жалко, когда прекрасный материал излагается в плохой форме. Царь не должен ехать в грязной карете, великие истины не должны излагаться небрежно. Подлинно царские истины должны шествовать в золотых каретах, запряженных белоснежными конями, под мелодичные звуки серебряных труб. Если ваши прихожане невнимательно слушают вас, не переносите на них свою вину. Если уж мы никак не можем исправиться в этом отношении, то должны сделать все, чтобы содержание нашей проповеди компенсировало этот недостаток.
И еще, старайтесь, чтобы вступление к проповеди не было слишком длинным. Всегда жаль, когда строится большое крыльцо перед маленьким домом. Слушая как-то проповедь Джона Хоу, одна благочестивая христианка метко заметила, что он так долго покрывал стол скатертью, что у нее пропал аппетит, она уже потеряла надежду, что ей подадут обед. Накрывайте же ваш стол быстро и не стучите долго ножами и тарелками. Вы, может быть, читали книгу Доддриджа «Возникновение и развитие религии в душе человека» с вступлением Джона Фостера, более длинным и лучшим, чем сама книга, после которого уже пропадает всякий интерес ее читать. Не абсурд ли это? Избегайте такой ошибки в ваших проповедях. Я предпочитаю, чтобы мое вступление к проповеди было подобно выкрикам распространителя городских новостей, который звенит колокольчиком и кричит: «Слушайте! Слушайте! Это важно!», просто для того, чтобы люди знали, что у него есть для них новости и он хочет, чтобы они послушали их. Оно должно быть подобным сигнальному выстрелу, призывающему к началу боя. Не выпаливайте все снаряды вашей мысли сразу, а постепенно развивайте их до завершающего конца. Вступление должно быть не помпезным введением в ничто, а шагом к чему-то важному и достойному внимания. С самого начала все должно быть живо и интересно.
Проповедуя, никогда не повторяйтесь. Я слышал одного богослова, который имел привычку через десять-двенадцать предложений говорить: «Как я уже заметил», или «Я повторяю, что сказал раньше». Бедняга! Так как ничего особенного не было в том, что он уже сказал, повторение это только еще более обнаруживало скудость его мыслей. Если вы веско и убедительно сказали о важном вопросе, то зачем к нему снова возвращаться? Если же это неважный вопрос, то зачем снова показывать его неважность? Иногда, конечно же, повторение нескольких предложений может быть очень полезным, но если это становится правилом, то приносит только вред. И разве удивительно, что люди пропускают мимо ушей то, что, как они знают, будет снова им повторено?
И еще, не повторяйте одну и ту же мысль другими словами. Каждое предложение должно заключать в себе что-то новое. Не бейте постоянно по одному и тому же гвоздю. Библия содержит огромный материал, раскрывайте же его вашим слушателям во всей его полноте. Не считайте обязательным и важным каждый раз, как вы проповедуете, излагать все содержание богословия или сделать формальный обзор всех христианских учений, как это делает д-р Жиль. Я не умаляю тем его метод, он очень хорош для богословов или комментаторов, но совершенно не приемлем для проповедования. Я знаю одного богослова, напечатанные проповеди которого представляют собой скорей лекции по богословию, пригодные для чтения их в аудитории, но не с церковной кафедры, и потому они почти не доходят до понимания прихожан. Нашим слушателям нужны не голые кости технических определений, а мясо и приправа. Определения и различия очень важны, но когда они становятся основным элементом проповеди, то напоминают мне проповедь одного молодого человека, состоявшую из рассмотрения лишь важных определений. По поводу этой проповеди один старый диакон метко заметил, что в ней отсутствовало одно важное различие, а именно, разница между мясом и костями. И если проповедники не будут делать этого различия, то все их проповеди не будут отличаться одна от другой.
Чтобы удержать внимание слушателей, избегайте говорить слишком долго. Один старый проповедник сказал молодому человеку, который проповедовал целый час: «Дорогой друг, о чем бы Вы ни проповедовали, не говорите дольше сорока минут». Только иногда можем мы себе позволить говорить больше сорока минут или, скажем, три четверти часа. Если проповедник не может сказать все, что он намеревался сказать за это время, то когда же он это сделает? Но кто-то сказал, что он хотел «отнестись с должным вниманием к своему предмету». Прекрасно, но разве не должен ли он был с таким же вниманием отнестись к своим слушателям или, по крайней мере, пожалеть их и не говорить так долго? Тема его проповеди от этого не пострадала бы, а вот слушатели его жаловались, что им было трудно слушать его так долго. В некоторых деревнях, особенно днем, фермеры должны доить своих коров, и один фермер пожаловался мне на своего проповедника, как я полагаю, из нашего колледжа, и сказал: «Сэр, он должен был закончить к четырем часам, но сам говорил еще полчаса, а все мои коровы ожидали, чтобы я подоил их. А как бы это ему понравилось, если бы он сам был коровой?». В этом вопросе есть здравый смысл. Общество защиты животных должно было бы наказать такого проповедника. Какая польза фермеру от проповеди, когда все его мысли направлены на его коров? Мать будет чувствовать себя совершенно правой, если не сможет и не станет слушать вашей проповеди эти десять лишних минут, когда ее ребенок плачет или погас огонь в ее печке. Вы задерживаете ее на десять минут дольше, чем она рассчитывала, и она считает это несправедливым с вашей стороны. Существует своего рода нравственный договор между вами и вашими слушателями, что вы не будете испытывать их терпения больше полутора часа, и если вы их задерживаете, то нарушаете этот договор и должны нести за это ответственность. Краткость — это качество, доступное для каждого из нас; не будем же упускать возможности завоевывать им доброе расположение к нам наших слушателей. Если вы спросите меня, как сократить вам свои проповеди, то я посоветую вам лучше их подготавливать. Потратьте больше времени на подготовку проповеди, чтобы вам потребовалось меньше времени на ее произнесение. Обычно, чем меньше нам есть что сказать, тем дольше мы говорим. Для произнесения хорошо подготовленной проповеди проповеднику достаточно сорока минут, когда ему мало что сказать, он будет говорить пятьдесят минут; но когда же ему абсолютно нечего сказать, ему потребуется и целый час. Следуйте этим правилам, и они позволят вам удержать внимание слушателей.
Если хотите, чтобы ваши прихожане всегда внимательно слушали вас, то необходимо просить помощи Духа Святого, чтобы Он привел их в возвышенное и благочестивое состояние духа. Если они любознательны, исполнены молитвенного духа, деятельны, благочестивы, то придут в дом Божий, чтобы получить благословение Божье. Исполненные молитвенного духа, они займут свои места в храме и будут просить Господа дать им через вас Свое благословение; они будут внимать каждому вашему слову и не утомятся. Они будут жаждать получить Слово Божье, потому что по опыту уже знают сладость небесной манны и захотят собрать свою долю. В этом отношении каждый проповедник хотел бы иметь таких замечательных слушателей как мои. Ведь самые лучшие слушатели — это те, среди которых проповедник чувствует себя, как дома. Мне относительно легко проповедовать в моем храме, потому что мои прихожане приходят в дом Божий с надеждой услышать что-то полезное, и их надежда никогда не обманывает их. Если с такой же надеждой они пойдут слушать другого проповедника, то я уверен, что она исполнится; хотя, конечно, бывают и исключения.
Когда проповедник впервые вступает на кафедру, он не может надеяться на то глубокое внимание прихожан, которое получает тот, кто является для них отцом, кормящим их, как своих собственных детей, связанным с ними тысячами воспоминаний, уважаемым ими за его возраст и опыт. Вся наша жизнь должна быть подтверждением наших слов, так чтобы с годами наше красноречие становилось бы все более убедительным и мы могли бы завоевать не только внимание, но и преданную любовь нашей паствы. Если, благодаря нашим молитвам, слезам и усилиям наши прихожане станут духовно здоровыми, то нам нечего опасаться, что они перестанут внимательно слушать нас. Паства, жаждущая великой истины, и пастырь, заботящийся дать им духовную пищу, будут всегда действовать в полном согласии, когда их общим делом является Слово Божье.
И еще один совет завоевать внимание слушателей: чтобы заинтересовать других, надо самому быть заинтересованным. В этих словах есть больший смысл, чем может показаться с первого взгляда, и хотя я против повторений, но в данном случае все же повторяю: чтобы заинтересовать других, надо самому быть заинтересованным. Тема вашей проповеди должна настолько владеть вашей душой, чтобы вы приложили все свои усилия передать ее другим, и тогда слушатели ваши увидят, сколь важна она для вас, и сами постепенно проникнутся ею.
Станете ли вы удивляться, что люди не слушают человека, который сам не считает важным то, о чем он говорит? Станете ли вы удивляться, что они не слушают его внимательно, когда он говорит не от всего своего сердца? Станете ли вы удивляться, что мысли их обращены на вопросы, которые имеют для них реальное значение, когда он сам не считает их реальными? Ромэн говорил, что важно владеть искусством проповедования, но бесконечно важнее знать сущность его, и в этом есть глубокий смысл. Сущность проповедования — это умение вложить всю свою душу в то, о чем вы говорите, приложить все свои усилия, как если бы речь шла о самой жизни, и тогда вы овладеете вниманием своих слушателей. Однако одного усердия недостаточно, чтобы удержать его, если вам нечего будет им сказать. Не станут ведь люди вечно стоять у своих дверей, слушая барабанный бой, они выйдут и посмотрят, в чем же дело, и поняв, что это просто «много шума из ничего», хлопнут дверью и уйдут, сказав: «Нас просто обманули, и нам это не нравится». Говорите важные вещи и говорите их от всего вашего сердца, и тогда паства ваша будет у ваших ног.
Едва ли надо говорить здесь, что для большинства наших слушателей хорошо бы сопровождать проповеди разного рода пояснениями. Для этого у нас есть пример Господа нашего Иисуса Христа, да и почти все великие проповедники поясняли свои проповеди разными сравнениями, метафорами, аллегориями и короткими шуточными рассказами. Но только не слишком увлекайтесь этим. Как-то я прочел дневник одной благочестивой немки, обратившейся из лютеранства в нашу веру, в котором она пишет о своей деревне: «У нас есть здесь филиал миссионерского центра, из которого молодые люди приходят к нам проповедовать. Я не хочу осуждать их, но они рассказывают нам только очень много занимательных историй, и я думаю, что ничего назидательного они не могут нам сказать. Некоторые из этих историй я уже слышала раньше, и потому они мне не очень интересны. Лучше бы эти молодые люди рассказали нам какую-нибудь спасительную истину из Священного Писания». И не одна она, я уверен, так думает. «Занимательные истории», может быть, и очень полезны, но не на них должна строиться проповедь. Тем более, что многие из них настолько уже устарели, что просто надо отправить в мусорное ведро. Я так часто слышал некоторые из них, что мог бы рассказать их наизусть, но это совсем не нужно ни вам, ни вашим слушателям. Старые остроты, которые остряки выдают за свои собственные, как и разные шуточные истории, которые слышали еще наши прародители, только вызывают чувство отвращения. Не пользуйтесь также столь популярными сборниками рассказов с картинками, которые имеет каждый учитель воскресных школ, потому что никто не станет благодарить вас за повторение того, что он уже знает наизусть; если уж вы рассказываете какие-то истории, то вносите в них что-нибудь новое и оригинальное. Собирайте цветы в садах и полях своими собственными руками, они будут несравненно красивее, чем взятые вами из засохших уже букетов, собранных другими людьми, как бы красивы они ни были когда-то. Широко иллюстрируйте свои проповеди, но не притчами, заимствованными из чужих источников, а сравнениями, которые тесно связаны с темой вашей проповеди. Однако не думайте, что иллюстрации — это все, они только окошко, но какая польза будет от света, который оно пропускает, если вам нечего осветить? Украшайте гарниром блюда, которые вы подаете, но помните, что главное на них — это жаркое, а не гарнир. Преподавайте истинное наставление и здравое учение, иначе все ваши старания будут тщетны, и вы не удовлетворите жажду ваших слушателей к духовной пище.
Вносите в свои проповеди то, что о.Тэйлор называет «эффектом внезапности». Он имеет огромную силу для завоевания внимания. Не говорите того, что все уже заранее знают, что вы скажете. Не употребляйте избитых выражений. Если вы сказали: «Единый источник спасения — благодать Божья», то не надо всегда добавлять: «а не заслуги человеческие». Измените это выражение и скажите: «Единый источник спасения — благодать Божья, и не по делам праведности спасены будем». Не уверен, что я точно смогу передать слова Тэйлора, но приблизительно он сказал так: «Некоторые из вас не достигают праведной жизни потому, что вы делаете несколько шагов вперед, а затем снова возвращаетесь назад. Как корабль, который несется вниз по течению реки и потом снова относится назад обратным течением, вы продвигаетесь немного вперед, а затем внезапно — как это он выразился? — вас заносит в грязное илистое устье». И мы не раз слышали сию проповедь на тему: «Он был уверен, что если они обратятся, то останутся верными и не пустят стада свои на хлебные поля соседа».
Такого рода «эффект внезапности» заставит ваших прихожан всегда внимательно слушать вас. В прошлом году, приблизительно в это время, сидел я на берегу Средиземного моря в Ментоне и размышлял. Море было тихим, волн почти не было, так как прилив был очень слабым и ветер утих. Волны спокойно набегали одна на другую, и я мало обращал на них внимания, хотя разбивались они у самых моих ног. Внезапно, словно повинуясь какой-то новой силе, набежала большая волна и окатила меня с головы до ног. Можете представить себе, как, будучи до того поглощенным в свои мысли, я вскочил, и все мои размышления тут же рассеялись. Со мной был там молодой проповедник и я сказал ему: «Это показывает нам, как надо проповедовать. Чтобы разбудить сердце слушателей, мы должны поразить их чем-то таким, чего они от нас не ожидают».
Братья мои, овладевайте вниманием своих слушателей неожиданностью! Пусть блистают ваши молнии на чистом небе. Пусть разражается гроза, когда все ясно и тихо кругом, и чем сильнее будет контраст, тем глубже он поразит ваших слушателей. Но не забывайте, что все будет тщетно, если сами вы дремлете, когда проповедуете. Возможно ли это? Увы, да, возможно! Мы это постоянно наблюдаем каждое воскресенье. Многие проповедники произносят свои проповеди в полудреме; фактически они всегда находятся в таком состоянии и не проснутся, пока не прогремят пушки у самого их уха. Привычные фразы, избитые выражения, утомительная монотонность их речи — вот что представляют собой их проповеди, а они еще удивляются, что слушатели спят на их проповедях. Меня же это совсем не удивляет.
Очень полезным средством овладеть вниманием слушателей является пауза. Осаживайте время от времени своих лошадей, и пассажиры в вашей карете будут просыпаться. Мельник засыпает под шум колес своей мельницы, когда они вращаются, но если по какой-то причине они вдруг останавливаются, он вскакивает и кричит: «Что еще случилось?». В жаркий летний день, когда ничто не может преодолеть сонливость ваших прихожан, проповедуйте как можно короче, пойте больше песнопений, чем обычно, или попросите одного или двух братьев читать молитвы. Один проповедник, заметив, что его слушатели готовы заснуть, сел на свое место и сказал: «Видя, что вы все отдыхаете, я подумал, почему бы и мне не отдохнуть». Эндрю Фуллер, только начав свою проповедь, увидел, что слушатели его вот-вот заснут, и тогда он сказал им: «Друзья, друзья, друзья, это никуда не годится. Иногда я думал, что моя вина в том, что вы засыпаете, но теперь я вижу, что вы засыпаете еще до того, как я начал говорить, и тогда это ваша вина. Прошу вас, проснитесь и дайте мне возможность принести вам пользу». Вот так! Знайте, где делать паузу. Речь — серебро, молчание же — золото, когда слушатели невнимательны. Если вы будете постоянно и монотонно говорить об одном и том же, то окончательно убаюкаете своих слушателей, и они опустятся в глубокий сон. Толкните же люльку, и они сразу проснутся.
Я снова повторяю, что, если хотите вы владеть вниманием своих слушателей во время вашей проповеди, то должны заставить их почувствовать, что то, что вы собираетесь им сказать, будет им интересно. Это действительно самое важное, потому что никто не станет спать, если надеется услышать что-то полезное для себя. Мне доводилось слышать очень много странных вещей, но я никогда не слышал чтобы кто-то заснул, когда читалось завещание, или узник заснул бы, когда судьи выносили ему приговор и ему грозила смертная казнь. Личная заинтересованность всегда возбуждает внимание. Проповедуйте на практические темы, касайтесь насущных, сиюминутных, личных вопросов, и вас всегда будут слушать с неослабевающим вниманием.
Не позволяйте также церковным служителям ходить во время проповеди по храму со свечами, с тарелками для сбора подаяний или открывать окна. Диакон и пономари, ходящие во время проповеди по храму, — это просто невыносимая мука, и их надо вежливо, но твердо просить не делать этого.
Опоздавшие на богослужение также нуждаются в наших мягких, но требовательных увещеваниях не опаздывать на службы. Я уверен, что во многих наших беспорядках в храме, которые действуют на нервы и мешают сосредоточиться, повинна рука диавола: хлопанье дверьми, падение палки на пол, плач ребенка — все это орудия в руках диавола, желающего помешать нашему деланию; поэтому мы даже обязаны требовать от наших прихожан не поддаваться его козням.
В начале этой лекции я дал вам золотое правило, как овладеть вниманием слушателей, а именно, всегда говорить им то, что заслуживает их внимания. Теперь дам я вам бриллиантовое правило: облекитесь силой Духа Божия, и тогда не будет возникать вопроса внимания или невнимания. Выходите на проповедь с чистым сердцем и укрепленные общением с Богом и говорите во имя Его от всей вашей души и всего вашего сердца, и тогда вы получите полную власть над своими слушателями. Когда говорит Бог, все должны слушать; и хотя Он может говорить и через таких слабых и недостойных людей, как мы, величие его правды заставит их повиноваться Его голосу. Мы должны полагаться на силу Всевышнего. Говорю вам, развивайте свои ораторские способности, изучайте все области науки, делайте свои проповеди совершенными в духовном и риторическом смысле, какими они и должны быть (и вы должны все сделать для этого), но в то же время помните, что «ни силой и ни властью» возрождаются и освящаются люди, а «только Духом Моим, говорит Господь». Разве не чувствуете вы себя иногда облаченными и исполненными Духом Святым? И тогда вас внимательно слушают и долго будут слушать истинно верующие люди; но если не облечены вы этой властью свыше, то будете для них лишь музыкантом, играющим на хорошем инструменте, или певцом, исполняющим прекрасную песнь чистым голосом, затрагивая слух, но не сердце ваших слушателей. Если же вы не трогаете сердце людей, то скоро утомите их слух. Облекитесь же силой Духа Божия и проповедуйте так, как это делают те, кто должен скоро дать ответ и хочет, чтобы этот ответ не был ни тягостен для их слушателей, ни мучителен для них самих, а был во славу Божью.
И да будет с вами, братья мои, Сам Господь, когда вы проповедуете во имя Его и восклицаете: «Имеющий ухо, да слышит».

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha