Пастырь Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
д. Литовня






Cтен Нильссон «Завет в Крови Иисуса» — Глава 10. Скиния — жилище Бога

Cтен Нильссон - Завет в Крови Иисуса

Когда Божья любовь взывала в Едемском саду, человека не оказалось на обычном месте их встречи. Наш разум не в состоянии постичь, сколь мучительным был для Бога этот рассвет.
Чем сильнее и чище любовь — тем глубже скорбь.


«И сказал Господь Моисею, говоря: Скажи сынам Израилевым, чтобы они сделали Мне приношения; от всякого человека, у которого будет усердие, принимайте приношение Мне. Вот приношения, которые вы должны принимать от них: золото, и серебро, и медь, и шерсть голубую, пурпуровую и червленую, и виссон, и козью, и кожи бараньи красные, и кожи синие, и дерева ситтим, елей для светильника, ароматы для елея помазания и для благовонного курения, камень оникс и камни вставные для ефода и для наперсника.

И устроят они Мне святилище, и буду обитать посреди их. Все, как Я показываю тебе, и образец скинии, и образец всех сосудов ее, так и сделайте» (Исх. 25:1-9).

Бог дал детальный список материалов, необходимых для строительства скинии, в которой Он мог бы жить среди Своего народа. Следующая глава также содержит руководство по строительству. Мы видим, что никакие детали, подсказанные человеческой фантазией не должны были примешиваться к Божьему плану святого земного жилища, которое одновременно должно было служить «образом и тенью небесного» (Евр. 8:5). Скинии надлежало в точности соответствовать плану и описанию, данному Богом Моисею на горе Синай.

Народ Божий должен был молиться и совершать жертвоприношения только в храме и ни в каком другом месте, и только таким образом израильтяне могли приближаться к Богу. Бог указал им также, в каком порядке они должны были располагаться станом вокруг храма. Каждое колено получило определенное место и свое собственное знамя (см. Числ. 2:22 и далее).

Ближе всего к скинии располагались левиты. Они были отделены для служения от имени всего народа. Их палатки составляли как бы охранную стену вокруг скинии, служили защитой от гнева Божьего на грех народа.

Мы не можем слишком подробно входить во все детали, каждая из которых имела свое символическое значение, для этого понадобились бы целые книги, и таковые существуют.

Внешнее скрывало внутреннее

До сих пор мы следовали за красной нитью, не указывая точно на аналогии кровного союза в Новом Завете. Но теперь мы настолько приблизились к глубочайшему значению кровного завета, данного на иносказательном языке Ветхого, что теперь, я думаю, мы будем проводить четкие параллели с действительностью Нового Завета. И сделать это мы должны сжатым, конкретным языком.

Скиния была окружена внешним отгороженным пространством. Любой член общества израильского мог войти в этот внешний двор. Но только священники могли входить в саму скинию. И только первосвященники могли войти в Святое Святых — один раз в году, в день примирения.

Интересным в устройстве скинии было большое различие между внутренним и внешним ее убранством. Внешне это было сооружение из грубых, невыделанных шкур (барсучьих или тюленьих), непривлекательных, весьма схожих с теми, из которых шились другие палатки. Никто, глядя на внешность скинии, не мог себе представить ее внутреннее, истинно царское великолепие.

Но непосредственно под грубыми шкурами скрывалась хорошо выделанная, окрашенная в красный цвет баранья кожа. Не в память ли о том баране, который заменил Исаака на жертвеннике? Красный же цвет символизирует кровь завета.

Предназначение всех деталей скинии заключалось в том, чтобы указать грешным людям путь к Богу. Слово «скиния» употребляется в греческом языке для обозначения жилища — «обители». «И Слово стало плотью и обитало с нами…» (Иоан. 1:14), — Бог сотворил скинию-обитель среди нас! «Ибо благоугодно было Отцу, чтобы в Нем обитала всякая полнота» (Кол. 1:19); -«Ибо в Нем обитает вся полнота Божества телесно» (Кол. 2:9).

Внутреннее убранство скинии было чудом Божественной красоты. И Святое Святых наполняла слава Божия.

Как в земной скинии грубая внешность скрывала от глаз Божью святость, так и Иисус, придя в мир, представлял собой человека, во всем внешне похожего на других людей. Для этих других Он и был не кем иным, как заурядным плотником из Назарета. За внешним трудно было разглядеть святость Божью, обитавшую в Нем. Но в жилах этого заурядного, ничем не примечательного плотника текла Кровь Самого Бога, -та самая Кровь, которая способна смыть людской грех.

Святость Бога поселяется в каждом, кто открывает Ему свое сердце, ибо в Писании сказано, что мы -«храм» (жилище) святого Бога (2 Кор. 6:16; 1 Кор. 6:19-20; Евр. 2:22).

Внешне христиане ничем не отличаются от всех других людей. Больше того, часто верующих считают непривлекательными, скучными. Люди не замечают того сокровенного, что таится за неприметной внешностью.

Без пролития крови не бывает прощения

Чтобы увидеть сокровенную красоту за обыденной оболочкой скинии, необходимо было войти в ворота, находившиеся со стороны колена Иудина, на знамени которого красовался золотой лев на кроваво-красном фоне. Ибо Спасителю надлежало прийти из колена Иудина.

Вошедший в ворота немедленно оказывался перед алтарем всесожжении. Здесь начиналась видимая, осязаемая дорога грешников к Богу. Входящие приносили с собой жертвенного овна, чья жизнь отдавалась взамен и чьей кровью кропились роги жертвенника.

Подобно тому, как алтарь окрашивался кровью, окрасился Голгофский крест Божественной Кровью Спасителя. Он «предал Себя за нас в приношение и жертву Богу, в благоухание приятное» (Ефес. 5:2).

Когда дело касается нас, ныне живущих, то мы и не можем приблизиться к Богу иначе, чем через этот «жертвенник». И кровный союз — это союз, скрепленный кровью, пролитой за наши грехи. Мы можем быть высокоморальны, известны своими добрыми делами, но и со всей нашей добротой, моралью и делами не обойтись нам без креста. Без пролития крови не бывает прощения, и наша самоправедность — как запачканная одежда (Ис. 64:6).

Мы не можем войти в контакт с Богом через свою собственную праведность, но только через оправдание, которое получили верою в Иисуса Христа (Филипп. 3:9).

Кровь невинных животных Ветхого Завета только покрывала грех человека, но Кровь Иисуса Христа смывает грех и стирает его из памяти Бога. Когда последняя Ветхозаветная жертва — Иисус Христос испустил дух, в этот самый момент завеса в иерусалимском храме, завеса, скрывавшая вход во Святое Святых, «разодралась надвое, сверху до низу».

Старый завет в его жертвенником исполнил свое предназначение. Храм перестал быть местом встречи Бога с человеком. «Се, оставляется вам дом ваш пуст» (Матф. 23:38).

Следующий шаг, приближающий в скинии к Святому Святых, ставит нас перед умывальницей. Она была сделана из меди, которую женщины употребляли для зеркал (Исх. 38:8). Смысл был в том, чтобы человек мог видеть свое отражение, видеть, насколько он запачкан грязью и пятнами. Но в ней была вода для омытая -ног и рук.

Это омовение происходило перед алтарем, а для нас — возле креста. Мы сами стали «царственным священством», приносящим духовные жертвы (1 Петр. 2:5). Если ты дитя Божие, когда ты приходишь к умывальнице — смотришь на свое отражение в Слове Божием, то в этом зеркале ты видишь свою нечистоту. Ты живешь во внешнем дворе Царствия Божия, совершая ошибки, в результате которых нарушается твоя связь с Богом.

Но теперь тебе не нужно идти обратно к алтарю — ко кресту, но только к умывальнице. Не нужно снова и снова рождаться свыше, но только каждый раз омывать запачканные руки и ноги. Омовение рук и ног олицетворяет наше полноценное служение и непорочное хождение перед Богом. Дух Святой подводит нас к зеркалу Слова, чтобы мы видели нужду в очищении. Слово Божие, Библия, подобно умывальнице с очищающей водой. Мы получаем очищение банею Слова и силою Духа Святого.

Итак, мы продвигаемся дальше по пути к Святому Святых, входя уже непосредственно в скинию. Завеса, закрывающая вход, соткана из крученого виссона и трехцветной шерсти: голубой, пурпуровой и червленой. Это символ Божественной действительности. Первое помещение называется святилищем. Невозможно пройти в Святое Святых, к престолу Бога, минуя святилище. Здесь находятся три важные символические детали: семисвечник, стол с хлебами предложений и алтарь для курений.

Светильник

Светильник скинии был важным отображением Бога как Отца, Сына и Святого Духа. В 1 Иоан. 1:5 сказано, что «Бог есть свет», Иисус сказал о Себе: «Я свет миру» (Иоан. 9:5), а ученикам сказал Он: «Вы свет миру».

Каким образом возможно, чтобы Бог был светом и верующие тоже были светом? Разгадку этой тайны дал Иисус, сказав ученикам, что пошлет Духа Святого, который будет жить в верующих. «В тот день узнаете вы, что Я в Отце Моем, и вы во Мне, и Я в вас» (Иоан. 14:20).

Поскольку триединый Бог — Отец, Сын и Святой Дух — есть свет, то верующие — носители света, потому что они носят Бога в себе. «Светильник Господень — дух человека» (Притчи 20:27).

Семисвечник был сделан из золота. Золото — это символ Божественного и царского. Целиком светильник символизировал Бога Отца, а его центральный ствол — Бога Сына, Иисуса Христа. Бог Дух Святой — масло (елей) поступало в шесть боковых ветвей, символизирующих верующих — Церковь Божию, ибо шесть — число человеческое. Семисвечник был цельным, чеканным, как ветвистое дерево, украшенное цветами и яблоками.

Светильник в святилище был единственным средством освещения, и никакой другой свет туда не проникал. Так что служение «освящения» происходило при свете Святого Духа. Здесь мы видим, что Божья святость и праведность провозглашается только через Духа Святого (Иоан. 15:26;

Ефес. 1:4; 2:20; Гал. 5:22-25).

Свет семи лампад светильника горел дни и ночи, совершая свое постоянное служение.

Стол хлебов предложения

Стол с хлебами предложений располагался по центру правой стены святилища, напротив светильника (Исх. 25:23-30; 37:10-16). На нем всегда лежали двенадцать свежих хлебов, по числу колен Израилевых, и стоял кувшин с вином. Стол представлял собой символ трапезы завета, был очень важной частью завета с Богом. Совместная трапеза — это интимное и радостное событие в жизни семьи.

Стол предложений указывал также в будущее, на то общение, которое люди будут иметь за столом Господа, — на хлебопреломление. Верующие всех племен и народов мира соединятся в трапезе за столом Иисуса Христа, сказавшего: «Я хлеб живый, сшедший с небес: ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира… Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день; ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие; ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем» (Иоан. 6:51, 54-56).

Иисус Христос — сама действительность, сменившая «символы» своим личным присутствием. В те времена людям трудно было понять Его слова; поэтому Он выразился иносказательно: «Слово, которое Я говорю вам, — есть дух и жизнь». Общение с Богом во время трапезы Господней происходит в любви и чистоте, постоянно напоминая нам о ее значении: «…смерть Господню возвещаете, доколе Он придет».

Жертвенник для курений

Жертвенник курений — каждений — (Исх. 37:25-28) был обшит золотом и имел «рога» (символ силы), составляющие одно целое с алтарем.

Этот алтарь располагался перед завесой в Святое Святых. Подойдя к нему, человек оказывался в непосредственной близости к Богу — Его святости и всемогуществу. Каждое утро и вечер священники возлагали на жертвенник горящие угли и поверх них -масти для курения, наполнявшие помещение благовонным облаком дыма.

Один раз в году, в день примирения, первосвященник, взяв кровь жертвенного животного, обрызгивал ею роги алтаря во свидетельство того, что чья-то жизнь была принесена в жертву. Он проделывал это перед тем, как войти в Святое Святых, и дым алтаря окутывал его, как бы охраняя его в присутствии Божьей святости. Народ находился в это время снаружи, молясь и славя Бога. С силою крови и песен хвалы входил теперь первосвященник в Святое Святых, где обитал Сам Бог.

Завеса скрывала Божье присутствие от всех других, потому что жертва была несовершенной. Кровь тельцов и баранов могла только заслонить собой грех человеческий, но не могла уничтожить его.

Курение символизировало молитвы: «Да направится молитва моя, как фимиам, пред лице Твое, воздаяние рук моих — как жертва вечерняя» (Пс. 140:2). Оно было также символом заступнической молитвы первосвященника.

Иисус Христос, искупив нас Своею Кровью, предстал с ней перед Отцом как наш Заступник.

«Итак будем чрез Него приносить Богу жертву хвалы, то есть плод уст, прославляющих имя Его» (Евр. 13:15).

Святое Святых

Завеса была плотной, вязанной из крученого льна, такой прочной, что несколько пар волов, растягивая ее, не могли порвать. Она выполняла роль человеческого тела Христа, скрывающего внутри себя Божественную святость. Когда дух покинул это Тело, иссеченное и избитое, — в этот самый момент завеса в храме разодралась сверху донизу. Святой Бог Сам открыл людям путь к Себе через Кровь Иисуса. Христос заплатил за позволение нам входить в Святое Святых. Грех, разделявший нас с Богом, был смыт.

«Кровь Иисуса сделала меня свободным», — поем мы: свободным приходить к Отцу, чего ни один из нас никогда не мог бы сделать, будучи грешником (Евр. 2:13-18; Кол. 1:20-22; Евр. 10:1-22).

Единственной материальной вещью, находившейся за завесой, святыней израильтян, был ковчег завета. Крышка его называлась «престолом благодати». На обоих языках, еврейском и греческом, это означает «умилостивление» или «заступничество». Таким образом, ее назначение было предотвращать Божий гнев при встрече с грешником, встрече, оскорбляющей Его святую праведность.

Единственным, что может отвратить Его гнев и удовлетворить Его праведность, — это свидетельство последней жертвы, пролитой крови, свидетельство последовавшего за грех наказания.

Престол благодати — это место заступничества. Здесь кровь говорила о милости и прощении. Что же было причиной Божьего гнева?

В ковчеге хранились три важных свидетельства: посох Аарона расцветший, сосуд с манной и скрижали завета (Евр. 9:4).

Шест Аарона напоминал о том, что в свое время народ отказался быть послушным водительству Божьему, совершаемому Им через Аарона (Числа 1б-17гл.).

Манна напоминала об отказе народа принять Божий взгляд на землю в том, что касалось пищи. Они жаловались, обвиняли и впали в похоти (Числа 11).

И, наконец, десять заповедей свидетельствовали о бесконечном их нарушении.

Круглые сутки грех народа был пред очами Божьими. Праведность должна была проявиться в Его гневе. Бог не допускает противления. Его гнев должен излиться, чтобы мир и общение могли быть восстановлены.

В день примирения первосвященник как представитель народа входил за завесу с кровью жертвенного агнца и кропил ею крышку ковчега — престол благодати. Кровь покрывала грехи человеков — и Бог после этого их как бы не замечал. Он видел кровь, свидетельствующую о жизни, принесенной во искупление. Эта кровь превращала престол суда в престол милости, признаваясь действенной в течение последующего года.

Да, в ветхозаветное время Бог считал кровь тельцов и баранов достаточной жертвой, чтобы скрыть грехи людей. Но чистая новозаветная Кровь Агнца Божьего навсегда смывает грехи, отделяющие нас от общения с Богом.

Однажды и за всех

Наконец, исполнилось то, о чем Иисус говорил самаритянке, предвещая, что придет время, когда молиться будут не на святых горах или в храмах, имеющих монополию на совершение молитв, а будут молиться Отцу в духе и истине. Именно такого общения Бог ожидает от человека (Иоан. 4:21).

С этого времени верующему нет нужды идти в какое-то определенное место для молитвы Богу, ибо Тот, кто в нас — значительнее любого храма и ритуала. Сам верующий стал скинией Святого Духа.

Каждому необходимо понять эту евангельскую истину, потому что даже современные христиане имеют тенденцию сотворять себе «святые места» и ревниво оберегать их, как будто они имеют некое особое значение. Непочитание этих святынь со стороны других верующих грозит религиозными преследованиями, ведущимися с усердным постоянством.

Стоит проверить себя, действительно ли наше служение Богу совершается в духе и истине?

Иисус «закрыл» храм в Иерусалиме, также как и на святой горе Гиризим, и послал Своих учеников в мир. Ибо «Святое Святых» переселилось в них самих: когда порвалась завеса иерусалимского храма, он стал «пустым домом», музеем минувшего (Евр. 8:13).

Мы получили право приходить к Отцу во имя Иисуса, как будто мы никогда не согрешали, ибо Иисус Христос — Первосвященник — не с кровью козлов и тельцов, но со Своею Кровью, вошел во святилище и приобрел вечное искупление (Евр. 8:2; 9:12).

1 comment to Cтен Нильссон «Завет в Крови Иисуса» — Глава 10. Скиния — жилище Бога

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha