Пастырь Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
д. Литовня






Джордж Вандеман «Удивительные Пророчества Библии» — Порой вам нужен пророк

Джордж Вандеман - Удивительные Пророчества Библии

Сегодня мы все видим, что наше положение действи­тельно серьезно. О, если бы можно было хоть куда-то спрятать­ся, убежать в какое-нибудь безопасное место, прежде чем загнан­ная нами планета превратится в дым!
«Земля обветшает, как одежда»
(Ис. 51:6).


В животном мире многие создания как-то умеют находить свой путь. Птицы могут улететь на тысячу километров от родно­го гнезда и все равно возвращаются назад. Летучая мышь всле­пую пролетает через решетку, не коснувшись ее. И говорят, что домашнего голубя невозможно потерять — он всегда вернется. Кто знает, может быть, один лишь человек обречен нестись по воле волн, не имея никакого внутреннего компаса? Может быть, именно поэтому миллионы людей, стремясь обрести водительст­во, обращаются к гороскопам на каждый день? Может быть, по­этому мы обращаемся к предсказателям, к тем, кто читает по руке, гадает на кофейной гуще или хрустальном шаре? Может быть, поэтому мы с такой готовностью следуем за вождем, даже если он сам не знает, куда идет?
Кто-то из вас, вероятно, читал Брюса Картона, однако не все, наверное, знакомы с сочинениями его отца, Уильяма Карто­на. Приведу прекрасный отрывок: «Направляясь в Египет, я и Кетура ехали на ослах и верблюдах. Из всех животных верб­люд — самый нескладный и нелепый, но в то же время самый колоритный, к тому же относится к себе весьма серьезно. Мы увидели вереницу из пяти верблюдов, образовавших один кара­ван: каждый был привязан к переднему, а от самого первого тянулся повод, прикрепленный к седлу на осле. Обратившись к арабу, хозяину каравана, я спросил, как он управляется с ним.
«Каждый верблюд привязан к другому, — ответил он, — все безмолвно следуют друг за другом, ну а я подгоняю последнего».
«Но разве первый верблюд не видит, что впереди никого нет, кроме осла?» — спросил я. «Нет, — ответил араб, — первый вер­блюд слепой и просто чувствует, что кто-то тянет его за повод, все остальные идут за ним, а я подгоняю последнего». Тогда я спро­сил насчет осла. «Осел слишком глуп, — ответил хозяин, — по­этому он все время тянет вперед и часто сбивается с дороги».
«Вот картина человеческой жизни, — сказал я, обратив­шись к Кетуре. — Так тянутся века и поколения, и даже если найдется несколько человек, готовых спросить, куда их ведут, все равно они слепо пойдут за теми, кто впереди, следуя по уже проложенному пути».
«Ну а как же насчет того, кто их ведет?» — спросил Кетура. «А это самая большая тайна истории, — ответил я, — потому что нередко ведущий оказывается позади всей процессии»».
Надо ли пояснять? Легко идти за тем, кто влечет, кто гово­рит то, что хочется слышать, кто возвышает нас в наших собст­венных глазах. Однако такой сладкоречивый вождь бывает слеп, как верблюд, возглавляющий караван, а осел ведет прямиком в яму, которая может оказаться отхожим местом!
В чем мы нуждаемся, так это в настоящем, истинном про­роке. Иногда, как известно, его зовут провидцем, то есть челове­ком, который способен предвидеть будущее. Бог посылает проро­ка для того, чтобы тот стал очами Божьего народа. Это был Со­ломон, мудрец, сказавший, что «без откровения свыше народ необуздан» (Притч. 29:18). А вот что сказано в другом месте: «Верьте Господу, Богу вашему, и будете тверды; верьте проро­кам Его, и будет успех вам» (2 Пар. 20:20). Итак, верьте проро­кам Его. Если мы идем, не видя дальше своего носа, если не поднимаем глаз и следуем по той дороге, которая кажется нам прямой, мы в опасной ситуации, ибо сказано, что «есть пути, которые кажутся человеку прямыми; но конец их — путь к смер­ти» (Притч. 14:12).
Древний Вавилон не испытывал нужды в пророке, и уж наверняка ему не нужен был тот, кто говорил от имени еврей­ского Бога. Разве боги Вавилона не выше всех остальных богов? Разве великий Вавилон, правящий всем миром, не казался цар­ством, которому не будет конца? Так думали вавилоняне и, па­мятуя об этом, вынашивали свои замыслы.
Но Вавилону понадобится пророк — и довольно скоро. Он будет отчаянно нуждаться в нем: царю станут сниться странные сны, и ни один из его хваленых советников не сможет разгадать их. Однажды на стене дворца появятся огненные письмена, и никто, кроме пророка Божьего, не сможет прочесть эти пламене­ющие слова.
Где-то за тысячу верст от этого горделивого города рос и мужал мальчик, никогда не помышлявший о том, что задумал для него Бог. Мне хотелось бы знать, каким он был? Быть мо­жет, на сильном мартовском ветру отец помогал ему запускать бумажного змея? Быть может, он учил его той истине, которую однажды Уилл Карлтон зарифмовал так: Бумажных белых птиц пустив под небеса, Ребенок их вернуть на землю может. Слова привыкнув по ветру бросать, Мы с ним в таком умении не схожи.
Отец, наверное, учил его, что судьба человека может зави­сеть от того, умеет ли он сказать «нет».
Мать, скорее всего, не раз рассказывала ему о юноше Иоси­фе, которого завистливые братья продали в рабство. Она, долж­но быть, говорила, как этот Иосиф, находясь далеко от дома, в чужой земле, где его никто не знал, все равно отказался согре­шить против своего Бога. Да, у мальчика были прекрасные роди­тели, и он видел, как они печалились, когда соседи и друзья забывали об истинном Боге и начинали поклоняться пустым язы­ческим божкам, — видел и печалился вместе с ними.
И вот однажды, когда ему было около восемнадцати лет, свершилось нежданное. Его, как Иосифа, увели в плен в чужую страну. Вавилонский царь захватил Иерусалим и, чтобы пока­зать свое могущество и свое особое презрение к Богу Израиля, взял из храма несколько священных сосудов. Царь Навуходоно­сор увел в плен самых прекрасных и талантливых молодых лю­дей царского рода, втайне радуясь, что они скоро начнут покло­няться вавилонским богам.
Юношу, о котором мы рассказываем, звали Даниил, и вме­сте с халдейским воинством ему пришлось пройти тысячи кило­метров по дороге в Вавилон. Однако в чем-то царю пришлось разочароваться, ибо, когда впереди замаячили руины Вавилон екай башни, Даниил и три его товарища решили не идти на ком­промисс. Они поклялись, что останутся верными своему Богу — и будь что будет!
Первое испытание не заставило себя ждать. Навуходоносор решил, что самых лучших вавилонских пленников надо подготовить к службе при дворе. Они должны получить блестящее образование, и в знак особого царского благоволения им позволено было есть ту же пищу, которую готовили для царя. «Чего же лучше?» — спросите вы. Да, вроде бы ничего плохого, но была одна загвоздка. Дело в том, что определенные виды пищи и вина, приготовленные для царского стола, были частью жертвы, прино­симой вавилонским идолам, и ее вкушение могло быть рассмотрено как приобщение к ложным богам. Если бы Даниил и его друзья пошли на это, они отвергли бы своего Небесного Бога.
Но была и другая проблема. Эти прекрасные молодые люди знали, что простая еда, которая хорошо усваивается, не раздражает желудок, проясняет ум и улучшает здоровье. И коль скоро они решили бороться с соблазнами этого порочного города, им, конечно же, был нужен ясный ум.
Все вышеописанное может показаться чем-то незначительным и даже нелепым. Кто знает, быть может, в самом начале плена важнее было не раздражать царя и принять оказанные им знаки благоволения? Но Даниил и его друзья знали, к чему это приведет, и, выступив от имени всех остальных плененных евреев, Даниил тактично попросил и получил разрешение есть ту простую пищу, к которой они привыкли. Пленные вышли победителями, и если вас эта история заинтересовала, откройте 1-ю главу Книги пророка Даниила.
Вскоре началась их учеба в чужой земле, и, хотя четыре отрока изучали халдейский язык и готовились к сановной служ­бе при дворе, Даниила Бог определил стать Его пророком. Но зачем Богу пророк в Вавилоне, этом великом средоточии языче­ского поклонения? Что Он замыслил?
Прежде всего. Бог любил Вавилон, как всякий город, пусть даже порочный. Любил и его горделивого царя. Вы знаете, что Бог замыслил сделать Израиль светом для окружающих наро­дов, однако иудеи не последовали этому замыслу и самым жал­ким образом начали поклоняться идолам, нарушив тем самым Господний запрет. Так вот. Бог хотел, чтобы Вавилон узнал Его. хотел, чтобы эта языческая столица увидела, что Он не похож на ее кровожадных идолов, которых надо задабривать и умиротво­рять. Он хотел, чтобы в Нем увидели Бога любви. Он знал все, что происходит с Его детьми. Он хотел Сам сойти с небес, чтобы спасти их или вместе с ними пройти сквозь огонь.
Книгу Даниила читаешь не отрываясь. Она полна спаси­тельных Божьих деяний. Мы читаем о том, как Бог спас Дании­ла от голодных львов, а его друзей — от раскаленной печи. В ней рассказывается о том, что Иисус однажды придет, чтобы спасти Свой народ от их грехов. В ней говорится о будущем времени, когда народ Божий избавится от самых тяжких бедствий, когда- либо известных миру. Теперь, наверное, вы начинаете понимать, почему вам самим надо как следует осмыслить Книгу Даниила. Разве может что-либо другое лучше подготовить вас к тому кри­зису, с которым мы скоро все столкнемся?
Скажите-ка мне, вы готовы мужественно следовать своему решению, как это делали Даниил и его друзья, не побоявшиеся навлечь гнев царя и даже поставившие на карту свою жизнь? И еще один вопрос: если бы Господь захотел подготовить вас к се­рьезному испытанию, то, как вы думаете, что бы Он стал делать? «Я полагаю, — ответите вы, — что Он по ходу дела устроил бы мне несколько небольших проверок». Совершенно верно!
Именно такие небольшие проверки и определяют, как мы будем вести себя в ходе серьезных испытаний. Ведь если, прини­мая наши каждодневные решения, мы привыкли находить лег­кий, а может быть, самый распространенный выход из положе­ния, мы точно так же поступим и тогда, когда придет час суро­вых потрясений. У нас сформируется привычка, и в экстремаль­ной ситуации мы уже не сможем ее изменить.
Что бы произошло, если бы Даниил и его друзья не выдер­жали первого испытания? Наверное, мы никогда бы не услы­шали о пророке Данииле или о том, как он спасся от голодных львов. Не услышали бы мы и о его друзьях и не узнали бы, как Сын Божий ходил вместе с ними в пламени раскаленной печи.
Если бы они не устояли в этой первой проверке, наш мир, Вавилон, вы и я утратили бы очень многое. Мы стали богаче (и Бог стал богаче), потому что эти четверо молодых людей нашли в себе мужество сказать «нет»! В этой борьбе, которая захваты­вает всех нас, иногда просто нет лучшего способа постоять за Бога!

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha