Пастырь Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
д. Литовня






Джордж Вандеман «Удивительные Пророчества Библии» — Желтые ленты Бога

Джордж Вандеман - Удивительные Пророчества Библии

Сегодня мы все видим, что наше положение действи­тельно серьезно. О, если бы можно было хоть куда-то спрятать­ся, убежать в какое-нибудь безопасное место, прежде чем загнан­ная нами планета превратится в дым!
«Земля обветшает, как одежда»
(Ис. 51:6).

Похитители иногда говорят своим узникам, что родные и близкие позабыли их, а порой силою заставляют в это поверить. Как мы могли дать знать нашим пятидесяти двум заложникам, что родина помнит о них? Кто-то обвязал желтой лентой старый дуб, и вскоре такие ленты можно было видеть повсюду. Но как заложникам узнать об этом? Как им узнать, что восемь бравых парней пожертвовали жизнью, пытаясь их спасти? Как им убе­диться, что мы не переставали отсчитывать дни с момента их пленения? Как они все это узнают, если набитые письмами сум­ки лежали нераскрытыми, а читать им разрешали только корот­кие записки, да и то после тщательной цензуры?
И все-таки любовь везде находит дорогу. Воинственно на­строенные иранские студенты не обратили внимания на поздра­вительную открытку от маленькой девочки, посланную на день св. Валентина и попавшую к заложникам только в августе. В ней было сказано ясно и просто: «Без вас Америка уже не та!» Цен­зоры пропустили и другую весточку, написанную нетвердой ру­кой младшего школьника: «Мне очень жаль, что они не смогли вас освободить. Надеюсь, они снова попытаются это сделать».
А потом в журнале «Тайм» появилась статья, подробно рас­сказавшая, как пленников пытались спасти. Очерк был стара­тельно подчищен, помещен где-то на последних страницах жур­нала и вскоре позабыт.
Навестив заложников во время рождественских праздни­ков, священник в двух словах сказал им то, в чем они больше всего нуждались: «Все говорят только об этом!» Итак, эти пятьдесят два человека не были позабыты! Но вот двадцатого января их долгое испытание кончилось почти так же неожиданно, как и началось. Страх и голод, тем­ные камеры и побои, ужасное одиночество, ложные расстрелы — все осталось в прошлом, и только их память сохранила этот дол­гий кошмар.
Четыреста сорок четыре мрачных и тягостных дня, кото­рые, казалось, никогда не кончатся, неожиданно сменились ли­кованием и восторгом от встречи с родными и близкими. Все было похоже на сон и тем не менее происходило наяву — для пятидесяти двух американцев, которым в самые тягостные ми­нуты казалось, наверное, что о них позабыли. Потребовалось время, чтобы разобраться во всем случившемся и понять, что это не сон.
В твоем распоряжении телефоны! Ты можешь спокойно пить молоко! Никто не станет тебе завязывать глаза, и ты не будешь спрашивать разрешения на каждый свой шаг! Статуя Свободы, которую они не видели с 1976 года! Возможность припасть к американской земле и поцеловать ее! Звон церковных колоко­лов! И радость оттого, что ты наконец-то можешь упасть в объя­тия своих родных и близких! Да, им было что запомнить.
Каждый день приносил новые, яркие краски, бросавшиеся в глаза через окно автобуса, когда освобожденные медленно еха­ли сквозь ликующую толпу. Памятник Линкольну в переливах яркого света и простая молитва президента: «Дорогой Господь, благодарим Тебя за то, что Ты сделал!»
Американцы украсили старые дубы желтыми лентами, но им и этого показалось мало. Они привязывали ленты везде: на деревьях, на машинах, на воротах и домах; одной даже окутали здание Национального географического общества, но самая боль­шая была бантом завязана вокруг собора в Новом Орлеане.
Ленты были везде — коридоры желтых лент и флагов, и люди, которые почти не давали двигаться автобусам с бывшими заложниками. Нескончаемые километры лент — у магистралей и над ними. Нескончаемая радость, которую они не забудут ни­когда!
Все слилось в одно счастливое воспоминание, где был и тор­жественный проезд по улицам города, и гимн «Боже, благослови Америку», и все остальное, что так трудно связать с какими-то определенными днями. Но разве это важно? Торжество встречи вытеснило прошлое, заставило умолкнуть злые окрики, непре­станно звучавшие в ушах все четырнадцать месяцев, заставило память хоть как-то позабыть это тяжкое испытание и дать возможность жить. «Даже если бы я умер и вознесся на небеса, мне все равно, наверное, не было бы так хорошо!» — сказал один из бывших заложников.
Американцы смотрели на процессию с тротуаров и балконов и плакали от радости. Заложники вернулись домой! Они в безо­пасности! Все целы и невредимы — все пятьдесят два человека!
Но не все, кто был в плену, вернулись на родину. Все чаще раздаются голоса, утверждающие, что пропавшие без вести аме­риканские солдаты все еще живы и находятся где-то во Вьетна­ме и Лаосе. Они сидят в тюрьмах, лагерях, как каторжники, скованы одной цепью и участвуют в принудительных полевых работах. Говорят, что некоторые сидят в пещерах. Нам надо мо­литься, чтобы и они вернулись домой!
Вам знакомо имя Рауля Валленберга? Его зовут «пропав­шим героем геноцида». Молодой шведский дипломат жарким июльским днем 1944 года приехал в Будапешт с миссией, кото­рая, как говорят, сделала его самым известным героем второй мировой войны. Это был тихий, застенчивый молодой человек, воспитанный в известной шведской семье, но говорят, что он спас от уничтожения сто тысяч венгерских евреев!
Он выписывал тысячи шведских паспортов, с помощью ко­торых вызволял евреев из поездов, следовавших в газовые каме­ры, и они, вместо того чтобы совершать этот долгий путь к смер­ти, оказывались на австрийской границе. Затем он покупал или арендовал дома, над которыми развевался шведский флаг, и ев­реи получали надежное укрытие. По сути дела, паспорта ничего не значили, но, как ни странно, в военной суматохе они делали свое дело!
Трагедия заключается в том, что в конце войны Валленберг был арестован союзниками как американский шпион, и с тех пор о нем никто ничего не слышал. Ходили слухи, что еще в 1980 году его видели живым, что он по-прежнему оставался за­ложником и сидел в 77-й камере какой-то знаменитой тюрьмы.
Калифорнийский конгрессмен Том Лантос и его жена Аист уверяют, что Валленберг спас их, когда они были подростками. «Я вовсе не хочу умалить всю тяжесть перенесенного нашими заложниками, — говорит Лантос, — но возможно, что его дер­жат в тюрьме в расчете на какой-то серьезный обмен, и думает­ся, что Валленберг — самый главный заложник».
Да, не все они вернулись домой, и, быть может, некоторые из них в этот момент читают эти слова!
Иисус сказал: «Истинно, истинно говорю вам: всякий, де­лающий грех, есть раб греха» (Ин. 8:34).
Да, грех порабощает, и порабощает всякого, к кому при­коснется. Но больше всего порабощен тот, кто даже не видит своих цепей! Но Иисус пришел освободить пленников греха (см. Лк. 4:18). Цепи, которые вас сковывают, которые уродуют вашу жизнь, ослабляют волю, создают только ложное впечатление сво­боды, а на самом деле превращают вас в раба, эти цепи можно разорвать — разорвать прямо сейчас!
Каждый из нас может освободиться от власти греха, осво­бодиться от его гнета, если только мы захотим. «Грех не должен над нами господствовать», — говорит апостол Павел (Рим. 6:14). Однако это не означает, что греха вообще нет рядом с нами, что его нет там, где мы живем. Мы по-прежнему окружены им, нас по-прежнему вводит в заблуждение его философия, мы видим, как он губит и опустошает человеческую жизнь.
Мы все еще находимся на вражеской территории, и, с этой точки зрения, любой человек сегодня — заложник. На этой пла­нете по-прежнему властвуют мятежные силы, которые овладели ею на заре ее истории. Она все еще находится во власти падшего ангела, а также во власти сонма демонов, которые некогда были ангелами, но потом решили присоединиться к нему в его войне против Бога. Да, мы все еще здесь, и в этом смысле всех нас можно назвать заложниками.
Самым печальным днем во всей истории вселенной был день, когда наш праотец присоединился к этому мятежу и всех нас заразил его духом. Представьте, как чувствовал себя Бог, как чувствовал себя Творец, когда это случилось. Падение Его детей просто разбило Его сердце!
Он знал, что делать. Он уже тогда в глубине Своей души предчувствовал Голгофу, но она была впереди, и как Он мог по­казать, что не перестает думать и заботиться о нас? Как мог объяснить, что обвинения падшего ангела лживы?
Он посылал нам одну весть за другой, но враг изо всех сил старался нарушить нашу связь с Ним, переиначить и исказить все, что до нас доходило. Бог направил нам большое послание, полное любви и поддержки, но мало кто потрудился его прочесть. И тогда Он послал Своего Сына, дабы Он жил среди нас. Тридцать три года враг всячески томил и искушал Его — совсем как нас, а потом Его распяли на позорном римском кресте, что­бы Он умер за нас, умер той смертью, которая была предназначе­на нам!
Любовь нашла дорогу!
Затем Иисус вернулся в дом Своего Отца, но оставил нам обетование. Вот оно: «Да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога и в Меня веруйте. В доме Отца Моего обителей много; а если бы не так, Я сказал бы вам: «Я иду приготовить место вам». И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтоб и вы были, где Я» (Ин. 14:1-3).
Ты слышишь? Тебе приготовлено место*ебе и мне. Какое чудное обетование! Это не туманная дымка на краю какого-то облака, не выдуманная сказочная страна, не мир мимолетных грез, а место столь реальное, как двор у тебя за окном. Место в Божьей стране, где ты можешь построить дом и насадить вино­градник (см. Ис. 65:21, 22), место в городе, который построил Бог (см. Евр. 11:10) и который столь реален, что имеет стены, ворота, улицы и размеры (см. Откр. 21:10-27).
Там откроются глаза слепых, отверзутся уши глухих, там будет петь язык немого (см. Ис. 35:5, 6) и никто никогда не скажет «я болен» (см. Ис. 33:24), там не будет боли, страдания и смерти, там Сам Бог сотрет слезы с наших глаз (см. Откр. 21:4), и мы уже никогда не заплачем!
Но со времени этого обетования прошло много веков, и кто- то говорит, что Он оставил нас, забыл, бросил и что мы — веч­ные заложники.
Неправда! Да, Господь Иисус немного медлит (и для этого есть причины, которые мы потом поймем), но Он все равно ста­рается дать нам понять, что мы не забыты.
Быть может, на небе растет старый-старый дуб, вокруг ко­торого Бог повязал желтую ленту? Я люблю думать, что звезды, которые Он сотворил и которые так ярко горят в сумраке бар­хатной ночи, и есть эти ленты!
Что было бы, если бы не было звезд! Что было бы, если бы мы одиноко парили во тьме, не зная, есть ли кто-нибудь над нами, знает ли кто-нибудь, что мы здесь, есть ли вообще кто- нибудь, кроме нас.
Слава Богу, что это не так! Господь знает, что мы здесь. Он не забыл нас. Он зажег все Свои светильники, собираясь радост­но встретить нас, когда мы вернемся домой!
Мне очень нравится, как Амаль, увечный юноша из рож­дественской оперы Джан-Карло Менотти «Амаль и ночной гость», описывает ночное небо. Помните, хромая, он вбегает в дом и в восторге кричит: «О мама, выйди, посмотри…»? По­мните эти слова? О мама, выйди, посмотри! Такого неба еще ни разу не было! На нем светятся туманные облака И дуют тихие, нежные ветры, Словно готовясь к царскому балу. Все небесные фонари зажжены, Горят все факелы, его темное дно Сверкает, как хрусталь. Над нашей крышей Горит звезда величиной с окно, У нее есть хвост, и она несется по небу, Словно огненная колесница. Мать устало отвечает:
Ох, Амаль, когда ты только перестанешь выдумывать? Весь день ты ходишь, как во сне. Нам нечего есть, у нас ни полена дров, Ни капли масла в кувшине, А ты пристаешь к матери со своими сказками.
Нет, друг мой, это не сказки! Бог действительно зажег все Свои светильники, и скоро наступит день, когда Господь Иисус Христос величественно сойдет по усеянному звездами небу, что­бы исполнить Свое обетование. И ни один заложник, желающий вернуться домой, не будет забыт!
Я думаю о героях Вьетнамской войны, которые могут спро­сить: «Где наши желтые ленты?» Ведь кто-то из них не сможет вернуться, пока не придет Иисус и не освободит их. Неудиви­тельно, что они чувствуют себя покинутыми и забытыми!
Но вы не покинуты. Вас любят. Попросите, чтобы кто-ни­будь выкатил вашу инвалидную коляску под открытое небо или подвинул кровать ближе к окну. Взгляните на эти яркие све­тильники, мерцающие вдали: это желтые ленты, которые Бог щедро рассеял по небу, чтобы показать, что Он помнит о нас.
Иисус скоро придет! Он придет и не оставит никого, кто решит вернуться домой, кто сам позволит себя спасти. Скажите Ему о вашем желании, и тогда Он обратит Свой взор и на вас. Его ангелы отыщут вас везде, где бы вы ни находились — в больнице, где, быть может, вы изнемогаете от болезни, или в пещерах, где вы томитесь в плену. Везде. Никто не будет забыт!
Никогда не думай, что Бог не ждет тебя домой! Он ждет, друг мой! Он ждет!
Несколько лет назад сын поссорился с отцом и ушел из дому. «Ты никогда не увидишь меня!» — сказал он напоследок.
Прошли три тяжелых года. Сын хотел вернуться, но боял­ся. Примет ли его отец? Он написал матери письмо, в котором сообщил, что в назначенное время будет проезжать на поезде мимо их дома, и просил повесить во дворе что-нибудь белое в знак того, что отец не против его возвращения.
В поезде парень чувствовал себя неспокойно, и то и дело пересаживался с места на место. Заметив это, проводник поинте­ресовался, в чем дело. Он рассказал. Дальше они ехали, сидя вместе, и парень с нетерпением поглядывал в окно.
Внезапно он вскочил и быстро заговорил: «Послушайте, сэр, мой дом сразу за поворотом, вон за тем холмом. Посмотрите, ничего там не белеет? Я не могу смотреть! Взгляните, не белеет ли там что-нибудь?»
Вот и поворот. Поезд немного накренился, и проводник стал пристально смотреть в сторону холма. «Взгляни, сынок! — вне­запно закричал он, совсем позабыв, что находится на работе. — Взгляни туда!»
Под деревьями небольшой деревенский дом. Но вы напрас­но ищете какую-нибудь белую тряпку: кажется, что бедные ро­дители повытаскивали все белые простыни, все покрывала, все скатерти, даже платки — все белое в доме — и развесили на бельевых веревках и деревьях!
Парень побледнел. Его губы задрожали. Он не мог гово­рить. Он выпрыгну.* из поезда на ходу, и последнер. что виде.* его новый друг, — одинокую фигурку человека, изо всех сил бегущего вверх по холму, к трепещущим на ветру простыням — домой!
Вот так сделал и Бог. В ослепительной бездне Он рассеял по небу все Свои звезды!
Я люблю думать о том великом дне, когда все заложники вернутся домой. Какая чудная и величественная картина — и впереди всех пойдет Сам Иисус! Всюду арфы, венцы и несметное количество ярких солнц! Всюду Божьи желтые ленты — и гро­могласные песни приветствия разносятся по всей Вселенной!
Мне кажется, там будут и те пятьдесят два заложника, бу­дут герои Вьетнама, будет Джеремайя Дентон, будут все военно­пленные и пропавшие без вести. Иисус пришел освободить плен­ников, освободить всех, кто томится в рабстве у алкоголя, нар­котиков и прочих грехов. Все получат прощение, омывшись Кро­вью Агнца!
Мне кажется, там будет и Рауль Валленберг. И ты. И ты. И ты! Потому что это возможно, если ты захочешь!
Во всей Божьей Вселенной — от величайшей Галактики до мельчайшего атома — воцарится единая гармония. В Его огром­ном творении не прозвучит ни одной фальшивой ноты. Никто никогда не скажет «прощай», не останется ни одного разбитого сердца. Божьи дети, так долго томившиеся в чужой стране, на­всегда вернутся домой, и на этой одинокой планете уже никогда не раздастся ни одного крика отчаяния, никогда не прозвучит симфония слез!

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha