Пастырь Раввин Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
с. Литовня






Эрик Барретт и Дейвид Фишер «Ученые рассказывают о вере» — Причина и следствие.

Эрик Барретт и Дейвид Фишер - Ученые рассказывают о вере

«Природа — не более, чем название следствия, причина которого — Бог.»
Уильям Коупер, английский поэт (1731-1800)


Много лет пропутешествовал по свету Пол Адамс-Юцкевич в поисках смысла жизни, исколесив не одну страну. Недаром, рассказывая о себе, он говорил: «Я считаю себя экспертом по путешествиям автостопом — ведь я объехал так всю Европу и Соединённые Штаты». И вот однажды, во время одного из путешествий, произошло чудо: Пол впервые получил ответ на искреннюю молитву
До того, как это случилось, он за шесть лет перепробовал занятий больше, чем иные из нас успевают за всю жизнь. Окончив университет в Ньюкасле-на-Тайне, а затем аспирантуру в Лондоне, Пол сменил двенадцать мест работы в шести разных странах. При этом он нашёл время, чтобы защитить кандидатскую диссертацию по экологии, закончить курсы по биологии и школу Красного Креста по оказанию первой помощи и выучить испанский язык.
Через несколько лет Пол рассказывал, что когда он наконец нашёл истину, это было для него «потрясающим открытием». Вот его слова: «Наука помогла мне постичь абсолютную истину, касающуюся не только моей жизни, но и жизни вообще».
Пол Адамс-Юцкевич родился в 1951 году в Англии, в городе Дерби. Его мать — англичанка, а отец — поляк, приехавший в Британию из Варшавы в 1940 году.
В 1973 г. Пол окончил с отличием университет города Ньюкасл-на-Тайне, став специалистом в области зоопсихологии. После окончания в 1974 году аспирантуры Лондонского университета он получил право работать преподавателем. С 1976 по 1977 год молодой учёный изучал поведение городских лис в Бристоле, а также, по просьбе Совета Уиганского графства, провёл экологическое исследование чистоты местных водоёмов, одновременно работая над кандидатской диссертацией, посвященной охране природных ресурсов, в Сэлфордском университете.
Перечень занятий, которым посвятил себя Пол между 1974 и 1980 г., весьма внушителен. Он работал помощником ветеринара и дрессировщиком в Джексонвилльском зоопарке во Флориде. Помогал спасать птиц, оказавшихся в районе крушения нефтеналивного танкера у берегов Британии. Был ассистентом в Лаборатории океанологии Брестского университета во Франции. Участвовал в работе океанологического исследовательского судна у берегов Марокко и даже давал уроки игры на гитаре в средней школе в Швейцарии.
Два года назад Пол стал лауреатом Премии Бэрроу за индивидуальные исследования в области естественной истории. Одарённый лингвист, он говорит на четырёх языках; талантливый музыкант, играет на четырёх инструментах; прекрасный атлет, он отлично плавает и хорошо владеет искусством рукопашного боя. Сейчас Пол работает учителем в Школе св. Винсента в Госпорте, Англия.
Начало моей научной карьеры прошло под знаком ненасытного интереса к естественной истории. Уже в двенадцать лет я задавал вопросы, на которые затруднялись ответить учителя биологии. Дома я занимался самостоятельными исследованиями. Однако художественные способности и любовь к языкам вскоре поставили меня перед дилеммой: чем заниматься в университете? Я выбрал то, что касалось менее сложным — науку. Одновременно я продолжал увлекаться искусством — игрой на гитаре, живописью, театром, литературой — посвящая этому свободные часы. Позднее я не раз признавался, что учёным стал скорее случайно. Ведь с дипломом магистра искусств я бы чувствовал себя ничуть не хуже.
Итак, выбор университета подсказали мне отметки по биологии, химии и физике. Сказать по правде, экзамены по этим предметам я сдал с большим трудом! Мне было всего восемнадцать лет, а я уже предавался беспутной жизни; девушки, вечеринки и лихие забавы давно отодвинули учёбу на второй план.
И странное дело: молитва, которую, с десяти лет, изо дня в день я твердил, как попугай, перед сном, оставалась моим каждодневным долгом. Я всегда молился об успехах в учёбе и, представьте себе, ни разу не провалился на экзаменах. И всё же моя детская вера заметно ослабла, выродившись в нечто похожее на религиозные предрассудки.
В октябре 1969 года я приступил к занятиям в Ньюкаслинском университете на севере Англии. Среди моих любимых предметов были зоология, физиология и психология. Впрочем, я по-прежнему оставался непутёвым малым и с большим трудом держался на плаву. В этом мне помогала любовь к изучаемым наукам. Она хоть в какой- то мере, спасала меня от разных «удовольствий», которыми так изобилует жизнь в студенческом городке: танцы, вечеринки, девушки по-прежнему не шли у меня из головы. И всё же после четырёх лет беспечной жизни — а я ведь ещё и путешествовал автостопом по Европе и Соединённым Штатам — мне удалось получить диплом психолога.
Вскоре я отправился в столицу Англии и поступил в аспирантуру Лондонского университета. Окончив её, я получил диплом преподавателя, а затем, проработав год в Солфорде, защитил кандидатскую диссертацию по экологии.
Любая наука строится по строго установленным правилам. Одно из них предполагает, что её основные законы незыблемы. При этом мы зависим от повторимости результатов наших экспериментов. То есть, выдвигая гипотезы и многократно проверяя их, мы, в конечном итоге, устанавливаем чёткие закономерности. В основе всякой науки, таким образом, лежат причинно- следственные связи. Исходя из этого, я и строил свои уроки.
Любому школьнику известен первый закон Ньютона — всякое тело находится в состоянии покоя или равномерного и прямолинейного движения, если действие всех сил на него уравновешено. Вот прекрасная иллюстрация к принципу причины и следствия: если тележку не толкнуть, она не поедет!
Этот принцип справедлив и для химии. Так, например, если в раствор азотнокислого серебра ввести ионы хлора, обязательно выпадает осадок.
Так же и в физике. Опыты показывают, что нагревание электрического проводника обусловлено движением электронов. Вместе с тепловой выделяется и световая энергия — снова причинно-следственная связь.
Таким образом, наши научные эксперименты подтверждают существование незыблемого порядка вещей, благодаря которому, собственно, и стал возможен технический прогресс. Мы вправе ожидать, что всякий раз, предприняв определённые действия, получим соответствующий результат. Так оно и происходит. Впрочем, бывает и по-другому — в тех случаях, когда мы нарушаем причинно-следственные отношения. Но сами законы при этом остаются неизменными. Чем больше я думал об этом, тем сильнее сомневался в возможности их применения во всех областях жизни — моей жизни.
В чём причина этой разумной упорядоченности? Управляет ли она и моей жизнью? Все ли события в ней обусловлены причинно-следственными отношениями? Размышляя об этом, я не пытался искать ответы на эти вопросы в религии. Ведь в то время она была для меня запретной темой.
Бог был для меня пустым словом, и только. Я совсем забросил научную работу — подолгу ничего не делал, занимался только собой, бесполезно растрачивая время. Что же я получил в итоге? Мимолётные удовольствия, долгое похмелье, утрату друзей, крайний эгоизм, невероятное одиночество.
Я опускался всё ниже. Голосуя на обочинах, я исколесил всю Европу и Скандинавию. Но эти бесцельные странствия не приносили мне радости. В отчаянии я начал сомневаться в собственных убеждениях и правильности своего образа жизни. Я понимал, что нуждаюсь в помощи и начал думать о том, что, быть может, Бог всё-таки существует. И если так, то вероятно, Он поможет мне исправить мою жизнь. Вскоре я был вынужден признать, что стал мыслить не как учёный — я отрицал то, что не подверг испытанию! Я отвергал возможность существования Бога, не удосужившись даже познакомиться со свидетельствами веры.
Однажды мне в голову пришла неожиданная мысль. Годом раньше я услышал об одной общине мыслителей в Швейцарии, которые говорили, что они обрели настоящую веру в Бога. Я почувствовал, что какая-то сила влечёт меня в Лозанну.
У меня не было адреса. Я знал только название — „Л’Абри“, что по-французски означает „Приют». Так назывался большой дом, принадлежащий теперь уже покойному профессору Фрэнсису Шейферу. Собравшиеся в нём люди занимались поисками истины под руководством этого известного христианского философа.
Я стоял под проливным дождём на придорожной обочине, чувствуя себя потерянным, конченым человеком. От отчаяния я начал молиться. Я говорил: «Господи, если Ты есть, помоги мне добраться в «Л’Абри“. Ты моя единственная надежда!»
Ответ на мою молитву пришёл через три минуты. Как опытный путешественник, объехавший автостопом не одну страну, я могу сказать, что произошло неслыханное — возле меня остановилась машина, за рулём которой сидела молодая женщина. Она спросила меня: «Куда вас подвезти?»
Я был ошарашен, но, быстро собравшись с мыслями, ответил. Не говоря ни слова, незнакомка развернула машину, и мы поехали в гору, хотя, очевидно, ей было нужно в другую сторону. Вскоре я был у ворот „Л’Абри“. Мой эксперимент закончился положительным результатом.
В „Л’Абри“ я нашёл общество умных, думающих людей, чей успех в жизни был несомненным результатом причинно-следственных отношений. Но в чём была причина?
Я долго думал об этом, но не смог найти её в науке. Причиной был Бог! Мои новые знакомые жили счастливой жизнью, но поначалу я отказывался верить, что источником их счастья был Господь.
Впрочем, день, когда мне пришлось признать свои убеждения ненаучными, настал. Так и должно было случиться, ведь я отрицал то, что не подверг испытанию. Я нарушил главное правило любой науки — не отвергай того, что не проверил.
Вспомнив ответ на молитву по дороге в „Л’Абри“, я решил снова помолиться. И снова на мою простую молитву пришёл ответ. Я продолжал молиться, и вскоре моя жизнь стала следствием причины, истоков которой я так долго не понимал. Библия помогала мне решать все проблемы, возникавшие в моей жизни. И наоборот, когда я поступал так, как привык поступать раньше, результаты получались отрицательными — я возвращался к тому, от чего хотел убежать.
Поэтому вскоре я решил обратиться к Богу с тем, что меня так мучило и тревожило, и Бог ответил на все мои просьбы. Я молился о возвращении в Англию, и почти сразу мне позвонил человек, с которым я давно разорвал отношения, попросив меня вернуться. У меня не было денег, но уже через две недели появились уроки, и несколько незнакомых людей прислали мне чеки. Я молился о взаимопонимании, и на второй день после возвращения домой уже готовился к свадьбе. Я молился о примирении с друзьями, и они один за другим вернулись в мою жизнь.
Так я уверовал в Бога, отвечающего на молитву, Бога дающего и заботящегося. И пусть я не всегда понимал Его, всё равно моя жизнь стала радостной и счастливой. В ней появились цель и смысл. Наконец-то я обрёл умиротворение и покой, и в этом мне помог Господь. Ведь Он повелевает всем, и я был бы просто глуп, не говоря о том, что поступил бы абсолютно ненаучно, если бы не сделал Его частью своей жизни.

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.