Пастырь Раввин Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
с. Литовня






Эрик Барретт и Дейвид Фишер «Ученые рассказывают о вере» — Путь через мост веры

Эрик Барретт и Дейвид Фишер - Ученые рассказывают о вере

«…не призрачна любовь только в Боге, и все пути вне Бога — только ложный и пагубный призрак, пустое отражение реального бытия в созданном, вокруг себя личностью, чрез ее отпадение от Бога, небытии.»
Вячеслав Иванов — выдающийся русский поэт и философ (1866-1949)


Представьте себе, что вам грозит серьёзная опасность. Выход есть. Но для того, чтобы спастись, нужно пройти по мосту, конструкция которого вам неизвестна, а прочность вызывает сомнения. Как решить, стоит ли рисковать?
Именно такая проблема возникла перед Джоном Холмсом, когда он был студентом и изучал математику и физику. У Джона хватило решимости, и он сумел найти выход. Благодаря этому в его жизни произошла удивительная перемена. «Бог стал отвечать на все мои молитвы, и моя вера в Него возросла и окрепла», — рассказывает Джон.
Эта вера часто подвергалась испытаниям. Во время службы на флоте он был единственным христианином на корабле. Путешествуя по свету, он видел, каким испытаниям подвергается вера других людей.
Будучи представителем Межуниверситетского Христианского Союза Африки, Джон побывал во многих университетах и колледжах этого огромного континента, где встречался с группами студентов-христиан. Для этих людей вера в Спасителя была непростым выбором, и многим из них пришлось за неё пострадать — от них отвернулись друзья, отказались родные. Но жертва молодых людей не была напрасной — Иисус Христос преобразил их жизнь.
«Многие студенты, лучшие представители молодёжи Африки, верят в Христа, — с радостью говорит Джон Холмс, — и у них с Господом очень близкие отношения».
Джон говорит, что возможность путешествовать и работать в других странах были для него большим благом. Ведь он воочию убедился, что «путь через мост веры открыт для каждого человека, где бы он ни жил на нашей Земле».
Джон Холмс — завуч школы в Стоуни Брук, в Нью-Йорке. Он родился и вырос на юге Англии, а после окончания Кембриджа получил степень кандидата физико-математических наук.
Несколько лет Джон работал в Африке в Кумасинском научно-техническом университете в Гане и за свои успехи получил должность старшего лектора. В качестве представителя Межуниверситетского христианского союза Африки он побывал во многих странах этого континента.
Джон Холмс опубликовал несколько научных статей и долгое время был редактором журнала «СПЭН», христианского издания для студентов Африки. В настоящее время он отвечает за успехи в учёбе и духовный рост мальчиков и девочек, которые учатся в Христианской Школе на северо-востоке Соединённых Штатов.
Решив одну единственную проблему, мне удалось изменить всю свою жизнь. Вот как это было.
Когда я перешёл в последний класс Уимблдонской школы в Англии, меня пригласили в летний спортивный лагерь. Я был горд этим предложением, но по одной причине мне не слишком-то хотелось ехать. Прошлым летом всем, кто собирался в лагерь, велели взять с собой Библию. Мои родители были неверующими, поэтому я не понимал, зачем это нужно. Но, раз уж сказали, нашёл старую пыльную книгу и взял её с собой. В лагере мне всё очень понравилось — всё, кроме одного: вечерами мы собирались вместе, чтобы читать Библию, а потом обсуждать прочитанное. Должен признаться, Библия для меня ничего не значила, поэтому на этих собраниях мне было скучно.
И всё-таки, несмотря на это, я решил поехать снова. Игры в лагере были по-прежнему весёлыми, а ребята — настоящими спортсменами. На этот раз я стал внимательнее слушать то, о чём говорилось на вечерних собраниях. Я начал понимать, что, кем бы ни был Иисус Христос, Он сделал для меня что-то очень важное. Мне стало стыдно: всю свою жизнь я не понимал этого.
В нашей семье к христианской церкви относились довольно прохладно. И вот почему — когда-то мой отец был секретарём церковного спортивного клуба. Однажды его казначей, который, кстати, был руководителем церкви, внезапно исчез, прихватив с собой клубную кассу! Неудивительно, что после этого случая отец стал думать, что те, кто ходит в церковь, — просто лицемеры. По воскресеньям мы работали в саду, и вообще в этот день у нас был самый лучший ужин.
Теперь же в лагере я начал думать, что, возможно, не стоит обвинять всех христиан в лицемерии только потому, что один человек оказался неспособен жить так, как должно христианину. Я всё время напоминал себе, что, кроме него, знал других верующих, которые жили праведной жизнью. Глядя на них, Бог должен был радоваться — если Он, конечно, существовал.
Мучимый сомнениями, я решил поговорить с начальником лагеря. Я рассказал ему, что мои родители вряд ли обрадуются, если узнают, что я могу стать христианином. Я сказал ему, что после нескольких бесед с другими людьми решил, что не могу принять Христа, потому что не знаю, что произойдёт, если я это сделаю! Может, Бога вовсе нет. Зачем же тогда огорчать родителей?
В то время я усиленно занимался физикой и прикладной математикой, готовясь к поступлению в университет, и начальник лагеря знал об этом. Наверное, поэтому он мне сказал: «Представь себе, что перед тобой бурный поток, но тебе во что бы то ни стало нужно перебраться на другой берег. В твоём распоряжении только жалкий, вызывающий сомнение мостик. Что ты будешь делать? Будешь рассуждать, можно ли им воспользоваться, откроешь учебники и станешь рассчитывать, выдержит ли тебя мост? Или поступишь проще: сначала сделаешь один шаг, потом другой… А вдруг мост всё-таки выдержит?»
«Всё зависит от того, насколько мне нужно на тот берег», — ответил я, немного подумав.
«Будем считать, что это вопрос жизни и смерти».
«Тогда пойду, сделаю первый шаг, а за ним второй…»
Мой собеседник согласно кивнул головой. «Почему же ты не хочешь найти путь к Богу? Ведь Иисус Христос — как раз такой мост. Подумай хорошенько. Терять тебе нечего — если всё, о чём мы говорили, просто миф и выдумка, ничего не случится, хуже не будет, ведь так? А если шаг по пути к вере будет небесполезным, то, мне кажется, стоит попробовать. Почему бы тебе не сказать Богу, что ты начинаешь верить в Него, верить, что Он существует, верить, что Иисус Христос — на самом деле Сын Божий. Почему бы тебе не сказать Богу, что ты в Него веришь и поручаешь Ему заботиться о твоей жизни?»
Наступила ночь. Я остался один и начал молиться. Сейчас точно не помню, но, кажется, я произносил такие слова: «Боже, я не знаю, есть ли Ты или Тебя нет. Но если Ты есть и послал в мир Иисуса Христа, чтобы Он стал моим Спасителем, то я хочу верить в Него и хочу познать Тебя».
Должен сказать, что сразу после этого я ничего особенного не почувствовал. Но спустя несколько недель или месяцев я ощутил в своей жизни что-то новое. Так, например, родители считали, что моё новое увлечение недолговечно, что оно скоро пройдёт, а значит, ничего плохого со мной не случится, и обо мне можно не беспокоиться. Но время шло, а моя вера становилась всё крепче и крепче. Неожиданно для себя, я полностью осознал, что Бог существует, и мои отношения с Ним через веру в Его Сына Иисуса Христа приобрели личный характер.
Через несколько месяцев меня призвали в Британскую Армию. Мне предстояло служить в Королевском Флоте. Именно там, когда я попал на первый в своей жизни корабль, моя вера подверглась серьёзному испытанию. Ведь, насколько я знал, среди членов экипажа я был единственным христианином. Но мне помогали чтение Библии и встречи с другими христианами во время увольнений на берег. Тогда-то я и познакомился с будущей женой сотрудника ПиО. Джуллиан Барретт была тогда совсем маленькой девочкой. С верхнего этажа, через перила, она с любопытством рассматривала людей, приходивших на вечерние собрания, которые её родители устраивали по субботам в своём доме в Хинчли Вуд в южной части Лондона. Наша следующая встреча произошла через тридцать лет во время христианской конференции в Галл Лейк, штат Мичиган. Благодаря этой встрече я сейчас говорю с вами.
Отслужив четыре года на Королевском Флоте, я поступил в Кембридж, один из двух лучших университетов Великобритании, где стал изучать математику и физику. Тогда нас с Богом связывали уже тесные, личные отношения, и мне посчастливилось привести к Нему многих людей. Это был тот же самый мостик, по которому я прошёл сам, когда был в спортивном лагере.
Целый год я работал в Соединённых Штатах и там познакомился со своей будущей женой. Потом, в течение двух лет, преподавал в колледже Святого Лоуренса в Англии. Я много ездил по свету, и мои путешествия ещё больше укрепили меня в вере, что Бог, Которого я знал и любил, помнит и заботится о каждом человеке, где бы тот ни жил на нашей Земле. Я понял, что Он хочет, чтобы я рассказывал о Нём другим людям.
Поэтому в 1954 гаду я принял предложение читать лекции по математике и физике в Кумасинском научно-техническом университете в Гане. Но этим дело не ограничилось. За два последующих года я побывал во всех университетах огромного Африканского континента. В общей сложности мы с женой прожили пятнадцать лет в Гане и Кении. Мы работали в Межуниверситетском христианском союзе и следили за деятельностью христианских групп в университетах и колледжах Африки.
Большинство консультантов и помощников в этих группах были профессорами математики, физики и инженерных наук. Поэтому сегодня, так же как прежде, можно сказать: там, где есть сильная техническая школа, есть и христианская группа. Видимо, инженерам нравится то, что безотказно действует.
Я встречался и работал с христианами не только в Америке и Африке, но и в Индии, Шри-Ланке, на Мальте, в Гонконге, Сингапуре, в Австралии и во многих странах Дальнего Востока. Сейчас, вспоминая этих людей, я могу сказать, что все они, независимо от их языка и цвета кожи, знали Бога так же близко, как я сам.
Как-то раз, когда я был в Африке, мой темнокожий друг рассказал мне, что он был одним из первых христиан среди членов его племени. Этот человек родился и вырос в совершенно иной социальной среде, чем я. Он был почти неграмотным. И всё же, как человек, он был мне ближе председателя университетского отдела, где я работал. Последний так же, как я, приехал из Англии, тоже получил хорошее образование, но не знал Бога и не понимал нашей христианской веры. Мой же друг был совсем другим человеком. Наверное, именно поэтому мы с ним так крепко подружились.
Многих из моих коллег-учёных удивляла моя вера в Христа, и иные из них задавали мне каверзные вопросы, на которые я не всегда мог просто ответить. Но опыт подсказывал мне, что перед неверующими стоит множество гораздо более сложных вопросов.
Когда я был студентом, то часто задумывался о том, как устроена наша Вселенная. Разве могла она, такая гармоничная и упорядоченная, появиться в результате слепой случайности? Откуда в ней появилась жизнь? И если жизнь не имеет никакого особенного смысла, то разве не должна наша философия сводиться к словам: «Ешь, пей, веселись, ибо завтра умрёшь»? По-моему, мрачная перспектива. Но стоит лишь признать существование Всемогущего Бога, сотворившего Вселенную и нас, людей, как всё становится совершенно иным, и наша жизнь обретает подлинный смысл: мы должны искать Бога и во всём следовать Его воле.
Но это ещё не всё. На другой стороне моста, то есть веры, нас ждёт не только Бог. Нас ожидает там великое множество разных людей — людей, сумевших перейти на другой берег.

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.