Пастырь Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
д. Литовня






Гавриил Иванович Мазаев «Воспоминания» — Молитва чада Божьего

Мазаев Г.И. - Воспоминания

Автобиографическая повесть. Автор рассказывает о своей жизни, о своем обращении и дальнейшем пути.
Действие происходит еще во времена царской России. Книга написана простым языком. Интересно и легко читается.

В августе 1883 года я поехал с Гавриилом Тимофеевичем Мазаевым на базар в Средний Егарлык Ставропольской губернии. По пути мы заехали к тете Софии Гавриловне Мамонтовой. У нее гостил Михаил Дмитриевич Колосков.
Вечером, перед отходом ко сну, нас пригласили на молитву. Мы пошли, полагая, что это будет обыкновенная молитва, как молились у нас молокане. Когда мы собрались, Колосков сразу предложил преклонить колена. Для меня это было ново, потому что у нас, молокан, начинают молиться стоя, а затем становятся на колени, потом встают и опять становятся на колени — и так повторяется девять раз. Когда опустились на колени, Колосков начал молиться. Что это была за молитва? Я первый раз слышал такую молитву! Она исходила от сердца и была так по-детски искренна, что произвела на меня неотразимое впечатление, и моя душа молилась вместе с Колосковым. Я переживал что-то новое и необыкновенное для меня, и, когда услышал «аминь», не хотел подниматься с колен и жалел, жалел, что молитва так скоро окончилась.
После молитвы мы с Гавриилом Тимофеевичем вышли на улицу освежиться.
— Вот молится так молится, не как наши старички-молокане — псалмами. Если нужно молиться Богу, то молиться нужно именно так, — проговорил Гавриил Тимофеевич.
Я с ним был вполне согласен. Поутру нам нужно было рано ехать на базар, но мы не поехали, а дождались, когда встанет Колосков и будет молиться. Колосков и на этот раз молился вдохновенной молитвой. Под впечатлением его молитвы мы уехали на базар. Дорогой говорили о силе молитвы, о покаянии, находили, что нам необходимо покаяться и начать новую жизнь; но покаяться для меня было очень трудно — я был страстный охотник, и мне не хотелось оставить ружье.
На базаре мы управились скоро и могли бы рано вернуться к тете Софии Гавриловне; но мы не желали рано вернуться из боязни, что тетя не оставит нас ночевать у себя и отправит домой, а нам так хотелось остаться ночевать у тети, чтобы еще послушать, как будет молиться Колосков. Мы намеренно тянули время и приехали к тете вечером. С радостью мы опять присутствовали при молитве Колоскова вечером и утром. По дороге домой мы начали говорить о путях Господних, говорили о покаянии и обращении к Богу.
— Молиться нужно так, как молится Колосков, и с этого нужно начинать, — говорил Гавриил Тимофеевич.
— Но что делать в то время, когда собьешься со слов, с мысли, кто направит тогда? — сказал я ему.
— Нет, — говорил он, — если станешь молиться, то не запутаешься: Дух Бога научит.
Так разговаривали мы дорогой. Истина одна, и мы сознавали это и искали путь к этой истине. Мы погрузились в размышления о том, как установить правильные отношения с Богом, чтобы иметь мир в своем сердце.
После молитв Колоскова душа моя молилась несколько недель. Вслух я еще не мог молиться, но душа моя долгое время переживала молитвенное состояние. Мысли мои приняли другое направление. Охота и ружье были забыты.

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha