Пастырь Раввин Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
с. Литовня






Генри Моррис «Сотворение и современный христианин» — ЧАСТЬ II. 5 глава

Генри Моррис - Сотворение и современный христианин

«Задача данной книги — обратить внимание не только на ошибки эволюции, но также и на разновидности этого учения, которые имеются в других областях жизни и мысли. По мнению автора, нам необходимо сегодня возрождение не от отступничества, а от апатии и компромисса.»


Глава V Небеса и Земля

Астрономия и Библия

Астрономия — одна из древнейших наук, и изучение славных небес давно является свидетельством величия и власти Творца. Псалмопевец Давид провозглашал, что «небеса проповедуют славу Божию» (Пс. 18:2), а изучение звезд привело волхвов в Вифлеем искать новорожденного Спасителя. Отец современной астрономии Иоганн Кеплер показывал, что в поисках понимания движения планет он просто пытался «мыслить мыслями Бога вслед за Ним», а христианский астроном Уильям Гершель, как говорят, воскликнул, что «неверующий астроном — сумасшедший». Многие места в Библии, имеющие отношение к звездам, являют удивительно современный подход к звездному феномену.

Однако звезды каким-то образом привели некоторых к полному отступничеству. Кажется, астрологи возглавляют список оккультных наук, древних и современных, а языческое идолопоклонство всегда концентрировалось на поклонении властелину небес, часто в виде откровенной аморальности и насильственной жестокости. В современную эпоху философия натуралистического эволюционного гуманизма проникла в астрономию даже больше, чем в биологию. Астроном Карл Саган со своими выразительными (но вводящими в заблуждение) телевизионными сериями о космосе, вероятно, наиболее видный и влиятельный из наших современных астрономов-атеистов, но он просто выражает интересы многих других. Еще до Сагана Харлоу Шепли из Гарварда пытался заменить слова: «в начале — Бог» на слова: «в начале — водород» и многих расположил к себе популярной серией гарвардских книг по астрономии. А затем появился Фред Хойл с теорией стабильного состояния и Джордж Гамов с теорией большого взрыва, со своими многочисленными последователями — все они пытались объяснить Вселенную без Бога. Но это невозможно.

Неисчислимое воинство

Несомненно, изучение небес должно привести людей к признанию Создателя и Его чудесного творения. Как сказал пророк Исайя: «Поднимите глаза ваши на высоту небес и посмотрите, кто сотворил их? Кто выводит воинство их счетом? Он всех их называет по имени: по множеству могущества и великой силе у Него ничто не выбывает» (Ис. 40:26). В таких стихах христианин имеет заверение Бога, что правильное изучение астрономии и космологии создаст веру, а не разрушит ее. Но к этому обязательно следует подходить с библейской точки зрения, а не руководствуясь стремлением примириться с ложными теориями астрономов-гуманистов.

«Умножу семя твое, как звезды небесные и как песок на берегу моря» (Быт. 22:17), — сказал Бог Аврааму 4 000 лет тому назад. Сравнение количества звезд с числом песчинок поначалу кажется весьма натянутым. В библейские времена до изобретения телескопа можно было созерцать около 4000 звезд. Библия говорит, что «неисчислимо небесное воинство» (Иер. 33:22), но сосчитать до четырех тысяч довольно легко.

Сейчас, однако, подсчитано, что в изведанных небесах имеется по меньшей мере 10 миллионов миллиардов миллиардов звезд. Их сосчитать так же невозможно, как сосчитать все песчинки. Фактически можно сказать, что цифра в 10 миллионов миллиардов миллиардов по меньшей мере равна количеству песчинок в мире (см. мой комментарий «Летопись бытия», «Бейкер бук хаус», 1976 год, с. 384). Замечательное библейское научное проникновение относительно количества звезд на небе намного опередило открытие современной астрономии.

В Библии также говорится, что «и звезда от звезды разнится в славе» (1 Кор. 15:41). Для невооруженного глаза это заявление может также показаться сомнительным. Даже с помощью гигантского телескопа каждая отдельная звезда кажется простой точкой света в небе. Однако астрономы обнаружили, что звезды лучше всего можно классифицировать, размещая их на стандартный график, известный как диаграмма Герцшпрунге-Рессела, сопоставляя температуру звезды с их яркостью. Когда это сделано, каждая звезда занимает свою собственную уникальную точку на диаграмме, отличную от всех других звезд.

Таким образом, «слава» каждой звезды уникальна. Греческое слово «докса» кроме того означает «часть» или «хвала». Следовательно, каждая звезда удостаивается собственной особой чести и поэтому должна иметь особую структуру для выполнения конкретной, божественно предписанной функции. Поскольку даже ближайшая к нам звезда отстоит от нас на расстояние четырех световых лет, бесполезно и думать, что мы когда-нибудь сможем узнать, каковы их функции и структуры.

Но Библия ясно учит, что все звезды небесные будут существовать в одной физической Вселенной навеки и веки (см. Пс. 148:3-6). На обновленной Земле все спасенные будут иметь славные тела, сообразно славному телу Христа (см. Фил. 3:20, 21). Мы более не будем ограничены гравитационными и электромагнитными силами, которые притягивают нас сейчас к Земле. У нас будет вечность для исследования бесконечного космоса. Спустя века мы сможем узнать кое-что о славе всех звезд.

Свет до сотворения Солнца и звезд

Одной из наиболее часто упоминаемых научных «ошибок», допущенных в Книге Бытия о сотворении, является проблема, что в первый день (Быт. 1:3-4) был «свет», в то время как Солнце и звезды были сотворены лишь на четвертый день творения (Быт. 1:14-16). Обычно для «улаживания» этого расхождения говорят о том, что облачное покрытие, скрывавшее Солнце, было убрано с неба на четвертый день, но в лучшем случае это произвольная и вынужденная интерпретация.

Со своей стороны, эволюционисты много. поработали, чтобы придумать натуралистическое объяснение происхождению Солнца и звезд, но пока что лучшее, к чему они подошли — это предполагаемый первоначальный «большой взрыв», происшедший 18 миллиардов лет тому назад (согласно современным предположениям), который, как они полагают, привел к последующей эволюции Вселенной. Но как бы они ни пытались избежать библейской концепции, они вынуждены возвращаться к ней даже при формулировке своих антисупернатуралистических моделей. Один из величайших физиков-теоретиков современности д-р Виктор Ф. Вайскопф недавно написал следующее примечательное заключение к статье, озаглавленной «Происхождение Вселенной» («Америкэн сайентист», т. 71, 1983 год, с. 480):

«В самом деле, иудейско-христианская традиция описывает начало мира удивительно похожим на научную модель. Раньше казалось несерьезным с научной точки зрения, что свет был создан раньше Солнца. Современная научная точка зрения действительно предполагает, что на заре своего существования Вселенная была наполнена различного рода радиацией задолго до того, как было сотворено Солнце. «И сказал Бог: да будет свет. И стал свет. И увидел Бог свет, что он хорош»».

Если эволюционные астрофизики находят необходимым представлять в своем воображении, что «свет» охватывал Вселенную за миллиарды лет до «возникновения» Солнца, то те, кто верит в Слово Божие, не должны удивляться, что свет был сотворен всего за три дня до сотворения Солнца! Ибо Бог есть свет (1 Ин. 1:5), и Он не должен был создавать его вообще. Он должен был сотворить тьму (Ис. 45:7).

Разумеется, ни теория большого взрыва, ни любая другая эволюционная концепция Вселенной не доказана. Вайскопф признает: «Ни одно из существующих мнений на развитие Вселенной не является полностью удовлетворительным, включая общепризнанную модель…» (там же, с. 474). Все варианты (за исключением прямого божественного сотворения полностью развитых форм) сталкиваются с непреодолимыми трудностями, как с научной, так и с библейской точки зрения. Удивительно, что даже когда натуралистические теории принуждают их несмотря ни на что возвращаться к Слову Божию, такие ученые по-прежнему упорствуют в своей эволюционной вере.

Провал большого взрыва

Общепринятое эволюционное объяснение происхождения Вселенной — это так называемая «теория большого взрыва», согласно которой около 20 миллиардов лет тому назад произошел взрыв первозданного атома, а из распространившихся газов этого далекого от нас во времени взрыва постепенно возникли молекулы, звезды, галактики и планеты. Более того, сложные молекулы, развившиеся из первоначальных взрывавшихся частиц, постепенно превратились, как считают, в живые клетки, а затем в людей!

«Чудо большого взрыва», как назвал его британский астроном П. С. У. Дэвис («Сэконд лук», сентябрь 1979 года, с. 27), противоречит по меньшей мере двум основным законам науки:

1) Второй закон термодинамики гласит, что «беспорядок» в закрытой системе со временем возрастает; с другой стороны, идея «большого взрыва» основана на том, что взрыв (который, несомненно, оказался апогеем беспорядка!) каким-то образом со временем увеличил «порядок» во всей Вселенной.

2) Закон сохранения углового момента гласит, что радикальное движение в чистом виде (во время первозданного взрыва все продукты распада должны двигаться радикально из центра наружу) не может привести к орбитальному движению: однако планеты, звезды и галактики каким-то образом стали вращаться на громадных орбитах вокруг различных центров во Вселенной.

Несмотря на эти фундаментальные противоречия, большинство астрономов и космогонистов приняли на вооружение эту теорию, в основном исходя из предполагаемого реликтового излучения во Вселенной. Считалось, что эта космическая микроволновая радиация при низких температурах была однородной во всех направлениях и поэтому представляла собой остатки большого взрыва.

Несмотря на широкое признание существующей эволюционной космогонии, некоторые из лучших астрономов остались неубежденными. Ханнес Альвен, например, после сокрушительной критики общепринятой интерпретации этой радиации заключил: «Утверждение, что эта радиация — убедительное свидетельство реальности большого взрыва при высоких температурах, не имеет основания» («Нейчур», 21 апреля 1977 года, с. 698).

За последнее время накопились данные о том, что реликтовое излучение не «однородное и изотропное», как этого требует «теория большого взрыва», а различается во всех направлениях! В одной из недавних статей делается вывод: «Четырехкратная анизотропия (различие в четырех направлениях под прямым углом друг к другу) должна принадлежать субстанции радиации самой Вселенной» («Сайенс ньюс», том 119, май 1981 года, с. 254). Это означает, что предполагаемая «однородная» радиация в действительности не однородная по всем направлениям, а это невозможно, исходя из теории большого взрыва.

Таким образом, «теория большого взрыва» вскоре должна разделить судьбу давно оплаканной «теории стабильного состояния» среди груд отброшенных теорий эволюции Вселенной.

Эволюция из ничего

Эволюционисты часто критикуют креационизм за его ненаучность из-за твердой приверженности к доктрине сотворения «ех nihilo», т. е. «сотворения из ничего». Мысль о том, что Бог просто дал «добро» на существование Вселенной Своей собственной властью без использования каких-либо ранее существующих материалов, отвергается эволюционистами, так как это предусматривает сверхъестественные действия, которые сами по себе не научны (то есть, так они считают).

Но мы теперь слышим, как многие астрофизики-эволюционисты заявляют, что Вселенная сама «возникла» из ничего! Креационисты во всяком случае предполагают, что Вселенную произвела адекватная Причина, то есть бесконечный, всесильный, всеведущий, трансцендентный, объективно существующий, конкретный Бог-Создатель. Для тех, кто верит в Бога, сотворение «ex nihilo» вероятно и разумно. Но даже если люди отказываются признать реального Создателя, они должны понять, что Вселенная, возникающая из ничего, противоречит закону причинности, принципу сохранения массы-энергии, закону возрастания энтропии и самой природе здравого смысла. Как могут они говорить такие вещи?

Послушаем, например, Эдварда П. Трайона, профессора физики Нью-Йоркского университета, одного из первых, кто поставил на обсуждение эту идею:

«В 1973 году я выдвинул мысль, что наша Вселенная была создана стихийно из ничего (ех nihilo), в результате установленных принципов физики. Это предложение по-разному подействовало на людей — как нелепое, колдовское или как то и другое» («Нью сайентист», том 101, 8 марта 1984 года, с. 14).

И не удивительно! Но десятилетия спустя оно стало полуофициальной «научной» доктриной, космогонисты принимают ее вполне серьезно.

В течение многих лет общепринятой эволюционной космогонией является так называемая теория большого взрыва. Однако всегда было много трудностей с этой концепцией, одна из которых состоит в объяснении, как исходный взрыв мог стать причиной сложности и организации громадного космоса, а другая — в объяснении того, как однородный взрыв мог произвести такую неоднородную Вселенную. Креационисты многие годы подчеркивали существование этих проблем, а теперь сами эволюционисты начинают признавать их.

«Не существует известного механизма, который бы позволил Вселенной начаться с состояния дезорганизации, а затем превратиться в данное высокоорганизованное состояние» (Дон X. Пейдж, «Расширение не объясняет асимметрию времени», «Нейчур», т. 304, 7 июля 1983 года, с. 40). «Космологический вопрос возникает из-за привычки космологов полагать, что Вселенная однородна. Известно, что однородность в незначительной степени нарушается на уровне галактик и обычных скоплений, но космологи придерживаются всеобъемлющей широкой однородности. Теперь, если суперскопление займет половину неба, не останется места для поисков однородности» (Д. Е. Томсен, «Сверхмощное галактическое скопление», «Сайенс ньюс», т. 122, 18-25 декабря, 1982 года, с. 391).

Существует много других трудностей с моделью большого взрыва, но эволюционные теоретики не могут предложить ничего лучшего, особенно с тех пор, как они несколько лет тому назад отбросили конкурирующую теорию стабильного состояния.

Сэр Фред Хойл, выдающийся астроном и космолог, который в конечном счете отверг теорию стабильного состояния, которую он изобрел и долго проталкивал, считает также, что от теории большого взрыва следует отказаться по другим причинам.

«В результате всего этого главные усилия исследователей были направлены на латание дыр теории большого взрыва, построение идеи, еще более сложной и громоздкой… Я, не колеблясь, могу заявить, что теория большого взрыва больна. Когда многочисленные факты свидетельствуют против теории, опыт подсказывает, что теория редко поправляется» («Большой взрыв под обстрелом», «Сайенс дайджест», т. 92, май 1984 года, с. 84).

Расширяющаяся Вселенная

Однако сейчас, когда делаются попытки преодолеть трудности с теорией большого взрыва, выдвигается новая поразительная концепция, известная под названием «расширившаяся Вселенная», связанная прежде всего с именем Алана Гута. Это строго математическая конструкция, ее невозможно представить, не говоря уже о том, чтобы испытать, но ее сторонники утверждают, что она может разрешить проблемы, поставленные начальными стадиями большого взрыва. Ее основы выражены в следующем примечательном сценарии:

«Наша нынешняя точка зрения наводит нас на мысль, что в какой-то момент на уровне 10-35 секунды степень увеличения резко, хотя и временно, возросла, что мы и называем термином «расширение». Физические процессы, происшедшие во время соединения этой мощной силы с другими, вызвали за 10-35 секунды расширение Вселенной от размера намного меньшего, чем единичный протон, приблизительно до размера грейпфрута» (Джеймс Трефил, «Случайная вселенная», «Сайенс дайджест», т. 92, июнь 1984 года, с. 54).

10-35 секунды — одна сотая миллиона миллиарда миллиарда миллиарда секунды, если в этом имеется какой-то смысл. Космогонисты, сторонники теории расширения, говорят нам, что вначале вся Вселенная (пространство, время и материя) была сконцентрирована в виде бесконечно малой частицы размером около электрона со всеми силовыми системами (тяготение, электромагнитные, ядерные и слабые силы), объединенными в виде единой силы. Эта «Вселенная» проскочила как-то непостижимо быстро стадию расширения, достигнув размера грейпфрута за 10-35 секунды; в это время четыре силовые системы стали действовать отдельно, возникла разнородность, что стало проявляться в разнородной природе расширившейся Вселенной, после чего она была готова войти в «нормальную» фазу своего большого взрыва. Как считает Трайон, «в этом сценарии «горячему большому взрыву» предшествовал «холодный стремительный рывок»» (Э. П. Трайон, указ, соч., с. 16).

Чтобы понять аргументы, стоящие за расширившейся моделью раннего космоса, необходима углубленная подготовка в математической физике, но даже не все из тех, кто имеет такую подготовку, принимают эту модель. Как говорит само название ранее цитированной статьи Пейджа, расширение не объясняет асимметрию времени. То есть она по-прежнему противоречит принципу возрастания энтропии, или беспорядка.

«Асимметрия времени во Вселенной выражается вторым законом термодинамики, согласно которому энтропия возрастает со временем, по мере того как порядок трансформируется в беспорядок. Загадка не в том, что состояние порядка становится беспорядочным, а в том, что на раннем этапе Вселенная находилась в высоко организованном состоянии» (Д. Н. Пейдж, указ, соч., с. 39). Разумеется, многие считают, что Вселенная в целом вечно вибрирует взад и вперед, и что вывод о расширившейся от размера точки Вселенной было просто гипотетическим конечным результатом ранее сократившейся Вселенной. Но это странное суждение, конечно же, не решает проблему энтропии.

«Мы теперь признаем, что из-за сильнейшей энтропии, возникшей в нашей Вселенной, далекая от вибрирования замкнутая Вселенная может пройти лишь через один цикл расширения и сокращения. Замкнутые или открытые, монотонно расширяющиеся или движущиеся в обратном направлении, абсолютно неизменные фазовые переходы, испаряясь, дают Вселенной определенное начало, середину и конец» (С. А. Бладман, «Термодинамика и конец замкнутой Вселенной», «Нейчур», т. 308, 22 марта 1984 года, с. 322). Бладман, работающий в отделении физики Пенсильванского университета, также дает следующий удивительный комментарий:

«Наконец мы полагаем, что если космическое пространство замкнуто, а Вселенная начиналась с низкой энтропии, тогда она должна была начаться не с горячего большого взрыва, а с многоразового тепловатого маленького взрыва» (там же, с. 319). Если Вселенная «открыта», тогда ее предполагаемое расширение должно продолжаться постоянно, но если же она замкнута и в конечном счете начинает свертываться, то она никогда не сможет отпрыгнуть назад снова. Это закончится «окончательным треском», считает Бладман.

Что и возвращает нашу дискуссию назад к примечательному началу, когда мы говорили о расширившейся модели. Откуда взялась первоначальная «Вселенная размером с точку?» Эта удивительная частица величиной с точку, в которой как-то умещалась целая Вселенная, и в принципе все ее будущие галактики, планеты и люди — как мы ответим на это? Если кто-то думает, что сценарий, разыгранный вплоть до этой точки, был захватывающе абсурдным, то теперь он, разумеется, сочтет, что все остальное — это просто заговор креационистов, чтобы заставить эволюционистов выглядеть смешными! Читатели должны, несомненно, проверить это сами.

Как это все происходило? Эдвард Трайон, начавший многие из своих метафизических упражнений в 1973 году, говорит: «Итак, я предположил, что наша Вселенная имела свое физическое происхождение как квантовое колебание какого-то первозданного истинного вакуума или возникла из ничего» (Э. П. Трайон, указ, соч., с. 15). Итак, наш громадный сложный космос начинался как точка чего-то такого, что возникло в виде колебания из ничего!

«В этой картине Вселенная возникла как колебание в квантово-механическом вакууме. Такая гипотеза приводит к точке зрения на сотворение, согласно которому Вселенная возникла случайно. По словам Трайона, «наша Вселенная — одна из тех вещей, которые происходят время от времени»» (Дж. Трефил, указ. соч., с. 101).

Чтобы читатели не удивлялись, скажем, что эта дискуссия не была задумана как сатира. Она является откровенным отчетом о том, что думают современные космогонисты о начале нашей Вселенной. Гат и Стейнхардт, два наиболее активных и искусных деятеля в этой области, пишут:

«С исторической точки зрения, вероятно, самым революционным аспектом этой расширившейся модели является мысль о том, что вся материя и энергия в обозримой Вселенной возникла почти из ничего… Расширившаяся модель Вселенной обеспечивает возможный механизм, с помощью которого обозримая Вселенная могла возникнуть из бесконечно малого количества. Трудно не поддаться искушению и не провозгласить, что вся Вселенная возникла буквально из ничего» (Алан Г. Гат и Пол Дж. Стейнхардт, «Расширившаяся Вселенная», «Сайентифик америкэн», т. 250, май 1984 года, с. 128).

Несмотря на софистические математические «подсчеты, приведшие астрономов, проповедующих теорию о расширившейся Вселенной, к их примечательному провозглашению веры во всесилие ничего, останется несколько реалистов, которые предпочтут креационистскую альтернативу: «В начале сотворил Бог небо и землю».
Истинные свидетельства геологии

Изучение «истории» земли («историческая» геология) важно для взаимосвязи науки с Библией. Поскольку у эволюционистов нет настоящего научного свидетельства эволюции как таковой, они в последнее время стали концентрировать свои аргументы против сотворения, утверждая, что Земле миллиарды лет, а не несколько тысяч, как об этом сказано в Библии.

Важность настоящего христианского свидетельства

Мы уже подчеркивали жизненную важность доктрины недавнего сотворения (см. главу I). Свидетельство показывает, что содержание Библии ни в коем случае не может соответствовать эволюционным эпохам так называемой исторической геологии. Одна из этих систем должна быть ошибочной, и христиане должны с готовностью встать на сторону Господа в этой окончательной битве, независимо от влияния ученого мнения другой стороны.

Вопрос о природе и продолжительности «истории» Земли является действительно краеугольным камнем, определяющим отношение христианина к авторитету Библии. Компромисс в отношении первой главы Библии неизбежно приведет к компромиссу и в отношении последующих глав, так как все остальное строится на основе Книги Бытия. Фактически нежелание понять это наверняка является причиной, возможно, подсознательной, объясняющей, почему так много христиан по-прежнему проявляют безразличие ко всему конфликту между креационизмом и эволюцией.

Поэтому настоятельно необходимо, чтобы христиане увидели, что действительные факты биологии и других исторических наук полностью соответствуют точной библейской схеме истории Земли, поэтому не может быть никаких оправданий тем, кто продолжает идти на эти опасные компромиссы. Вероятно, правильно будет сказать, что если сообщество верящих в Библию христиан примет и будет активно пропагандировать многие неоспоримые свидетельства (как библейские, так и научные) недавнего сотворения и геологии Потопа, весь фасад «научной» эволюции вскоре развалится.

Это не означает, что эволюционный гуманизм исчезнет как философия, так как он всегда был и остается основой всех пантеистических, политеистических религий и философских систем на протяжении всей истории, и так будет до возвращения Христа. Но это будет означать, что его псевдонаучный внешний лоск исчезнет и эволюции придется являть лишь свои собственные достоинства как религии.

Вопрос, который нужно адресовать христианскому сообществу, прост и заключается в том, кто будет управлять нашим пониманием истории Земли, в центре которого стоит Христос, — Библия или эволюционный сциентизм. Библия ясно учит, что все было сотворено и сделано Господом Иисусом Христом в течение шести дней несколько тысяч лет тому назад. Затем, спустя 1656 лет разразился разрушивший мир катастрофический потоп, сопровождавшийся интенсивными извержениями вулканов, землетрясениями и другими геофизическими потрясениями. Эволюционные геологи вот уже почти двести лет отрицают эти библейские доктрины, заявляя, что Земля очень старая (по современным оценкам, ей 4,8 миллиардов лет) и что в ее «истории» преобладали однообразные процессы без таких событий, как глобальный катаклизм, нарушивший ее длительные, медленные эволюционные изменения.

Если Библия действительно Слово Божие, то ее свидетельства правдивы и ясны. Это может только означать, что если все геологические даты точны и правильно поняты, они должны соответствовать библейской схеме лучше, чем эволюционной многовековой геологии. Что это действительно так, верят все современные христианские ученые-креационисты.

Закат и падение униформизма

Как известно, знаменитый геологический принцип униформизма, признававшийся как догма практически всеми геологами в течение 150 лет, последнее время переживает тяжелые времена, вместе с принципом постепенности в эволюционной биологии.

В сентябрьском номере журнала «Джиолоджи» за 1982 год бьша опубликована важная статья Джеймса X. Ши «Двенадцать заблуждений униформизма». Такая статья никогда бы не была допущена к публикации до недавнего времени. Великий геолог из Иельского университета Карл Данбар однажды сказал (цитируется по журналу «Хисторикл джиолоджи»):

«Эта философия, которая стала известна как доктрина униформизма, требует необъятности времени; сейчас она получила всеобщее признание среди интеллигентных и информированных людей» («Уайли», 1960 год, с. 18).

Принцип униформизма гласит, что «настоящее — ключ к прошлому» и что поэтому различные геологические летописи истории Земли должны быть полностью объяснены геологическими процессами, происходившими в прошлом так, как они происходят сегодня. Предполагалось, что катастрофы и катаклизмы не оставили никаких геологических летописей, так как они не занимали достаточно времени, чтобы удовлетворить нужды постепенной эволюции.

Однако геологи теперь признают, что униформизм не лучше срабатывает в эволюционной геологии, чем принцип постепенности в эволюционной биологии. Ши отмечает: «Мысль о том, что уровень интенсивности геологических процессов постоянен, настолько противоречит всем имеющимся данным, что можно только удивляться ее упорству». Что касается предполагаемой «необъятности времени», Ши заявляет: «Современный униформизм… ничего не утверждает о возрасте Земли или о чем-то еще».

Это, конечно, не означает, что современные геологи становятся креационистами, так же, как новые идеи «прерывистого равновесия» не делают креационистов из современных биологов. Фактически эти две группы объединяют силы в новой ориентации на «революционный эволюционизм». Теперь они верят в то, что крупные катастрофические геологические потрясения, которые случаются время от времени, стимулируют прерывистое продвижение эволюции, которые предлагают новые биологи.

Но как одно ведет к другому, несомненно, еще предстоит раскрыть. Все известные катастрофы производят беспорядок в прежде организованных системах, а не порядок в прежде беспорядочных системах. Но, может быть, катастрофы действовали в прошлом по другим правилам или просто они надеются на это.

Но Ши ни в коем случае не первый современный эволюционный геолог, который подвергает сомнению традиционную геологическую догму униформизма. Пол Крынин (Пенсильванский университет) давно назвал ее «опасной доктриной», которая «откровенно противоречит всем данным пост-кембрийских осадочных пород» («Палеонтолоджи», т. 30, 1956 год, с. 1004). Дж. У. Валентин из Калифорнийского университета Дейвиса сказал, что девиз униформизма («настоящее — ключ к прошлому») является «принципом, не пользующимся особым доверием» («Джорнэл ов джиолоджикл эдьюкейшн», т. 14, апрель 1966 года, с. 60). Начиная с 1965 года, Стивен Джей Гоулд опубликовал целую серию статей в различных журналах с нападками на униформизм. Дерек Эджер, глава отделения геологии университетского колледжа Свонси и президент Британской Геологической ассоциации, опубликовал в 1973 году важную книгу «Природа стратиграфических записей» («Уайли», с. 114), а затем в 1981 году вышло в свет ее расширенное издание. Вся книга явилась обвинением униформизму; в ней утверждалось, что только катастрофы могли создавать структуры и системы в геологических летописях. Было много и других подобных публикаций.

Тем не менее, униформизм продолжал до самого недавнего времени доминировать в официальной геологической мысли в преподавании, и статья Ши (Ши — редактор журнала «Джорнэл ов джиолоджикл эдьюкейшн»), видимо, подлила масла в огонь. В любом случае, внезапно все геологическое сообщество качнулось к тому, что можно было бы назвать неокатастрофизмом. Не желая принять библейский катастрофизм и отцов-основателей геологии, сконцентрированных на Ноевом потопе, оно делает в настоящее время упор на привлечение внимания ко всякого рода другим катастрофам (астероиды, метеориты, кометы, вулканы, региональные потопы, перемещение земной коры, раскол континентов, внезапное перемещение полюсов и другие подобные феномены) для объяснения практически всех геологических данных. Два недавно опубликованных вывода могут оказаться типичными. Обозревая одну недавнюю конференцию, д-р Роджер Льюин пишет:

««Принять катастрофизм как нормальную часть истории Земли — великое достижение для геолотов». Этот комментарий, сделанный Эрлом Кауф-фманом на конференции, посвященной динамике исчезновения, состоявшейся недавно в Университете Северной Аризоны (Флагстафф), свидетельствует о происходящем в настоящее время важном, возможно, революционном, смещении акцентов в коллективном профессиональном мировоззрении среди палеонтологов, а также геологов… Новый катастрофизм — если такая эмоциональная фраза может быть дозволена, так как многие выступят против такого названия — просто признает влияние астероидов в качестве одного из многих видов воздействия, которые время от времени резко нарушают глобальные условия нашей жизни, а также атмосферных и океанических круговоротов, температурных градиентов и уровней моря» («Сайенс», т. 221, 2 сентября 1983 года, с. 935).

Один из тех, кто в основном ответствен за такую примечательную новую науку «динамики исчезновения» является д-р Дэвид Роп, руководитель кафедры геологии Чикагского университета. Он отмечает:

«Но многое изменилось, и современные геологи и палеонтологи, как правило, принимают катастрофизм в качестве «образа жизни», хотя и стараются избежать слова «катастрофа». Фактически многие геологи теперь рассматривают редкие краткосрочные события как основные факторы геологической последовательности… Периоды относительного спокойствия составляют только малую часть летописи» («Филд мьюзиум ов нэчурал хистори бьюлетин», т. 54, март 1983 года, с. 21).

Геологический униформизм, против которого в течение более пятидесяти лет резко выступали креационисты, внезапно оказался покинутым самими геологами, и поэтому вряд ли есть смысл указывать на слабости этой концепции или на многочисленные свидетельства катастроф в каменных напластованиях. Для желающих подробнее познакомиться с документацией предлагаем техническую монографию ИКИ «Катастрофы в истории Земли» д-ра Стивена Остина (1983 год, с. 318), которая содержит обширную аннотированную библиографию о движении неокатастрофистов среди эволюционных геологов.

Катастрофизм и эволюция

Возможно, из-за того, что эволюционисты в течение 150 лет так и не достигли никакого успеха в познании механизма эволюции, они теперь обратились к «динамике исчезновения». В любом случае недавний отход от постепенности в биологической эволюции совпал с недавним отходом от постепенности в геологической эволюции. Прерывистость (быстрая эволюция в небольших популяциях) вошла в моду в биологии, совпадая с неокатастрофизмом в геологии, и, естественно, имеется большое искушение связать между собой эти два направления или даже поставить между ними знак равенства. Многие современные эволюционисты как раз это и делают, хотя и с оговорками.

Например, Т. Х. Ван Эндел несколько лет назад выступил с комментариями, указав в начале на то, что геологическая летопись — это в основном сведения о редких катастрофических событиях, разделенных длительными промежутками, когда ничего не происходило:

«Среди многих идей, возникающих сегодня при изучении эволюции, наиболее часто слышим одну, которая относит основные эволюционные шаги к продвижению прыжками, концентрации главных перемен в очень короткий промежуток времени. Видимо, нет никаких оснований считать, что такие пульсы эволюционного изменения совпадают с редкими важными явлениями, которые выстраивают осадочную последовательность и которая содержит летопись эволюции. Таким образом, новая «катастрофическая» точка зрения на летопись осадочных пород предполагает, что основных элементов эволюционной летописи, возможно, никогда не удастся достичь» («Нейчур», т. 294, 3 декабря 1981 года, с. 398).

Эта пессимистическая точка зрения, касающаяся невозможности изучить ход эволюции, была выражена еще до совсем недавнего «открытия» Ропа и Сепковского, которые утверждают, что массовые исчезновения происходили, как они предполагают, с интервалами в 26 миллионов лет в течение всей геологической истории (с тех пор было продемонстрировано, что статистический контроль этого изучения был настолько слаб, что его выводы не заслуживают доверия).

В любом случае окаменелости фиксируют, видимо, многие исчезновения (например, динозавров), так что эволюционисты внезапно обнадежились, что это может дать ключ к доказательству эволюции жизни. Майкл Бентон из отделения зоологии Оксфордского университета пишет:

«Имеется все больше свидетельств того, что крупные физические изменения вызвали больше эволюционных изменений огромного масштаба, чем конкурентная борьба… Борьба могла увеличить вероятность исчезновения определенных особей по генеалогическому признаку, но она вряд ли могла быть единственной причиной, если признано, что перемены под воздействием катастроф достаточны сами по себе» («Важные перемещения в истории жизни», «Нейчур», т. 302, 3 марта 1983 года, с. 16-17).

Подобным же образом Роджер Льюин из Американской ассоциации содействия развитию науки комментирует необходимость — но чрезвычайную трудность — попыток связать эволюционный прогресс с геологическими катастрофами:

«Каждое массовое исчезновение в каком-то смысле переводит эволюционные часы и делает историю жизни поразительно хаотичной, управляемой по воле случая и далекой от строгого униформизма… Всем известная скудость летописей окаменелостей в сочетании с большим различием в уровнях осадочных пород превращает временной фактор изменений фауны в настоящий кошмар» («Исчезновения и история жизни», «Сайенс», т. 221, 2 сентября 1983 года, с. 935).

На ежегодном заседании Геологического общества Америки в 1983 году, проведенном в Индианаполисе, кажется, был достигнут — особенно среди палеонтологов — широкий консенсус относительно того, что катастрофы и сопровождающие их массовые истребления являются ключом к пониманию эволюции. Д-р Стивен Гоулд, полностью одобряя это событие, заявил: «Группа моих коллег-палеонтологов начала отбрасывать старый метод мышления о старых объектах и конструирует новый поразительный подход к основному моменту истории жизни на Земле: массовому исчезновению… Массовые исчезновения являются более частыми, более необычными, более интенсивными (в количественном отношении) и более разными (по сравнению с нормальными временами), чем мы когда-либо подозревали» («Нэйчурал хистори», февраль 1984 года, с. 14).

Итак, массовые истребления — необычные, интенсивные, разнообразные — прекрасно соответствуют ожидаемым результатам Потопа из Книги Бытия, но трудно понять, каким образом,. исчезновения могут прояснить нам что-либо об эволюции. Видимо, исчезновение жизни — полная противоположность эволюции жизни. Даже если бы мы смогли с уверенностью сказать, что падение астероида привело к исчезновению динозавров, это ничего не сказало бы нам о том, как они прежде появились. Тем не менее Гоулд мечтательно цепляется за эту надежду:

«Прежде мы заламывали руки от отчаяния по поводу отсутствия ожидаемых образцов истории жизни или находились в поисках того образца, который помог бы нам найти в мире то, чего в нем в действительности нет… Если мы сможем разработать общую теорию массового исчезновения, мы сможем наконец понять, почему жизнь разрушила наши ожидания, и сможем даже неожиданно составить своего рода образец из очевидного хаоса» (там же, с. 23).

Итак, «надежда умирает последней», и эволюционисты согласны верить чему угодно, кроме свидетельства о Боге в истории Земли. Тем не менее, Гоулд здесь вновь возвращается к своей марксистской вере в то, что хаос и разрушения каким-то чрезвычайно мистическим путем могут создать более высокий порядок и лучшее общество. В любом случае, это бытующее в настоящее время абсурдное понятие об эволюции, внезапно созданной катастрофизмом, исчезновением, случайным сохранением и квантовым видообразованием обнадеживающего чудовища, сильнее свидетельствует, чем любая креационистская критика, о полной безнадежности научного дела эволюции.

Остановить континентальное смещение

Не потому, что это имеет отношение к вопросу о креационизме и эволюции или даже к возрасту Земли, а потому, что эта проблема чрезвычайно заинтересовала общественность, необходимо втиснуть несколько осторожных слов о современной концепции континентального движения, сопровождающегося сценарием расширения морского дна, изменения магнитного поля, тектоники плит и других феноменов. Это далеко идущая модель или даже парадигма, но очень похожая на эволюцию. Она такая гибкая, что все можно подогнать под нее, и поэтому ее нельзя проверить, Р. А. Литтлтон, один из ведущих астрогеофизиков мира, обратил внимание на ее слабость:

«Что касается обширной многословной и красочной литературы о тектонике плит с большим числом весьма категорических утверждений, то многие с удивлением узнают, что она не может считаться научной теорией, я уверен, Джеффриз полностью согласится с этим. Давным-давно великий Пуанкаре объяснил, что такие описательные отчеты не могут приниматься во внимание в физических теориях, которые не должны вводить так много или еще больше произвольно взятых констант (или устных предположений), чем существует явлений — за которые необходимо отвечать; между различными экспериментальными фактами и должна быть установлена связь, и прежде всего они должны дать возможность выступать с гипотезами» («Нейчур», т, 305, 20 октября 1983 года, с. 672),

Парадигма континентального движения тектоники плит способствует не «гипотезам», которые можно проверить экспериментально, а в лучшем случае лишь «введению», которое, возможно, может соответствовать модели, поскольку она столь гибка, что оставляет место для такого числа измененных предположений, которое необходимо, чтобы она звучала. Литтлтон приводит в своей статье и в других работах много примеров слабости этой концепции, особенно в объяснении прошлых периодов горообразования. Сэр Гарольд Джеффриз, являющийся также одним из крупнейших астрогеофизиков мира, о котором упоминал Литтлтон, также по-прежнему отвергает эту идею целиком по многим основательным причинам; так же поступают и другие компетентные геологи т геофизики.

Главное в экспериментальной проверке идеи — измерение фактического расстояния между двумя континентами, чтобы установить, изменяется ли это расстояние. Недавно это стало возможным благодаря развитию астрономических интерферометров. Пока что результаты были отрицательными.

«Интерферометрия — техника комбинирования сигналов, получаемых одновременно из данного астрономического источника двумя или более различными телескопами… Они делали геодезические и астронометрические измерения с 1979 года и за это время не заметили значительных изменений в расстояниях между телескопами. Теории смещения континентов и гравитации, согласно которым Земля с течением времени расширяется, будут пересмотрены» («Сайенс ныос», том 123, 8 января 1983 года, с. 20).

«В то время, как континенты смещаются медленно со скоростью роста ногтей от одного до десяти сантиметров в год, даже наиболее точные методы наблюдения, доступные сегодня, не обнаружили пока этого движения» (Роберт Диц, «В защиту движения», «Сайенсиз», том 23, ноябрь-декабрь 1983 года, с. 26).

Отрицательный результат, разумеется, не говорит о том, что континенты не двигались в прошлом. Точно так же любой положительный результат в будущем не докажет, что они двигались в прошлом. Даже если они и двигались, невозможно доказать, что они не двигались тогда намного быстрее. Проблема заключается в том, что вся концепция слишком расплывчата, чтобы ее можно было испытать.

В то же время для христиан нет необходимости занимать какую-то особую позицию по этому предмету, так как он не влияет на взаимоотношения между креационизмом и эволюцией и на интерпретацию библейских свидетельств. Когда он включается в качестве составной части модели длительных эволюционных эпох, как это делают некоторые, тогда эту концепцию можно и нужно отвергнуть.
Игра с фактами

Марк Твен с непревзойденным цинизмом обрисовал веру геолога (а именно христианского геолога-униформиста) в то, что он может датировать различные события предполагаемой дочеловеческой эпохи в истории Земли следующим образом:

«Если бы Эйфелева башня представляла собой век Земли, то поверхность краски на остроконечном шпиле на вершине представила бы собой вклад человека в этот век, и любой увидел бы, что поверхность — это то, для чего была построена башня. Я полагаю, они поймут. Я не понимаю» («Проклятая человеческая раса», процитировано Робертом Л. Бейтсом, «Геотаймс», том 29, июнь 1984 года, с. 54).

То есть, если Богу действительно потребовались миллиарды лет, чтобы создать человека, и если Его целью действительно было создание людей по образу Своему и затем искупление греха, чтобы они дружили с Ним (а это именно то, во что должны верить эволюционисты-христиане и прогрессивные креационисты), то почему понадобилось Ему столько времени и какова была его цель? Какой обвинительный акт против мудрости, силы и любви Бога! Каким примером человеческого высокомерия являются действия современных эволюционистов, фактически обвиняющих Бога во лжи и пытающихся датировать события, которые, как они предполагают, произошли за миллиарды лет до начала зафиксированной истории и за миллиарды лет до того, как Бог в божественном откровении заявил, что Он сотворил Вселенную (Исх. 20:8-11; Мк. 10:16; и т.д.).

Поэтому в этом разделе нам необходимо кратко обсудить ошибочные положения, на которых эволюционисты основывают свои подсчеты возраста Земли и различных эволюционных геологических эпох.

Как «датировать» природу

Старейшие даты в зафиксированной истории (то есть основанные на письменных записях) базируются на древних хронологиях, сохраненных египтянами, шумерами и другими древними народами, включая библейскую хронологию. Самое большее они охватывают несколько тысяч лет, в крайнем случае десять тысяч; при более же консервативной оценке этих дат они уходят в глубь веков не более чем на шесть тысяч лет.

Откуда же в этом случае геологи достают «даты» в миллионы и миллиарды лет? Как отдельная порода или окаменевшая кость датируются и укладываются в строгую эволюционную последовательность? Непросвещенный человек склонен думать, что породы датируются радиоуглеродным методом или другими радиоактивными минералами, затем окаменелости предписывается дата, соответствующая возрасту камней, в которых они обнаружены, что затем позволяет разместить их в правильной эволюционной последовательности.

Но это совсем не так. Дерек Эджер, бывший президент Британской геологической ассоциации, откровенно рассказывает, как это происходит:

«Ни один палеонтолог, достойный этого звания, никогда не будет датировать окаменелости по пластам, в которых они найдены. Это, можно сказать, первое, чему я учу своих студентов-первокурсников. Начиная с Уильяма Смита в начале 19 века окаменелости были и остаются лучшим и наиболее точным методом датирования и корреляции пород, в которых они находятся… Помимо весьма «современных» примеров, которые составляют настоящую археологию, я не помню случая, чтобы по радиоактивному распаду датировали окаменелости» («Крушение окаменелостей», «Нью сайентист», т. 100, 10 ноября 1983 года, с. 425). Таким образом, окаменелости не датируются породами, в которых они найдены, скорее породы «датируются» и соотносятся по окаменелостям, найденным в них.

А как же насчет окаменелостей, которые помогают стратиграфам датировать породы? Хотя для многих будет трудно в это поверить (или признать это), но породы «датируются» на основе ступени эволюции их окаменелостей, особенно их коллекции «индекса окаменелостей». Тем, кто подвергает сомнению этот факт, от имени ведущих геологов делаются следующие авторитетные заявления:

«Историческая геология опирается главным образом на палеонтологию, изучение окаменевших организмов… Геологи используют знание органической эволюции, как она сохранилась в летописях окаменелостей, чтобы идентифицировать и соотнести геологические записи древних времен» (О. Д. фон Энгельн и К. Е Кастер, «Джиолоджи», «Макгроу хилл», 1952 год, с. 423). «Единственная хронометрическая шкала, применяемая в геологической истории для стратиграфической классификации камней и точного датирования геологических событий — это окаменелости. Благодаря необратимости эволюции они предлагают недвусмысленную временную шкалу для относительного определения времени и корреляции пород в рамках всей Земли» (О. Х. Шиндевольф, «Америкэн джорнэл ов сайенс», т. 255, июнь 1957 года, с. 394).

«В роли отличительных составляющих пород окаменелости являются для нас, благодаря своей летописи эволюции жизни на планете, на редкость эффективным ключом для относительного расположения пластов в сильно разделенных регионах и от континента к континенту» (Х. Д. Хедберг, «Бьюлетин ов джиолоджикл сосайити ов Америка», т. 72, апрель 1961 года, с. 499).

Хотя вышеупомянутые высказывания были сделаны давно, они не устарели, так как этот метод геологического «датирования» используется вот уже более ста лет и все еще является общепризнанным. Камням предписывают геологическую эпоху, основываясь в основном на стадии эволюции их окаменелостей. Конечно, такой метод должен предполагать, что эволюция — установленный факт, и ее различные стадии с соответствующими формами жизни уже определены.

Но как это все может быть известно, если происходило миллионы лет тому назад? Как мы видим, не существует свидетельств какой-либо вертикальной эволюции, происходящей сегодня, и нет никаких эволюционных промежуточных существ в миллиардах известных окаменелостей прошлого.

Возможно, трудно поверить таким датам, но факт остается фактом, что большинство этих воображаемых эволюционных стадий являются оригинальной разработкой, возникшей в 19 веке путем дедуктивного изучения сравнительной морфологии и физиологии существующих животных, особенно с использованием выводов, сделанных на основании позорной «теории рекапитуляции» Эрнста Геккеля. Стивен Джей Гоулд ссылался на этот факт в изучении расистской значимости этой теории, о чем было сказано ранее.

«В дни Дауна теория рекапитуляции воплощала собой лучшее руководство биологам для подразделения живых организмов на высшие и низшие формы» (Нэчурал хистори, апрель 1980 года, с. 144).

Но с тех пор было доказано, что теория рекапитуляции ошибочна, так как же она может быть надежным пособием для определения эволюционной последовательности? Многие, конечно, полагают, что летопись окаменелостей дает реальную документированную историю эволюции, но, как мы только что увидели, так называемая летопись окаменелостей основана на реальности эволюции и используется для датирования пород, чтобы выработать основу «истории», в соответствии с которой можно интерпретировать и соотносить их в качестве эволюционных сериалов.

Естественно, креационисты давно утверждают, что вся эта система — классический случай кругового мышления, и в конце концов эволюционисты признали это. Например, Роп пишет: «Обвинение в том, что конструкция геологической шкалы является хождением по кругу, в какой-то степени обосновано… Таким образом, эта процедура далека от идеальной, и геологические эпохи окаменелостей постоянно пересматриваются (обычно расширяются) по мере обнаружения новых находок» (Давид М. Роп, «Джиолоджи энд кри-ейшн», «Филд мьюзиум ов нэчурал хистори бьюлетин», т. 54, март 1983 года, с. 21).

Часть геологической временной шкалы действительно образовалась своего рода индуктивным процессом, от действительных окаменевших расположений в породах. Самая последняя геологическая эра — кайнозойская (включающая третичный и четвертичный периоды) — была подразделена сэром Чарлзом Лайеллом в начале XIX века методом, который, как полагают, был количественным. Ведущий палеонтолог современности и его коллеги описывают этот процесс следующим образом:

«Примерно в 1830 году Чарлз Лайелл… развил биостратиграфическую технику датирования кайнозойских отложений, основанную на относительных пропорциях живых и исчезнувших видов окаменевших моллюсков… Странно, но было сделано совсем немного попыток проверить это предположение. Из-за этого данный метод оказался уязвимым как пример хождения по кругу. Когда для датирования используются только проценты Лайелла, остается возможность для громадных ошибок, проистекающих от пространственных вариантов временных образцов исчезновения» (Стивен М. Стенли, Уоррен О. Эддикотт, Куетака Чинзей, «Кривая Лайелла в палеонтологии: возможности и ограничения», «Джиолоджи», т. 8, сентябрь 1980 года, с. 422).

Лайелл проводил свое оригинальное изучение почти исключительно на породах Парижского бассейна во Франции, так что необоснованно применять этот метод повсеместно. Стенли и его помощники отмечали:

«Одна из причин ошибок датирования Лайелла, которая может исказить подсчет исчезнувшего уровня, состоит в том, что он не учитывал живущих представителей некоторых окаменевших видов» (там же, с. 424).

Эта и другие особенности метода были действительно ошибочными. Авторы приходят к следующему выводу:

«Таким образом, наш анализ бросает тень на универсальное использование метода датирования Лайелла, даже применительно к фаунам в одной области» (там же, с. 425).

Эти третичные и четвертичные подразделения практически являются наиболее последовательными попытками развить истинно «индуктивную» (то есть «возведенную шаг за шагом, опираясь на реальные факты в данной области») технику частичной организации системы геологической эпохи. Это самая «недавняя» часть временной шкалы и предположительно наиболее ясная и лучше всего сохранившаяся. Однако метод не срабатывает даже здесь. Более крупные подразделы, основанные на теории рекапитуляции и других субъективных критериях, таким образом, еще менее надежны.

Однако геологи по-прежнему используют его. Роп объясняет: «Несмотря на эту проблему, система срабатывает! Лучшее подтверждение этого заключается в том, что мировая нефтяная промышленность и добыча минералов зависят от использования окаменелостей при датировании. По-моему, маловероятно, чтобы все основные компании, занимающиеся добычей минералов и нефти, были одурачены» (Дэвид М. Роп, указ. соч. с. 21).

Очевидно, что даже такой осторожный и компетентный геолог, как д-р Роп, может быть одурачен. Нефтяные компании используют окаменелости при датировании (в частности микроокаменелости) только для того, чтобы проследить данную формацию в данном регионе. Их едва ли можно использовать для того, чтобы определить местоположение нефтеносных пород, связанных с определенной геологической эпохой, так как нефть встречается в породах всех эпох! В действительности геологи-нефтяники и геологи-экономисты прогнозируют новые месторождения на основе геофизических критериев, а не палеонтологических.

Каким бы методом они ни пользовались, хвастать, что «система работает» — значит выдавать желаемое за действительное, поскольку только одна из десяти (очень дорогих) разведывательных скважин открывает новые залежи!

Суть вопроса заключается в том, что геологические эпохи пород зависят от теорий эволюции, а теории ошибочны. Поэтому не существует объективного способа определять геологическую эпоху пород и окаменелостей. Таким образом, если не будет доказательств противоположного, они все, видимо, одного возраста! А это именно то, чему учит Библия.

Возраст солнечной системы

Что касается возраста самой Земли, геологи должны использовать другой метод, который, как они надеются, даст «абсолютное время» вместо «относительного времени», связанного с окаменелостями и так называемой геологической временной шкалой. Астрономы и «планетарные ученые» также задействованы при этом, так как в целом предполагается, что одновременно возникла вся солнечная система, вероятно, из крутящегося галактического пылевого облака или чего-то в этом духе.

Основная цель космической программы НАСА стоимостью в миллиарды долларов — стремление точно выяснить, как и когда «возникла» солнечная система, так как наш национальный научный и политический истеблишмент не желает верить, что это произошло так, как об этом рассказал Бог, путем сотворения Солнца, Луны и звезд (включая планеты) ровно на четвертый день недели творения (Быт. 1:14-19; Пс. 32:6-9).

Сейчас со всеми нашими космическими исследованиями, лунными посадками, спутниками и другими космическими атрибутами мы по-прежнему не ближе к пониманию эволюционного происхождения солнечной системы, чем 20 лет тому назад. Ученые еще даже не понимают происхождения Луны, хотя она была объектом более пристального изучения, чем любой другой объект в солнечной системе, исключая саму Землю. Д-р Майкл Дрейк пишет:

«Хотя прошло 14 лет с тех пор как первые образцы лунной пробы были возвращены на Землю миссией «Аполлона», происхождение Луны остается нерешенным» («Геохимические ограничения происхождения Луны», «Геохимика э космохима акта», т. 47, 1983 год, с. 17-59).

Еще меньше мы знаем о Марсе и Венере или о загадочных спутниках Юпитера и кольцах Сатурна, так как все, что мы узнали из космических программ, сделало их происхождение и эволюцию еще более загадочными, чем ранее. То же можно сказать и об астероидах, кометах и метеоритах. Что касается самого Солнца, одно очень важное (но противоречивое) открытие приводит к примечательным выводам:

«Астрономы были удивлены, а все остальные поражены, когда в 1979 году Джек Эдди из обсерватории «Хай Олтитьюд» в Боулдере (Колорадо) заявил, что Солнце сжимается и с такой скоростью, что если сжатие не прекратится, наша местная звезда исчезнет в течение сотни тысяч лет» (Джон Гриббин, «Любопытный случай со сжимающимся Солнцем», «Нью сайентист», 3 марта 1983 года, с. 592).

Открытие действительно вызвало шок в научном мире. Этот вывод был подтвержден хорошо известной редкостью солнечных нейтрино (субатомные частицы высокой энергии, предположительно образующиеся на Солнце), отсутствие которых, видимо, означает, что горение Солнца происходит не за счет процессов термоядерного синтеза изнутри, как долгое время считали, а благодаря энергии, полученной в результате его собственного гравитационного коллапса по мере того, как оно сжимается.

Поскольку уровень сжатия, о котором докладывал Эдди, означает, что солнечная система не может быть очень старой — самое большее несколько сотен тысяч лет, — идее сильно противились. Последующие исследования дали меньшие цифры скорости сжатия, но подтвердили сам факт. По словам астрофизика Рональда Джилиланда, «общее сокращение солнечного диаметра — около 0,1 секунды дуги в век, начиная, видимо, с начала 1700-х годов», и это «основано на целом ряде статистических исследований» (там же, с. 594).

Эта цифра уровня сжатия составляет всего 5% от уровня полученного Эдди, и, без сомнения, делается такой маленькой, как это только возможно при имеющихся данных, но даже такая скорость сжатия означает, что Солнце было по своим размерам в два раза больше миллион лет назад (время предполагаемого ледникового периода!).

Этого не могло бы быть, если общепринятая геологическая временная шкала верная. Тем не менее на это указывают имеющиеся данные.

«Что касается долговременного уменьшения солнечного диаметра — открытия, которое заварило всю кашу — Джилиланд был осторожен в своих прогнозах. «С учетом многих проблем с данными, — сказал он, — нельзя наверняка делать вывод, что негативное изменение извечного солнечного радиуса имело место уже начиная с 1700 года по Р. Х., но множество имеющихся в настоящее время свидетельств говорит за то, что так это и было»» (там же, с. 594).

Несомненно, нужно быть осторожным, когда публикуешь данные, которые свидетельствуют о том, что солнечная система молода, так как это может оказаться быстрым путем к академической опале. Д-р Эдди уже вызвал фурор своим участием в симпозиуме в Университете штата Луизиана, где несколько выступавших предположили, что по меньшей мере существует возможность того, что Земля еще молода и очень активна геофизически. Целью симпозиума, организованного д-ром Рафаэлем Г. Кацманом с инженерного факультета, было желание насторожить ученых в связи с возможностью того, что определенные предложения по сохранению радиоактивных отходов, находящихся, как считали геологи, в очень древних стабильных формациях, могут быть весьма опасными, если Земля в действительности еще молода. На симпозиуме Эдди сказал: «Я подозреваю, что Солнцу 4,5 миллиарда лет. Однако… я подозреваю, что все мы можем смириться и с оценкой епископа Асшера о возрасте Земли и Солнца. Я не думаю, что у нас так много астрономических свидетельств, чтобы спорить с этим» (Джон А. Эдди, «Время, деревья и изменение Солнца», цитировано по тексту журнала «Джиотаймс», т. 23, сентябрь 1978 года, с. 18).

Д-р Эдди — исключительно компетентный ученый, знакомый, разумеется, со всеми «астрономическими свидетельствами», относящимися к этим проблемам. Когда он и его коллеги из обсерватории «Хай Олтитьюд» пришли к выводу, что Солнце сжимается и нет уверенности в том, что оно старше 6000 лет (цифры, выдвинутой епископом Асшером), другим ученым следовало бы хорошенько прислушаться к этому.

Однако все это они списали со счета, сославшись на «колебание», полагая, что Солнце то сжимается, то расширяется, хотя они и не имеют понятия, под влиянием чего это может происходить. Это «пульсационное» объяснение, вероятно, гипотеза, выдвинутая заранее для оправдания большого возраста Земли. Хотя, несомненно, происходят определенные периодические изменения на Солнце (например, солнечные пятна), Солнце, постоянно сжимается в течение почти 300 лет, по которым имеются данные. Можно сказать одно: идея колебания Солнца — это попытка выдать желаемое за действительное.

Сильное свидетельство в пользу молодости Земли и солнечной системы поддерживается великим множеством других свидетельств, которые мы не будем здесь обсуждать. В моей книге «Библейская основа современной науки» («Бейкер бук хаус», 1984 год) приводятся таблицы 68 протекающих на Земле процессов, которые делают века слишком маленькими, чтобы поддержать официальную геологическую временную таблицу или предполагаемую эволюцию жизни на Земле (сс. 477-480). Смотрите также другие книги, помещенные в библиографии в Приложении А.

С этими ссылками можно также ознакомиться, чтобы подвергнуть критике технику радиометрического датирования, используемую для получения так называемых цифр «абсолютного времени» для различных формаций вулканических пород в геологической колонне. Вся эта техника базируется на положениях, которые недоказуемы, не поддаются проверке, необоснованны и невозможны! Они дают самые разнообразные результаты, а оставляют только те из них, которые соответствуют тому, что «должны» показывать данные (снова хождение по кругу).

Повторю, что у христиан нет никаких оснований пугаться этой игры с датированием. Библейское свидетельство молодости Земли и Всемирного потопа соответствует всем настоящим научным фактам. О Потопе мы поговорим в следующей главе.

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.