Пастырь Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
д. Литовня






Корнелиус Мартенс «Под крестом» — Убийца и ученый

Корнелиус Мартенс - Под крестом

Несмотря на множество гонений и трудные годы, которые пережил Корнелиус Мартенс, он остался ревностным христианином. Во всех жизненных ситуациях он хранил благодарность, хвалил Господа и доверял Ему.


Незабываемое время пережили брат Т., много ездивший со мной, и я в П. Мы отправились туда как уполномоченные руководством союза, чтобы устранить общинные разлады. Когда это было сделано, мы приступили к евангелизации. Начиная с первого же дня наши собрания были благословенны.
Однажды вечером, когда зал был особенно набит людьми, на передней скамье сидел и директор реальной школы. Он с некоторым презрением рассматривал собравшихся. Видно было, что среди нас ему не по себе, поскольку аудитория была весьма пестрой. Представлены были все — простые крестьяне, рабочие, коммунисты и ученый люд.
После вступительной речи поднялся грязный и мрачный человек, сидевший далеко позади и слушавший с удивлением в глазах, и сказал:
— Смотрите, как черно мое лицо. Во мне же еще темнее. При старом режиме я восемнадцать лет провел в кандалах в Сибири. Я с молодых лет — преступник и убийца. Советская власть меня освободила, я вернулся и тотчас же стал коммунистом, получив почти неограниченные права. Убивать было для меня удовольствием, и на то у меня было достаточно власти. Я по закону и без него убил больше людей, чем сидит здесь в зале.
Он с плачем бросился наземь. Я спросил его, знал ли он Евангелие Христа.
— Нет, — ответил он, — я его не читал. Я пришел сюда случайно и впервые услышал об этом от вас. Я раскаиваюсь в прошлом. Может ли быть прощение такому, как я?
Нам, людям, кажется невозможным, чтобы такой убийца еще обрел прощение грехов и новую жизнь. Этот человек убил множество невинных и совершал тяжкие злодеяния, которые вряд ли можно было бы простить. Но тут мы изведали великую любовь Спасителя к грешникам и познали истину Слова Божия о том, что если грехи наши и красны, как кровь, то делаются белыми, как снег. В нем тоже осуществилось чудо начала новой жизни, и так он принял мир Божий, который превыше всякого разумения. Мы как будто видели исцеление бесноватого — с таким освобожденным и сияющим лицом сидел он позднее на скамье рядом с другими. Все взгляды устремились на него. Честь сидеть на первой скамье он посчитал для себя чрезмерной, поэтому сел на пол и сказал:
— Я недостоин сидеть в одном ряду с другими. Но я принудил его снова занять место на скамье. Директор слушал все это вместе с остальными и беспокойно
двигался на сиденье. Наконец он с гневом вскочил, топнул ногой, рубанул рукой воздух и сказал:
— Чего только не услышишь среди всех этих необразованных людей, — и вышел. Его жена осталась.
То, что он ушел, было для меня облегчением, потому что он мне мешал. Он отчужденно уставился на меня во время моего обращения и, казалось, взвешивал каждое слово.
Минут через пятнадцать он вернулся с платком в руке. Беспрерывно утирая с лица выступивший от страха пот, он медленно продвигался вперед.
— Дорогой г-н проповедник, но что же мне делать? — спросил он.
— Вы как образованный человек должны наизусть знать путь в Царство Небесное.
— Его-то я и не знаю, — отвечал он, — потому что я безбожник. Я никогда не имел дело с Евангелием.
— Путь очень прост. Познайте и исповедуйте свои грехи и смиритесь перед Творцом неба и земли, как это сделал убийца. Кровь Иисуса Христа очищает нас от всякого греха. Другого пути не существует.
— Да, — сказал он. — Вам хорошо говорить, вы указываете на убийцу и думаете, что я, человек образованный, такого прошлого не имею. Да, я ученый, я 25 лет преподавал в институте в Петербурге и занимал высокое положение. Мне с великим трудом удалось бежать сюда, спасая жизнь. Я должен сказать и исповедовать, что 55 лет отрицал Бога; 25 лет я преподавал ежегодно более чем тысяче студентов, и я им снова и снова доказывал, что нет ни Творца, ни Бога, ни неба, ни ада. Это ужасно, потому что со временем революции я встречал многих из своих студентов, участвовавших в злодеяниях. Это — моя работа, и я убил больше, чем этот убийца, сидящий перед вами. Я отравлял души людей и рождал убийц, и воспитывал их, а они делали свое дело. Этот человек рядом со мной убивал один, а я делал это через многих. Его прежняя жизнь с обращением прекращается, а я ничего не могу исправить. Если меня Бог и простит, дело мое будет продолжаться, сея зло и ужас. Таков я, и таким людям спасения быть не может.
Он устало склонил голову, пряча лицо, и щеки его были покрыты слезами. Я читал чудесные слова призыва и непостижимые слова любви к погибшим мира сего. Затем он еще раз встал и сказал, обращаясь ко всему собранию:
— Мы сами сотворили сегодняшнюю Россию. В великих бедствиях виновны мы, безбожники. Мы отняли у людей совесть, и они перевернули Россию и теперь господствуют в ней самым ужасающим образом. Молитесь за меня, а я склонюсь, смиренно веруя, что Бог вас услышит!
Все собрание плакало; наверное, не было никого, кто бы не думал о собственном прошлом. Это был час незабвенной молитвы, и многие молились о милости для старого директора. Тогда старик тоже начал молиться, говоря:
— Боже, если Ты здесь, то явись мне. Если Ты можешь, если есть у Тебя милость ко мне, то дай мне узнать об этом сегодня и прости мне грехи.
Его исповедание произвело глубокое впечатление на всех присутствующих. Казалось, ночи не хватит — так много людей захотели покончить с прошлым. Дух Божий нашел помещение свободным для действия и многих вывел из пучины греха. Животворяще звучали свидетельства и благодарственные молитвы юных детей Божиих.
Когда мы, встав, запели хвалебный гимн:
Что вину мне может смыть?
О, ничто, лишь кровь Иисуса!
Директор обнял старого преступника, и оба вместе долго плакали от радости, как будто братья, встретившиеся после долгой разлуки. А разве это не так? Разве все мы, люди, — не дети одного Отца, разлученные грехами? Насколько драгоценным было для нас лицезрение того, как сердца находят друг друга в Боге. Только Дух Божий может способствовать тому, чтобы высокообразованный человек и преступник стали братьями.
На следующий день директор пригласил меня на обед. Радостно было видеть обоих стариков. Они держались за руки и радовались, как дети на рождественском празднике, тому избавлению, которое подарил им Христос.
Когда мы вместе отправлялись на вечернее собрание, директор сказал:
— Вы с женой идите вперед, а мне нужно еще кое-что сделать. В начале собрания, когда пели песни, он появился со всем своим старшим классом и уселся с учениками впереди. Семь юношей и девиц, которые очень уважали его и любили, тоже обрели в тот вечер мир с Богом.
Старый директор свидетельствовал об Иисусе с такой самоотдачей, что просто чудо; он приводил людей, как будто бы хотел исправить то, в чем провинился за долгие годы отдаления от Бога. Среди своих учеников он обрел обширное поле деятельности.
Мы с братом Т. трудились в том месте около четырнадцати дней. Прелюбодеи, воры, убийцы находили путь к Другу грешников.
Для Бога невозможного нет.

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha