Пастырь Раввин Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
с. Литовня






МАКС ЛУКАДО «Неудивительно, что Его называют Спасителем» — Единственный, кто остался.

МАКС ЛУКАДО. Неудивительно, что Его называют Спасителем

Не сделаете ли вы мне одолжение: возьмите чашку кофе, устройтесь поудобнее и уделите мне час своего времени. Давайте посвятим его истории. Вместе хорошенько вглядимся в крест. Припомним свидетелей тех событий. Вслушаемся в их голоса. Всмотримся в их лица.


Я всегда воспринимал Иоанна как человека, воспринимающего жизнь просто. «Правда есть правда, зло есть зло, и всё не так уж сложно, как нам это кажется».

И если лучшие писатели считают нелёгкой задачей дать определение Иисусу, то Иоанн делает это по аналогии, не поддающейся обобщению. Мессия — это «Слово». Странствующий вестник. А лучше — Любовь. Используя для описания пламенный глагол или мягкое определение, Иисус был в буквальном смысле Слово.

А жизнь? Да, она, эта жизнь, имеет две стороны — светлую и тёмную. И если вы находитесь на одной стороне, то вас нет на другой и наоборот.

И что же дальше?

А то, что дьявол — отец лжи, а Мессия — отец истины. Бог — это любовь, и вы с Ним, если тоже любите. Действительно, большинство проблем разрешимо, если любить друг друга.

Но иногда, если теология вопроса становится несколько тяжеловата для понимания, Иоанн делает паузу в повествовании, достаточно долгую, чтобы потом предложить своё объяснение. И благодаря такому терпеливому повествованию мы имеем следующий классический комментарий: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного».

Но мне нравится Иоанн более всего за то, как он любил Иисуса. И опять его отношения с Ним достаточно просты. Для Иоанна Иисус был отличным другом с добрым сердцем и добрыми мыслями. Рассказчиком о том, что когда-то было, и обещанием того, что будет где-то за радугой.

Создаётся впечатление, что для Иоанна Иисус, прежде всего, верный товарищ. Мессия? Да. Сын Бога? Конечно. Чудотворец? И это тоже. Но более всего Иисус был другом. Тем, с кем ты мог бы разбить лагерь, поставить палатку, поиграть в мяч или посчитать звёзды.

Просто! Для Иоанна Иисус никогда не был объектом научного исследования по социальной активности людей. Никогда не воспринимался тем, кто даёт право громить клиники по прерыванию беременности или позволяет жить в пустыне. Иисус был другом.

А как вы поступаете с другом? Да, тоже довольно просто. Вы остаётесь верным ему.

Может быть, поэтому Иоанн — единственным из двенадцати, кто был у креста. Он пришёл сказать «прощай». По его собственному признанию, он ещё не собрал воедино разрозненные куски случившегося. Но фактически это не имело значения. Его ближайший друг был в беде, и он пришёл помочь.

— Можешь позаботиться о моей матери?

— Конечно. Для чего же ещё друзья?!

Иоанн учит нас, что самые надёжные взаимоотношения с Христом могут быть необязательно самыми сложными. Он учит нас, что самые крепкие узы верности плетутся не замкнутым на себя богословием, не философией, доступной всем и каждому, а дружбой: упрямой, самоотверженной, счастливой дружбой.

Будучи свидетелем такой упрямой любви, у нас возникает жгучее желание испытать любовь, подобную этой. В нас живёт чувство, что, если бы мы оказались в тот день на чьём-либо месте, это было бы место юного Иоанна, и так же, как Иоанн, мы бы подарили этому возлюбленному Богу улыбку верного друга.

Перевод: Валькова Н.Д.

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.