Пастырь Раввин Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
с. Литовня






МАКС ЛУКАДО «Неудивительно, что Его называют Спасителем» — Слова, что ранят

МАКС ЛУКАДО. Неудивительно, что Его называют Спасителем

Не сделаете ли вы мне одолжение: возьмите чашку кофе, устройтесь поудобнее и уделите мне час своего времени. Давайте посвятим его истории. Вместе хорошенько вглядимся в крест. Припомним свидетелей тех событий. Вслушаемся в их голоса. Всмотримся в их лица.


«Отче! Прости им». Лука, стих 23:34.

Горечь была в словах, произносимых тем утром в пятницу.

Из толпы зевак: «Сойди со креста, если ты Сын Божий!»

Из группы церковных иерархов: «Других спасал, а Себя Самого не можешь спасти!»

Из рядов воинов: «Если Ты Царь Иудейский, спаси Себя Самого!»

Горькие слова. Едкие от сарказма. Ненавидящие. Непочтительные. Неужели недостаточно, что распяли? Неужели недостаточно, что «и к злодеям причтён»? Или гвоздей было мало? Или терновый венец слишком нежен? Или телесное наказание слишком короткое?

Для кого-то, очевидно, так оно и было.

Пётр, обычно не склонный к многочисленным метафорам, говорит, что прохожие «осыпали оскорблениями» распятого Христа. Они не просто говорили, выкрикивали или вопили. Они «обрушили» словесные камни на Него. Они нарочно старались причинить боль и нанести удары. «Мы избили твоё тело, а теперь сломим твой дух». Итак, натянув луки фарисейства, пустили в Него жалящие стрелы, напоённые ядом.

Из всех сцен у креста, именно эта гневит меня более всего. Что же это за люди, издевающиеся над умирающим, спрашиваю я себя? Какими подлыми и извращёнными нужно быть, чтобы насмехаться над исхлёстанным кнутом? Кто может быть настолько низким, чтобы сыпать соль презрения на открытые раны? Кто может глумиться над человеком, посаженным на электрический стул? Кто может смеяться и тыкать пальцем в преступника с петлёй на шее?

Не кажется ли вам, что дьявол со своими демонами — причина такой мерзости?

И даже преступник со второго креста наносит удар: «Если Ты Христос? Спаси Себя и нас!»

В тот день слова, бросаемые как камни, имели цель ранить. Нет ничего более мучительного, чем слова, которыми намеренно хотят причинить боль. Вот почему Иаков называл язык огнём. Во всех отношениях его ожоги пагубны и губельны.

Но я не открываю вам ничего нового. Не сомневаюсь, что и вы получили свою долю слов, что ранят. И вы чувствовали жало точно нацеленных насмешек. А, может быть, всё ещё чувствуете его. Кто-то, любимый и уважаемый, швыряет вас на пол порочащими словами или неосторожной обмолвкой. И вот: вы лежите, израненный и истекающий кровью. Возможно, те слова предназначались, чтобы причинить вам боль, а возможно и нет; но это не имеет значения. Рана глубока. Обида внутри. Разбитое сердце, раненая гордость, избитые до синяков чувства.

А, может быть, ваша рана стара? И хотя стрелы уже давно нет, её наконечник всё ещё там… застрял и скрыт где-то под кожей. И неожиданно боль от старой раны остро вспыхивает, напоминая о жестокости слов, ещё не прощенных.

Если вы страдали или сейчас страдаете из-за чьих-то слов, я думаю, вы будете рады узнать, что есть бальзам для этих мук.

Поразмышляйте над стихом 2:23 из 1-го Послания Петра:

«Будучи злословим, Он не злословил взаимно;
страдая, не угрожал, но предавал то Судье Праведному».

Вы поняли, что не делал Иисус? Он «не злословил взаимно». Он не ругался в ответ. Он не говорил: «Что, боитесь сказать в лицо!», «Я покажу вам, дайте только воскреснуть!» Такие угрозы не слетали с губ Христа.

Вы поняли, что Иисус делал? Он «предавал то Судье Праведному». Или, проще сказать, Он оставил Богу судить. Он не требовал извинений. Не посылал людей, что бы нашли и привели обидчиков. Искать возмездие не было Его задачей. Поразительно, но с точностью до наоборот Он говорил о защите: «Отче! Прости им, ибо не ведают они, что творят».

Да, горечь была в словах, звучащих тем утром в пятницу. Слова-камни предназначались, чтобы убить. Мне не понять, как мог Иисус защищать своих бессердечных убийц, когда тело разламывалось от боли, когда глаза были залиты кровью, и легким не хватало воздуха, чтобы дышать. Никогда, никогда я не видел такой любви. Человек, даже заслуживший месть, не получал её от Иисуса. Иисус не мстил. Вместо этого Он умер за них. Кто бы мог свершить такое? Я не знаю. Но точно знаю одно: неожиданно мои раны становятся менее мучительными. А мое недовольство и тяжелые чувства неожиданно кажутся детскими. Иногда меня удивляет, неужели мы не видим, что любовь Христа к людям, от которых Он принял муки, так же велика, как и страдания, которые он вынес.

Поразительная милость.

Перевод: Валькова Н.Д.

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.