Пастырь Раввин Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
с. Литовня






МАКС ЛУКАДО «Неудивительно, что Его называют Спасителем» — Те десять, которые сбежали.

МАКС ЛУКАДО. Неудивительно, что Его называют Спасителем

Не сделаете ли вы мне одолжение: возьмите чашку кофе, устройтесь поудобнее и уделите мне час своего времени. Давайте посвятим его истории. Вместе хорошенько вглядимся в крест. Припомним свидетелей тех событий. Вслушаемся в их голоса. Всмотримся в их лица.


Есть что-то поразительное в том простом факте, что ученики Его вновь собрались вместе. Я думаю, они были сконфужены. В тот воскресный день, сидя в комнате, уставившись друг на друга, они, должно быть, чувствовали себя неловко. Не они ли двумя днями раньше ужинали здесь: тогда было много народа и на кухне жарко. И вдруг как будто кто-то выплёскивает кипяток на стаю кошек. Бац! И все врассыпную, не останавливаясь до тех пор, пока не нырнули в первое подходящее убежище.

Вы когда-нибудь спрашивали себя, что делали ученики в конце той недели? Я — да. Мне было интересно знать, прошёл ли кто-нибудь из них по улицам Иерусалима или захотел вернуться домой. Мне хотелось знать, что они говорили, когда люди спрашивали их о том, что случилось. «Да… ну… понимаете ли…» Я спрашивал себя, собирались ли они парами, или маленькими группами, или оставались в одиночестве. Я задавался вопросом, о чём они думали, что чувствовали.

«Нужно бежать! Они убьют нас всех!»

«Не понимаю, что произошло».

«Я бросил Его в беде».

«Он должен был предупредить нас».

Мне хотелось знать, где они были, когда потемнело небо. Мне всегда хотелось знать: были они около храма, когда «занавес разодрался надвое»? Они были на кладбище, когда «открылись могилы»? Меня интересовало, осмелился ли кто-нибудь из них украдкой вернуться на Лобное место, постоять в толпе и посмотреть на те три силуэта на холме?

Но это не известно никому. Те часы остались для домыслов. Ни чувства вины, ни чувства страха или сомнения — ничего не описано.

Но нам точно известно одно. Они вернулись. Медленно. По одному. Они вернулись: Матфей, Нафанаил, Андрей. Они пришли оттуда, где прятались, из укрытий: Яков, Пётр, Фаддей. Возможно, некоторые уже были на пути домой в Галилею, но повернули назад и вернулись. Возможно, кто-то презирал себя за бегство, но опомнился. Вероятно, кому-то было стыдно за своё предательство, и он вернулся.

Они по одному появлялись в той самой комнате, где происходила Тайная Вечеря. Должно быть, камни сваливались с их душ при виде других, уже сидящих там.

Они приходили изо всех уголков Иерусалима. Слишком виновные, чтобы вернуться домой, и слишком обескураженные, чтобы продолжать дело. Но у каждого живёт отчаянная надежда, что всё случившееся — кошмар или злая шутка. И каждый надеется найти хоть какое-то утешение у других. Они вернулись. Что-то в их натурах восставало против того, чтобы позволить себе сдаться. Что-то в словах, сказанных Учителем, звало их назад друг к другу.

Действительно, неловкая сложилась ситуация; они застигнуты на неровном пятачке: уже свершившие падение, но ещё не прощённые. Какое-то подвешенное состояние между «Я не могу поверить, что это сделал я» и «Я этого никогда не совершу впредь». Они слишком пристыжены, чтобы просить прощения, и всё-таки слишком верны, чтобы сдаться. Они слишком виновны, чтобы с ними считаться, и слишком преданны, чтобы игнорировать их.

Мне кажется, все мы побывали в подобной ситуации. Я смею утверждать, что каждый из нас может засвидетельствовать, как наши радужные обещания рушатся под натиском волн паники и опасности. Я знаю, что каждый из нас видел, какие лохмотья оставляют зубья страха и смятения от наших слов обещаний и смирения. И я ещё не встречал человека, который бы всегда выполнял то, что клялся не совершать никогда.

Мы все бежали по улицам Иерусалима.

Почему ученики вернулись? Что заставило их это сделать? Слухи о воскрешении? Да, слухи, но только от части. Те, кто бывал рядом с Иисусом, уже знали, что от Него можно ожидать свершения необыкновенного. Они видели, как Он простил женщину, у которой было пять мужей; с каким почтением отнёсся к презренному вору, скрывающемуся под маской сборщика налогов; как Он любил уличных бродяг, чья репутация вогнала бы в краску Бони и Клайда. Они видели, как Он изгонял демонов из бесноватых и напоминал некоторым прихожанам о страхе перед Господом. Творить чудеса миссионерства, когда рухнули традиции, прокаженные свободно бродят по городу, грешники ликуют, фарисеи курят фимиам, а народ бунтует! После трёх подобных лет вы бы сложили свои пожитки и отправились домой.

«А может быть, Он действительно восстал из мертвых?»

Что-то большее, чем слухи о пустых могилах, привело их назад. Что-то в их сердцах не позволяло им жить с чувством предательства. И если причины их поступка уважительны, то их было не достаточно, чтобы перечеркнуть основную нить данной истории: они предали Учителя. Когда Иисус нуждался в них, они сбежали. И теперь им приходилось иметь дело со стыдом.

Ища прощения, но не зная, где искать его, они вернулись. Их тянуло в ту самую комнату Тайной Вечери, где жили сладкие воспоминания о преломлённом хлебе и символическом вине. Факт возвращения характеризует их Наставника. Он говорит о том, что хорошо знавшие Иисуса, не могли лишиться Его милости. Для первых двенадцати было только два пути — гибель или милость. А кроме того, факт возвращения свидетельствует об Иисусе ещё и то, что хорошо Его знавшие понимали, что, даже нарушив обещание, они всё же могли обрести прощение.

Итак, двенадцать вернулись. Каждый с воспоминаниями и тонкой ниточкой надежды, что невозможное случится ещё раз. «Если бы только у меня был ещё один шанс».

Они сидели в той комнате. Даже тот короткий разговор, что имеет место, сосредоточен на слухах об открытых могилах. Кто-то вздыхает. Кто-то запирает дверь. Кто-то шаркает ногами.

И в тот момент, когда сумерки совсем сгустились, когда логические рассуждения заканчиваются тоскливыми думами, когда кто-то говорит, что готов отдать свою бессмертную душу, чтобы увидеть Его ещё раз, сквозь стену проступает знакомое лицо.

Боже, какой финал! Или лучше сказать, какое начало! Не пропустите обещания, снявшее покрывало с этой истории. Для тех, кто, подобно апостолам, отвернулись и сбежали, когда должны были остаться и бороться, эти слова принесут надежду. Раскаявшееся сердце — вот и всё, что Он требует. Выходите из тени. Кончайте прятаться. Раскаявшегося сердца достаточно, чтобы призвать самого Сына Божьего пройти сквозь стены вашей вины и стыда. Он, простивший своих последователей, стоит готовый простить остальных. Всё, что вам нужно сделать, — это вернуться.

Не удивительно, что Его называют Спасителем.

Перевод: Валькова Н.Д.

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.