Пастырь Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
д. Литовня






МАКС ЛУКАДО «Путешествие налегке» — Когда поет петух

Макс Лукадо - Путешествие налегке

Ты приготовил предо мною трапезу в виду врагов моих…
Пс. 22:5


Бремя стыда

Ты приготовил предо мною трапезу в виду врагов моих… Пс. 22:5

Видите того человека, сидящего в тени? Это апостол Петр. Порывистый. Импульсивный. Однажды он ходил поводе. Прямо из лодки сошел на воду и пошел по ней. Вскоре он будет проповедовать тысячам. Без страха перед врагами и друзьями. Но сегодня этот бесстрашный Петр — тот самый, который ходил по воде, — спешит спрятаться. Тот самый, который будет говорить с властью, сегодня плачет от боли.

Не всхлипывает, не хнычет, а именно плачет. Навзрыд. Большие мясистые руки охватили бородатое лицо. Его рыдания разносятся в тишине иерусалимской ночи. Что больнее ранит его — то, что он сделал это, или то, что он клялся, что никогда не сделает этого?

«Он отвечал Ему: Господи! с Тобою я готов и в темницу и на смерть идти. Но Он сказал: говорю тебе, Петр, не пропоет петух сегодня, как ты трижды отречешься, что не знаешь Меня» (Лк. 22:33-34). Его отречение от Христа в ту ночь, когда он совершил свое предательство, само по себе было ужасным, но зачем он клятвенно обещал, что никогда не сделает этого? Одного отречения было бы достаточно, но три подряд… Трижды отречься от Христа — это страшно, но зачем он клялся? «Тогда он начал клясться и божиться, что не знает Сего Человека. И вдруг запел петух» (Мф. 26:74).

И вот Петр, утопающий в пучине своего горя, ищет место, где можно спрятаться. Петр плачет.

Но вскоре Петр пойдет ловить рыбу.

Мы не можем понять, почему он идет рыбачить. Мы знаем, почему он идет в Галилею. Потому что ему сказали, что воскресший Христос встретит там Своих учеников. Встреча намечена не на море, а на горе (см.: Мф. 28:16). Если ученики должны встретить Иисуса на горе, то что они делают в лодке? Никто не велел им рыбачить, но они отправляются на рыбалку. «Симон Петр говорит им: иду ловить рыбу. Говорят ему: идем и мы с тобою» (Ин. 21:3). Разве Петр два года назад не покончил с рыбной ловлей, когда Иисус позвал его стать «ловцом человеков»? Разве он тогда не бросил сеть и не последовал за Иисусом? С тех пор, насколько мы знаем, он ни разу не рыбачил. Почему же он сейчас идет рыбачить? Почему именно сейчас? Когда Иисус воскрес из мертвых и Петр видел пустую гробницу? Кто может рыбачить в такой момент?

Может быть, их заставил голод? Возможно, причина в этом. Возможно, на это занятие их подтолкнуло урчание их голодных желудков.

Или все-таки эта идея родилась в их сокрушенных и разбитых последними событиями сердцах?

Видите ли, Петр не мог отрицать своего предательства. Пустая гробница не аннулировала пения петуха. Хотя Христос вернулся, Петра наверняка мучила эта мысль: «Разве после того, что я сделал, Он обратит на меня внимание?»

И нам знакома эта мысль. В этом Петр не одинок. Не он один делает то, от чего прежде клятвенно отрекался.

«С супружескими изменами покончено!»

«С сегодняшнего дня я начинаю следить за своим языком».

«Больше никаких темных сделок. Я достаточно научен горьким опытом».

О, наше хвастовство не знает границ. И… о, как тяжело мы потом переживаем стыд за свои поступки!

Вместо того чтобы отвергнуть флирт, мы снова в его сетях.

Вместо того чтобы покончить со сплетнями, мы поддерживаем скользкий разговор.

Вместо того чтобы держаться правды, мы стараемся ее замаскировать.

И поет петух, и боль сознания своей вины пронзает душу, а Петр, прячущийся в тени, видит пополнение своей компании. Мы плачем, как плакал Петр, и мы поступаем, как поступил Петр. Мы отправляемся рыбачить. Мы возвращаемся к своей прежней жизни. Мы возвращаемся к своим привычным делам, которыми мы занимались в эпоху «до Иисуса». Мы скорее будем делать то, что свойственно нашей природе, чем то, чего требует наш дух. И мы еще спрашиваем, не приготовил ли Иисус местечка рядом с Собой для таких ребят, как мы.

Иисус дает нам ответ на этот вопрос — ответ мне и всем, кто повторяет поступок Петра по отношению к Спасителю. Ответ явился на морском берегу в виде сюрприза, приготовленного для Петра Иисусом. Знаете, что сделал Иисус? Разделил морские воды? Превратил лодку в золото, а сети в серебро? Нет, Иисус сделал нечто гораздо более значительное: Он пригласил Петра позавтракать с Ним. Он приготовил еду.

Конечно, помимо этой трапезы, в то утро произошло немало других удивительных событий. Сначала все увидели большой улов. Потом все узнали Иисуса. Потом Петр бросился в воду, и ученики, барахтаясь в воде, устремились к берегу вслед за ним. Добравшись до берега, они увидели Иисуса, сидящего возле костра. Слышалось шипение жарящейся рыбы, рядом лежал хлеб. Победитель ада и Хозяин небес приглашал Своих друзей сесть рядом и разделить с Ним трапезу.

Можно ли представить себе более благодарное сердце, чем сердце Петра в ту минуту? Он ел хлеб из Божьей руки! Петр получил приглашение на Христову трапезу прямо под носом дьявола и своих искусителей. Иисус приготовил трапезу для Петра на глазах у его врагов.

Да, разумеется, Петр не говорил этих слов, но их произнес Давид. «Ты приготовил предо мною трапезу в виду врагов моих…» (Пс. 22:5). То, что сделал для своих овец пастырь, очень похоже на то, что сделал для Петра Иисус.

Судя по всему, в этом месте псалма Давид мысленно находится там, в горах, вместе со своими овцами. В поисках зеленого пастбища он уже провел свою отару через долину, но он помнит еще об одной, дополнительной обязанности пастуха — приготовить пастбище.

Место это незнакомое, поэтому пастух должен быть очень внимательным. В идеале территория для пастбища должна представлять собой плоскогорье или плато. Пастырь обследует его в поисках ядовитых растений и крупных водоемов. Он смотрит, нет ли признаков пребывания там волков, койотов или медведей.

Особую тревогу у пастуха вызывает гадюка — маленькая змейка коричневого цвета, живущая под землей. Гадюки выныривают из-под земли и жалят овец прямо в нос. Укусы их очень болезненны, а порой смертельны. Для защиты овец от гадюк в каждую лунку, где те прячутся, пастух наливает немного масла. Масло блокирует выход и не дает змейкам возможности выползти наружу. Кроме того, пастух смазывает маслом носы животных — запах масла тоже отпугивает гадюк. В самом прямом смысле пастырь готовит трапезу для своих питомцев.

А может быть, ваш Пастырь сделал для вас то же самое, что делает пастух для своих овец? Допустим, Он уже расправился с вашим врагом, дьяволом, и приготовил для вас безопасное место, где вы сможете подкрепиться. А что, если Иисус приготовил для вас то же, что Он приготовил для Петра? Если в минуту вашего отчаяния Он пригласит вас разделить с Ним трапезу?

Что вы скажете, если я буду уверенно это утверждать?

В ночь перед Своей смертью Иисус приготовил стол с едой для Своих друзей.

В первый день опресноков, когда закалали пасхального агнца, говорят Ему ученики Его: где хочешь есть пасху? мы пойдем и приготовим. И посылает двух из учеников Своих, и говорит им: пойдите в город; и встретится вам человек, несущий кувшин воды; последуйте за ним и, куда он войдет, скажите хозяину дома того: «Учитель говорит: где комната, в которой бы Мне есть пасху с учениками Моими?» И он покажет вам горницу большую, устланную, готовую: там приготовьте нам.

Мк. 14:12—15

Иисус позаботился о достаточно большом помещении и нашел проводника, который привел учеников на трапезу. Иисус предусмотрел, чтобы в комнате было все необходимое и чтобы стол был накрыт. Что же делали ученики? Они охотно приняли Его приглашение и насытились.

Пастырь приготовил стол с едой.

Но не только. Еще Он принял меры предосторожности против змей. Он не забыл, что один из учеников до окончания ночной трапезы должен будет ее покинуть. «И вовремя вечери, когда диавол уже вложил в сердце Иуде Симонову Искариоту предать Его…» (Ин. 13:2). Иуда начал есть вместе со всеми, но Иисус не позволил ему закончить. По повелению Иисуса Иуда вышел из комнаты. «Тогда Иисус сказал ему: что делаешь, делай скорее. <...> Он, приняв кусок, тотчас вышел…» (Ин. 13:27, 30).

Исчезновение Иуды было стремительным. Иисус приготовил стол в присутствии врага. Иуда был допущен к столу и видел трапезу, но присутствовать на ней ему позволено не было.

Ты здесь лишний. Этот стол приготовлен для Моих детей. Ты можешь их искусить. Но ты никогда не сядешь рядом с ними.

Вот как сильно Он любит нас!

А тем, кто сомневается, что для таких, как Петр, найдется за столом место, Иисус, передавая чашу, мягко напоминает: «…пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя нового завета, за многих изливаемая во оставление грехов» (Мф. 26:27—28).

«Пейте из нее все…» Все, кто нуждается, пейте из нее. Все, кто стыдится, пейте из нее. Все, кто в смущении, пейте из нее.

А если чувствуешь все сразу? Со мной это было.

К моим восемнадцати годам проблема алкоголя стояла передо мной во весь рост. Мой организм уже настолько адаптировался к алкоголю, что упаковка из шести банок пива почти не действовала на меня. Когда мне стукнуло двадцать, Бог спас меня от этой напасти. Только Он знал, куда я катился. Сейчас я это очень хорошо понимаю.

По этой причине мое решение следовать за Христом однозначно подразумевало прощание с пивом. Итак, я бросил пить. Тем не менее, желание выпить пива никуда не исчезло. Не могу сказать, что оно преследовало меня, но два-три раза в неделю мысль о хорошем пиве посещает меня до сих пор. Свидетельство опасности своего положения я вижу в том, что безалкогольные сорта пива меня не привлекают. Меня не интересует вкус напитка. Содержание алкоголя — вот в чем состоит вся его прелесть. Однако в последующие двадцать лет пьянство никогда не было моей серьезной проблемой.

Несмотря на это, несколько лет назад оно чуть было не стало ею, когда я немного снизил свою бдительность. Одна банка пива не повредит. В другой раз она так хорошо подошла к мексиканской еде. Потом пару раз вообще без еды. За два месяца из абсолютно непьющего человека я превратился в любителя пропустить кружечку пива раз или два в неделю. Опять же, для кого-то это нормально, но для меня это могло стать дорогой в ад.

Знаете, когда я почуял опасность? Однажды днем в пятницу я направился на ежегодное мужское собрание, где должен был произнести речь. Было нестерпимо жарко, и меня мучила жажда. Содовая вода не помогала. Я начал искать выход: а почему бы мне потихоньку, чтобы никто не видел, не купить пива?

Так я перешел запретную черту. Чем делать что-то тайком, лучше не делать совсем. Но я сделал. Я съехал с дороги в сторону магазина и дождался момента, когда все мои коллеги удалились. Я вошел в магазин, купил пива и, прижимая к груди банку, поспешил к машине.

Вот тогда-то и пропел петух.

Он пропел, потому что я прятался. Он пропел, потому что я взял на себя слишком много. И что особенно больно задело меня — потому что только прошлым вечером я сам ругал одну из моих дочерей за то, что она что-то скрыла от меня. А что сделал я сам?

Я бросил банку пива в урну и попросил Господа простить меня. Через несколько дней я рассказал о своей борьбе старшим служителям и некоторым членам нашей общины. Я был рад, что теперь я мог списать это происшествие как свой прошлый опыт и двигаться дальше.

Но у меня ничего не получилось. Совесть продолжала мучить меня. Как я мог так поступить? Скольким людям могла навредить моя глупость! И как раз в такое время — по пути на служение! Какое лицемерие!

Я чувствовал себя последним негодяем. Прощение уже дошло до моего разума, но устройство, способное спустить его на 20 сантиметров ниже, до уровня сердца, еще не сработало.

Хуже того — надвигалось воскресенье. В церковном зале я сидел в первом ряду, дожидаясь своей очереди говорить. Да, я был честен и с Богом, и со старшими служителями, и с самим собой. Но борьба внутри меня не утихала. Угодно ли Богу, чтобы такой тип, как я, проповедовал с кафедры?

Ответ пришел во время причастия. Во время Господней трапезы. Тот же Иисус, Который приготовил еду для Петра, приготовил ее и для меня. Тот же Пастырь, Который сокрушил дьявола, сокрушил его вновь. Тот же Спаситель, Который разжег на берегу огонь, воспламенил в моем сердце тлеющие угли.

«Пейте из нее все». И я пил. Как чудесно, что я снова сидел за Его столом!

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha