Пастырь Раввин Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
с. Литовня






МАКС ЛУКАДО «В эпицентре шторма» Радость путешествия

летящий самолет в небе

У неё было место 14Е, а я сидел на 14Д.

Она была деревенская, а я — городской. Она была отсталая, а я — современный. Она была домашняя, а я — так называемый «профессионал». Но она умела видеть, а я был слеп.

«Наверное, они специально поставили эти сидения так близко друг к другу, не так ли?» — спросила она, когда я садился.

Её лицо было в полуметре от моего и напоминало таксу: брови поднимались шалашиком над носом, а толстые щеки и двойной подбородок обвисли. Улыбалась она так широко, что можно было видеть дырки в верхних зубах, к тому же шея её по отношению к плечам была под углом чуть ли не в 45 градусов, поэтому голова находилась впереди плеч, а не над ними. У неё была короткая стрижка и синий велюровый брючный костюм.

Я не знаю, была ли она старой или выглядела старой, но я точно знаю одно: она никогда прежде не летала.

«Я не часто летаю, а вы?»

У неё расширились глаза, когда я сказал ей, что часто.

«Ух ты, это должно быть здо-о-рово.» (Она умела добавлять звук в любом слове).

Я тяжело вздохнул про себя — настроение моё уже было плохим: неделя оказалась беспокойной, самолет опоздал и был переполнен, зуб мой болел, а лекарство было забыто в отеле. Я хотел спать, но была работа, которую нужно было сделать, а тут сиди рядом с этаким вот «божьим одуванчиком».

«Ах, молодой человек, взгляните-ка на это!»

Она указала на самолет перед нами на взлетно-посадочной полосе.

«Этот самолет такой ба-альшой!»

«Да», — ответил я, надеясь, что мой краткий ответ подскажет ей, что я не склонен болтать. Но это не сработало.

«Я собираюсь повидать своего мальчика в Далласе. Вы вообще-то ездите в Даллас? Надеюсь с ним всё в порядке. На прошлой неделе у него были проблемы с желудком. У него есть новая собака. Я не могу дождаться, чтобы поскорей увидеть её. Это лабрадор. Вы знаете, что это такое? Они большие и милые и…»

Она была потрясающа, умея не только добавлять звук в каждом слове, но и отвечать на собственные вопросы.

Пока мы взлетали, она молчала, В течение нескольких минут она не сказала ничего, а потом вдруг издала звук, как будто звала свиней к завтраку.

«Оооооееее, те деревья внизу похожи на торфяной мох!» Люди, сидящие вокруг нас, обернулись и уставились на меня, как на диковинку.

«Что это за река?»

Я ответил ей, что не знаю, и тогда она просигналила стюардессе.

Стали разносить напитки, я взял себе кока-колу, а она попросила огласить весь список: «Повторите ещё раз?» Стюардесса повторила, и моя дама хихикнула: «О, так трудно выбрать!» Но в конце концов всё-таки выбрала.

Когда принесли её напиток, она воскликнула, что и не знала о том, что яблочный сок выпускают в жестяных банках. А когда ей принесли бутерброд, то, открыв коробку, она провозгласила достаточно громко, чтобы даже пилот смог её услышать; «Ба, они кладут туда даже майонез».

Моим ноутбуком она была просто очарована; «Он такой умный, не правда ли!»

И всё в таком же духе… весь полёт. Она не упустила ничего. Если не таращилась в иллюминатор, то изумлялась всему, что видела в журнале. Если не говорила, то ахала. Она играла веером, она включала и выключала свет, она баловалась своим пристяжным ремнем, она смаковала свой завтрак. А когда мы попали в воздушную яму, и нас трясло, то, взглянув на неё, чтобы убедиться, что с ней всё в порядке, я увидел, что она продолжает усмехаться. Вам бы показалось, что она катается на чёртовом колесе на сельской ярмарке!

Где-то в середине пути мне пришла в голову мысль, что она единственный человек, который радуется поездке.

Мы, остальные, умудренные, были слишком зрелыми, чтобы радоваться. Мужчина передо мной обсуждал деловую поездку в Японию и сорил столькими именами скольких нет в Бюро по Переписи США. Парень сзади меня заказывал пиво — по две банки каждый раз. Дама справа от меня была с головой погружена в свои рабочие бумаги. А я глядел на экран компьютера — глаза усталые, зуб болит, пытаясь с большим напряжением составить послание для людей, переживающих стрессы, и совсем не замечая, что это послание сидело рядом со мной.

Вероятно, я бы никогда и не заметил этого, не наклонись она ко мне, и в самом конце полёта не скажи мне этих слов; «Сынок, может быть и не к месту то, что я скажу, но ты работал всю поездку. Тебе надо отдохнуть, малыш. Тебе следует отложить эту машинку и радоваться путешествию».

Ап!

Я слабо улыбнулся и пробормотал несколько оправданий о том, что нужно завершить работу до завтра. Но она и не слушала. Она потирала руки от возбуждения, предвкушая момент, когда мы приземлимся.

«Это была ве-есёлая поездка, не правда ли?» — спросила она, когда мы покидали самолет.

Я ничего не сказал. Я просто кивнул и улыбнулся. Она шла подпрыгивающей походкой по главному вестибюлю вокзала любопытная как шестилетняя девочка. Я смотрел на неё, пока мог видеть, потом повернулся и пошел, чтобы лететь дальше, но уже получив урок.

Я решил держать глаза открытыми.

Мало хорошего, решил я, совершать поездку и упускать путешествие.

Перевод: Валькова Н.Д.

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.