Пастырь Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
д. Литовня






Недельная глава Торы 22.03.2014 — «Смерть Надава и Авиу» — «Шмини» – Ваикра (Левит) 9:1-11:47

Недельная глава Торы

«И вышел огонь от Господа и сжег их, и умерли они пред лицем Господним.»
(Лев.10:2)


Шалом. 

В Левит 10 глава написано, что Надав и Авиу умерли в святилище, потому что принесли чуждый огонь.
написано: «И вышел огонь от Господа и сжег их, и умерли они пред лицем Господним.(Лев.10:2)»
Читая Писание, я вижу, что хоть и написано, что они были сожжены огнем. И все же они остались целы. Даже их одежда не сгорела. Иначе не было бы смысла в словах Моше приказавшего: «И позвал Моше Мишаэйла и Элцафана, сынов Узиэйла, дяди Аарона, и сказал им: подойдите, вынесите братьев ваших из святилища за стан. И подошли они, и вынесли их в кутонэтах их за стан, как сказал Моше. (Лев.10:5)» Лев. 10,4

Они вынесли их, взявшись за их же одежду.

 Мидраш так описывает это:

 «Небесный огонь вышел из Святая Святых и поразил их. Но, благодаря их великой праведности, случилось чудо, и поразивший их огонь проник в них через ноздри и истребил только их души, не затронув плоти и одежды»

Надав и Авиу были наказаны Небом в согласии с принципом; мера за меру;. Они разожгли огонь запрещенным способом и поэтому были сожжены.

Но Мидраш пытается оправдать их, говоря о них как о великих праведниках, которые погибли от того что хотели стать ближе к Святому Господу. Они утверждают, что ведь написано на иврите, что они «приблизились к Господу

Мидраш говорит: «При этом необходимо понимать, что Надав и Авиу были праведниками…
Надав и Авиу решили, что им нужно принести на жертвенник еще и свой собственный огонь. Они вывели эту галаху из стиха (Левит 1:7) Сыны Аарона-священника пусть положат огонь на жертвенник; Так как и Надав, и Авиу были большими знатоками Торы, они решили, что существует заповедь помещать на жертвенник еще один огонь, кроме данного свыше. Они вывели этот закон в присутствии Моше. Несмотря на то, что их галахическое решение было правильным, они заслужили от Неба смертную кару, потому что нельзя окончательно формулировать галаху в присутствии своего учителя, не посоветовавшись с ним». Рав Элиэзер учил: Всякий, кто формулирует галахические решения в присутствии своего ребе, навлекает на себя смертную кару с Неба»…

Это достаточно интересное мнение. Но, я бы не стал близко воспринимать эти выводы за истину…

Другие мудрецы говорят, что это было наказание за то, что они вошли в святилище пьяными. Ведь недаром написано дальше: «И говорил Господь Аарону так: Вина и пьянящего не пей ни ты, ни твои сыновья с тобою при входе вашем в шатер собрания, чтобы вы не умерли, — закон вечный для поколений ваших» (Лев.10:8,9
Но как ее сопоставить с тем, что написано: «И взяли сыны Аарона, Надав и Авиу, каждый свою угольнику, и положили на них огонь, и возложили на него курение; и поднесли они пред Господом чужой огонь,
чего Он не велел им» (Лев.10:1

ВаикхУ бней-Аарон, надав и Авиу иш махтато, витнУ баЭн эш,
вайасимУ алейя кторэт; вайакриву лифней Адонай, эш зара – ашэр лё цива, отам

Здесь написано, что — чужой огонь, это тот огонь, который Он не повелевал им.

Чего они там принесли, нам не известно.
Что за смесь была там, нам это не описано.

Но Писание говорит ясно – «Эш ЗарА» (Чужой Огонь)

А из Торы мы знаем, приношение воскурений было единственным, которое никогда – ни общиной, ни отдельным человеком – не совершалось как добровольная жертва.

Оно могло проводиться лишь так, как предписано Законом.

Жертвоприношения, совершаемые в Святилище Закона, не являются предметом личного выбора.
Даже добровольные жертвоприношения должны строго соответствовать определенным формам и ограничениям.

 Потому что близость к Богу и приближение к Богу, которые символически достигаются через (жертву), можно обрести лишь через послушание воле Бога и согласие с Его волей; через полное личное подчинение Божественной воле.

Это лишь один из пунктов, по которым Библейская вера и язычество резко расходятся.

Язычник рассматривает свою жертву как попытку подчинить божество своей собственной воле.

В иудаизме, жертвоприношение выражает следующую идею: тот, кто приносит жертву, стремится поставить себя на службу Богу. Цель его жертвы – заставить себя содействовать выполнению Божественной воли.
Отсюда, все жертвы в иудаизме представляют собой утверждения требований Бога; приносящий жертву символически демонстрирует, что он принял эти требования в качестве образца своего поведения в будущем.
В иудаизме, священник, должен проявлять свою действенность не изобретением новшеств Божественной службы, а исполнением того, что повелел ему Сам Б-г.

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель вообще находит здесь пять преступлений который совершили Надав и Авиу:

«Мне представляется верным следующее. Пока Моше и Аарон благословляли народ и благодарили Б-га за то, что на жертвенник спустился Небесный огонь, — именно в этот момент сыновья Аарона взяли совки для воскурения и сделали то, что сделали. И мне представляется, что их грех, за который они были приговорены к смерти, состоит из пяти преступлений, которые они совершили и за которые были умерщвлены. И все эти преступления обозначены в одном стихе.

1.       Первое преступление состоит в следующем.
 Мы знаем, что, согласно букве закона, воскурение благовоний не относилось к тем служениям, которые были возложены исключительно на первосвященника.
Талмуд в трактате Йома (26) разъясняет, что первосвященник мог приносить воскурение вне очереди, когда хотел, а обычные священники делали это по жребию, и ни один священник не делал этого дважды за всю свою жизнь. Но, тем не менее, в святой восьмой день Моше повелел служить в Мишкане только Аарону-первосвященнику, чтобы в день освящения Мишкана, кроме первосвященника, никто туда не входил, как в Йом кипур.

Поэтому он сказал Аарону: «Приблизься к жертвеннику, и принеси свою жертву «хатат» и свою жертву «ола», и принеси жертву общины и искупи их…»
Эти жертвы: «ола», «хатат» и» шламим», — мог приносить любой священник, но из-за великой святости дня освящения Мишкана Моше повелел, чтобы все эти жертвы принес сам Аарон, а не один из его сыновей. И уж, конечно, воскурение, еще более духовное служение, в этот день было достоянием только Аарона, и никого больше. И поскольку Надав и Авиу в тот день воскурили благовония без приказания Моше и их отца Аарона, им это засчиталось за великое преступление и они были приговорены к смерти.
 
Возможно, они искренне полагали, что тоже являются первосвященниками, потому что были помазаны священным маслом точно так же, как Аарон. Но в этом они ошиблись, потому что при жизни отца они никак не могли стать первосвященниками, а оставались обычными священниками.

На это указывает Тора словами: «И взяли Надав и Авиу, сыновья Аарона…»

Тора объясняет здесь, что они согрешили тем, что, являясь на самом деле сыновьями, решили сделать то, что было в этот день возложено на их отца. И в этом состоит первое их преступление.

2.       Второе преступление состояло в том, что Надав и Авиу воскурили благовоние вдвоем, вместе, а это категорически запрещено, поскольку воскурение — это такое служение, которое исполняет непременно один человек, а не двое вместе.

Об этом Тора говорит словами: «…каждый свой совок…», и в этом состоит их второе преступление.

3.       Третье преступление состоит в том, что они вошли в Святая Святых, не получив на это разрешения.
Ведь туда имеет право войти только первосвященник и только один раз в году. Тора говорит об этом в разделе Тецаве, когда о Золотом жертвеннике для воскурения пишет: «И искупит Аарон его рога единожды в год…»

 Ведь «всякому, кто войдет к царю, во внутренний двор, незваным, один закон — умертвить», и это тем более верно, если речь идет не об одном из земных царей, а о Царе всех царствующих царей, Святом, благословен Он! О том, насколько серьезным было это преступление, свидетельствуют слова Торы, помещенные сразу после рассказа о смерти сыновей Аарона:

И заговорил Бог с Моше после смерти двоих сыновей Аарона, когда они приблизились пред Богом и умерли:

«Скажи Аарону, твоему брату, и пусть не заходит во всякое время в Святыню… и не умрет».

Другими словами, даже если бы Тора прямыми словами не запретила так поступать, этот запрет каждый должен был бы осознать и исполнять самостоятельно.

Стих, рассказывая о преступлении сыновей Аарона, прямо отмечает нарушение этого запрета, говоря: «…и приблизились пред Б-гом», — то есть, вошли в Святая Святых.

Основываясь на этом, мудрецы сказали, что сыновья Аарона погибли именно там, и что их братьям пришлось извлекать мертвые тела снаружи.

4.       Четвертое преступление состояло в том, что им следовало бы взять огонь для воскурения с главного жертвенника, согласно требованию стиха:

«И возьмет полную горсть огненных углей с жертвенника, который перед Б-гом, и полную горсть благовонного воскурения…»

Они же не сделали этого, а принесли огонь извне.

Стих говорит об этом словами: «…огонь чуждый…»

Ведь, когда Тора указывает, что огонь на жертвеннике необходимо было зажигать от обычного человеческого огня, речь идет только об огне для сжигания жертвоприношений, но никак не об огне для воскурения.

5.       Пятое преступление состояло в том, что в течение всего восьмого дня служение проводил Моше, и воскурение мог делать только он.

В разделе Пекудей сказано: «И установил (Моше) Золотой жертвенник… и воскурил на нем благовонное воскурение».

 Мудрецы говорят нам, что Моше служил в Мишкане не только в восьмой день, но и на протяжении всех восьми дней. Раши тоже пишет, что служение восьмого дня было возложено на Моше, а Аарон имел право сделать только то, что Моше приказывал ему сделать, согласно сказанному:

«Приблизься к жертвеннику и принеси свою жертву».

А приносить воскурение Моше Аарону не приказывал.
Получилось, что Надав и Авиу сделали то, чего даже их отец не имел права делать, — и уж тем более они сами.

Это имеет в виду стих, говоря:

«…которое он не приказал им».

Это означает, что совершать воскурение в этот день не было приказано ни Аарону, ни его сыновьям — это было служение, предназначенное только для Моше.

Может быть, это имели в виду мудрецы, сказав, что Надав и Авиу «вынесли решение в присутствии своего учителя», то есть, либо Моше, либо Аарона. Приносить воскурение в этот день мог только кто-то из них, но не Надав и не Авиу.

Есть еще одно мнение, что это был за «чуждый огонь» — ?? ??? ‹эш зара?›.

Какой же огонь в таком случае является для Бога «своим»?

Ответ заключен в стихе 9, 24: «…и вышел огонь от Господа…»

Ведь именно этот огонь и сжёг жертвоприношения на жертвеннике.

Очевидно, огонь, дарованный свыше, как раз и следовало вложить в кадильницы.

Иосиф Флавий в своем труде «Иудейские древности» пишет:

«Тут крупное несчастье постигло Аарона, как человека и отца; но оно было с благородством перенесено им, с одной стороны, потому, что он обладал большой твердостью духа, а с другой — оттого, что видел в этом горе проявление воли Божьей. Дело в том, что из упомянутых мною четырех сыновей его двое старших, Надав и Авиу, были охвачены пламенем, так как возложили на жертвенник не то курение, которое им повелел Моисей, но то, которое они раньше употребляли в дело.

Пламя ринулось на них и так обожгло им грудь и лицо, что никто не был в состоянии спасти их, и они должны были умереть. Тогда Моисей повелел отцу и братьям вынести тела их за ограду стана и там похоронить с большой торжественностью. Народ был глубоко опечален этой неожиданной кончиной, Моисей же убеждал братьев и отца покойных не слишком скорбеть о постигшем их горе, а ставить славу Божью выше своего собственного несчастья, тем более что Аарон уже носил священное облачение»

Видите, как рядом может идти победа и поражение. Горе и радость. Служение и грех.

Но Бог милует нас, прощает и не убивает на месте, как это было с ними. Почему же так? В чем их вина была больше нашей?

По моему разумению, я думаю, что их вина не была больше чем наша.

Но присутствие Всевышнего была настолько сильно на том месте, в Скинии, что любой промах, любая ошибка, была как совершение смертного греха.
 
Когда на темной рубашке есть пятно — пятно, уже и не так заметно. Если бы это же пятно было на белоснежной рубашке, его было бы видно издалека.

Всевышний скрыл Свое Лицо от нашего поколения.

И мне по-настоящему становится страшно, когда я начинаю понимать, когда многие просят принести Его славу в нашу жизнь. Но наша жизнь полна поступков, которые при появлении того о чем мы просим, будут просто наказаны смертью.

Конечно же, не надо перестать ревновать о большем в Боге.

Но нужно стремиться быть ответственным в своих делах перед Господом.
Нужно осознавать всю серьезность принятых тобой решений. Понимать, что ты приносишь Всевышнему в служении Ему.

Еще одна любопытная вещь.

Написано, что они не могли отойти от Мишкана, чтобы поплакать, погоревать о своих родственниках. Не знаю, могли ли они внутренне быть спокойны, но, по крайней мере, это было запрещено им делать внешне.

Почему?

Сказать, что нам запрещено выражать скорбь пред Лицом Всевышнего — это будет неправдой. Ведь это будет противоречить контексту Писания.

Мы знаем, что святые всегда выражали свою скорбь и Бог принимал это. Но тогда о чем это говорит нам?
В Писании только Первосвященникам было запрещено выражать скорбь и прикасаться к покойному.
Священники могли это делать. Им разрешалась оскверниться от прикосновения к мертвому. Если это был очень близкий человек. Но Первосвященник должен был быть на высоте.

И мы понимаем, что Писание говорит нам о том, что обычному человеку было разрешено и позволено, посвященному Богу человеку было запрещено.

Если с Аароном более или менее понятно, потому что Всевышний назначил его быть Первосвященником.
Но почему оставшимся сыновьям было запрещено выразить скорбь и уйти от святилища? Ведь они были просто священниками, которым будет разрешено хоронить умерших.

Всё дело в том, что это все еще был период их наполнения, посвящения их в священники. А Бог ясно сказал, что в этот период они должны быть только в святилище, чтобы им не умереть.

«Не уходите от входа в шатер собрания семь дней, пока не завершатся дни вашего посвящения, потому что ваше посвящение будет длиться семь дней» Левит 8,33

И хотя уже в 9 главе говорится о храмовом служении после этих дней.
И после, в 10 рассказывается о случившемся с Надавам и Авиу.
И, кажется, что эта история произошла уже после тех семи дней их посвящения, или как написано в иврите: наполнения. Но мы как то говорили, что в Писании очень часто события идут не хронологически. События могут не обязательно идти в том же порядке, что, и описаны в Писании.
 
Само слово «Тора» происходит от «Ораа», что на иврите означает «указание».

Пятикнижие дано нам не для того, чтобы обучать нас истории, а для того, чтобы давать практические указания. Исторические события, рассказы о людях используются как наглядная демонстрация исполнения этих наставлений, как примеры поведения, из которых мы должны извлечь урок. Поэтому все повествования Торы сгруппированы по принципу логической последовательности этих уроков, хотя при этом нарушается событийная хронология.

Хотя на это может быть и другая причина.

Но что мне не понятно – это запрет скорби, даже тогда когда на это есть причина.

В ТаНаХе мы читаем про пророка Иезекииля, что через 9 лет после переселения в Вавилон умерла его жена. Бог запретил пророку сетовать и плакать об умершей. И это должно было означать скорее падение Иерусалима, в котором многие погибнут, но о них не будут плакать (24,16-23).

Мне сложно это понять, но человек в скорби как бы становится пораженным, он просто не в состоянии продолжать служить Ему. Человеку нужен период адаптации, восстановление, чтобы продолжить свою работу перед Господом.

Да благословит нас Господь!

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha