Пастырь Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
д. Литовня






Недельная глава Торы. Бо.

Недельная глава Торы

Большинство наших праздников так или иначе связано с Исходом. Мы с вами живём, в удивительное время, когда смыслы Торы порастают в наши повседневные дела, в программы новостей, в наши споры и разговоры, и тем более в разговоры наших детей.
Сегодня, как ни разу раньше, от нашего выбора зависит, каким будет сценарий геулы (освобождения). А сегодняшняя недельная глава Торы продолжает рассказ, о той, самой первой нашей геуле, без которой не могло бы быть и нынешней, последней.


1. Нашествие на Египет саранчи. Фараон соглашается было на требование Моше и Аарона отпустить евреев, но отменяет своё решение. На Египет опускается тьма. И снова Фараон обещает отпустить евреев, и снова нарушает обещание. Евреи берут у египтян серебро и золото. Моше передаёт слова Б-га об истреблении первенцев Египта. Фараон снова не отпускает сынов Исраэля.

2. Творец сообщает через Моше и Аарона о законах праздника Песах. Описывается порядок пасхального жертвоприношения и говорится о том, что сыны Исраэля должны нанести знаки на косяки кровью жертвы. Запрет есть квасное в течение семи дней праздника.

3. Гибель всех египетских первенцев. Фараон изгоняет евреев из Египта. Сыны Исраэля спешно выходят. Спустя четыреста тридцать лет шестьсот тысяч взрослых мужчин, и с ними женщины и дети покидают Египет.

4. Б-г говорит, что для сынов Исраэля и для пришельцев, что среди них, должен быть один закон. Заповедь о посвящении Б-гу всякого первенца. Заповедь помнить и передавать из поколения в поколения память об Исходе. Заповедь о тфилин.

Сегодня мы читаем Тору, где ясно написано о том, что Б-г насылает на Египет катострофу за катострофой, чтобы каждая из них приблизила евреев к Исходу. А вот тем, древним египтянам было ли понятно, что это часть программы Творца? А тем евреям? А нам?

До сих пор Б-г обращался к отдельным людям – Аврааму, Ицхаку, Яакову, сыновьям Исраэля, к Йосефу прежде всего, к Моше и Аарону, до Аврама – к Ноаху, например. В целом, разговор Вс-вышнего с человеком был относительно распространённой практикой.
В нашей же главе, как я думаю, описывается первый обыт общения с совершенно новым собеседником – народом. Народ этот ещё совсем ребёнок, и ему ещё предстоит изучать язык диалога с Творцом. Язык этот — история. История не только и не главным образом в виде тихих архивов, но и переживаемая народом и каждым из нас здесь и сейчас. В последующих главах мы неоднокатно будем говорить о том, как порой нелегко мы обучаемся этой грамоте.

А пока все, кто согласился понять, что череда жутких природных бедствий, постигших Египет, но не коснувшаяся израильтян, – не случайность, а рука Г-спода, уже готовы к Исходу. Перед последней казнью, истреблением египетских первенцев, все роли уже распределены, сердце Фараона не дрогнуло, менять что-либо поздно.

И вот теперь необходимо подготовить еврейский народ , чтобы он достойно и чётко участвовал в этом вселенском действии. И тогда мы получаем законы. Впервые. Первая из заповедей – о месяце, которой сегодня известен под именем нисан. «Этот месяц для вас — глава месяцев, первый он из месяцев года.» (Шмот 12, 2)

Сыны Исраэлевы вступают в принципиально новую зону существования, зону времени, зону точности, в пространство-время, в котором обязательно нужно успеть. Формируется очень, по-моему, важный принцип нашей жизни, нашего служения, согласно которому очень важно не вообще выполнить свою работу-предназначение, а выполнить вовремя. И об этом – законы праздника Пэсах, данные нам в этой главе. Этих законов-заповедей много. С Пэсахом вообще связано относительно самое большое число установлений о празднике. Мы сейчас не будем говорить о них подробно, а остановимся ненадолго на одном – запрете есть хамец, квасное.

Исход. Скорее поднять с лежанок полусонных детей, скорее сложить в корзину пресные тёплые лепёшки, скорее уйти в ночь, в пустыню. Соседи-египтяне думают: Странные люди, столько суеты, чтобы на три дня выйти за город и вернуться. Они ещё не знают, что это – навсегда. Но Фараон, он уже обо всём догодался. Скорее, нет времени, вернее, время уже есть. Но его мало, пугающе мало. Ускорение потока бешеное, и – незнакомое до сих пор. Но оно теперь будет с нами всегда. Каждый год мы заново в течение семи дней будем придавать времени это ускорение.

В нашей главе Вс-вышний говорит, что душа того, кто ест хамец в дни Пэсаха, будет отсечена от народа. Жестокое наказание, верно? Мне оно показалось в своё время неоправданно жестоким. Сейчас, читая Тору, я подумал о том, что это как «естественный» закон, условие, без которого движение, то есть жизнь еврейской души, невозможно (или, по меньшей мере, находится в опасности). Нет времени на закваску теста, не должно быть. Если еврей замешкается, задержится, его душа может опаздать на поезд, опоздать навсегда. Народ, как целое, получит новое ускорение на год, новую порцию точного времени, а еврей, съевший булку – нет. Впрочем, Г-сподь в своём бесконечном милосердии, возможно, даст тебе дополнительный шанс, но рассчитывать на это, по-моему, не стоит.

Исход, как мы уже говорили, это как бы начало ”нашего” времени, истории, которую делает наш народ, мы с вами. Точка, когда номинальный отсчёт соединяется с реальным.

А как раньше? Раньше было несколько иначе. В Торе сказано: “А жительство сынов Исраэля, сколько жительствовали в Мицраиме, — тридцать лет и четыреста лет. И было по прошествии тридцати лет и четырёхсот лет, и было: в этот самый день вышли все воинства Господа из земли Мицраима.” (Шмот 12, 40-41). Итак, четыреста тридцаит лет в Египте. Но рассчёт, сделанный нашими мудрецами и основанный на предыдущих главах, даёт другое число – 210 лет.Таких несоответствий есть несколько в предыдущих главах. Возьму на сбя смелость предположить, что реальная насыщенность событиями, реальный духовный возраст людей (семьи, народа) могли и не совпадать с номинальным колличеством астрономических лет. Пережитые за двести десять лет страдания, пройденный за эти годы духовный путь соответсвуют фактически четырёмстам тридцати годам. Но дальше в Торе таких несоответствий, насколько я помню, не встречается.

Мы получили время как инструмент, приняли ответственность за его точность, за соответствие наполнения времени его объёму, и – обязанность изучать язык времени, язык истории.

Обратите внимание, как Тора называет еврейский народ в приведённом раньше отрывке. “Воинства Господа”. Когда я вижу солдат Армии Обороны Израиля, я понимаю, что их форма цвета оливы священна, как одеяния коэнов.

Мы в течение долгих тысячелетий изгнания с непонятным народам упорством освобождали весной дома от квасного, читали всё ту же Агаду. А время всё не ускорялось, и так же далека и измучена чужаками была земля Израиля, и унижено воинство, и не похоже на полки Давида. И всё это упорство и верность Закону только для того, чтобы поддерживать жизнь в теле еврейского народа, поддерживать в рабочем состоянии его душу. И вот мы здесь, не сыгравшие, а совершившие Исход, и вот наши дети, которые возвращаются домой в конце недель (почаще бы!), перепоясанные мечом. Наше-то время ускоряется реально, и мы вносим в дома пресную мацу, чтобы оно не замедлялось и не сбивалось с курса, и вешаем на косяки мезузы, чтобы храним был каждый дом.

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha