Пастырь Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
д. Литовня






Недельная глава Торы. Ки Теце.

Недельная глава Торы

Наша глава с первого взгляда кажется устаревшей в смысле законов изложенных там.

Мы не будем говорить о всех законах. Но рассмотрим закон об иноплеменной жене, которую еврейский воин захватил на войне и возжелал лечь с ней.

Когда выступишь на войну против врагов твоих, и отдаст их Господь, Б-г твой, в руки тебе, и ты возьмешь их в плен; 11. И увидишь в плену жену, красивую видом, и возжелаешь ее, и возьмешь ее себе в жены; 12. То приведи ее в свой дом, и пусть обреет она свою голову и отпустит ногти свои; 13. И снимет с себя платье пленения своего, и пусть сидит она в доме твоем и оплакивает своего отца и свою мать в продолжение месяца. А после того можешь войти к ней и совокупиться с нею, и будет она тебе женой.

Сегодня, ни в одной цивилизованной армии мира так не поступают. Так как это по нормам сегодняшних вещей, меньше чем на военное преступление не тянет.

Нельзя привести себе жену, захваченную в плену. Если только не по любви и добровольно… (Но это уже рассказ о другом)

Почему же Тора дает такой странный Закон?

Мы должны понимать, что время, когда давались эти законы – кардинально различались с нашим временем. (Если конечно не брать сегодня ужасные законы разных исламских группировок). Но у них совсем другие законы и мораль…

И что делает Тора? На самом деле она защищает как тех самых женщин из народа, против которого ведется война, так и еврея, который вышел на войну и уже долгое время сексуально воздерживался.

Все мы знаем примеры безудержной похоти солдат, которые находились долгое время на войне и привыкшие к жестокости вокруг них. Мы знаем примеры из второй мировой войны, когда русские солдаты, зайдя в Германию, насиловали, начиная от подростков до старых женщин.

И вот для того, чтобы не случилось подобное с еврейским народом, и дается такие повеления.

Тора дает скидку на «плоть человека».

Но запрещает сексуальное насилие на поле боя.

Если все же, ты хочешь эту женщину, то ты имел права привести её к себе домой.

А она должна была стать твоей женой.

И прежде чем ты мог бы войти к ней, нужно было соблюсти несколько непременных условий

Во первых — должен пройти месяц, с тех пор как она появилась в твоем доме.

Во вторых – она должна была подстричься на лысо.

В третьих — отрастить ногти.

И в четвертых — снять с себя красивое платье и украшения.

В общем, в этот месяц ожидания, красивая женщина должна была постепенно превращаться в «страшненькую». Раши разъясняет, что цель этих законов — чтобы женщина стала выглядеть отвратительно.

Согласно Сифри и Йевамот 48а, описанные в этих стихах процедуры призваны уменьшить ее физическую привлекательность, чтобы какое-то время мужчина мог наблюдать ее в обыденном, непарадном виде в своем доме, где у него будет время исследовать свое сердце и душу, прежде чем решить, брать ее в жены или нет.

И все это делалось не просто так.

Суть всего этого, чтобы тот человек, который привел ее в дом, мог хорошенько подумать, а нужна ли она ему в жены вообще?! Чтобы он мог подумать головой, а не его похотью.

Ведь недаром, сразу, в 15 стихе, после этих повелений говорится о двух женах:

«Если будут у мужа две жены, одна любимая и одна нелюбимая, и они родят ему сыновей, любимая и нелюбимая, и будет первородный сын от нелюбимой»

Потому как еврей должен был ясно осознать, что если она станет ему женой, то будут последствия его поступка, с которым он будет жить всю его жизнь. Готов ли он к этому???

И плюс ко всему этому, эта женщина, которая так могла быть убита на поле боя, получало защиту. Если она не становилась женой, она должна была быть отпущена без каких либо претензий к ней и условий. Она не могла стать рабыней.

А если еврей все же был неотступен и все еще хотел её в жены, то Тора допускает, что существует вероятность, что плененная женщина захочет порвать со своим духовным прошлым, с культурой идолопоклонства, и решит по-настоящему присоединиться к еврейскому народу, всей душой приняв еврейское мировоззрение и образ жизни.

На этот случай Тора дает указание:

«И пусть сидит в доме твоем и оплакивает отца своего и мать свою месяц…» (Дварим 21, ст. 13).

В данном контексте выражение «отец и мать», — разъясняет раби Акива, — подразумевает идолопоклонство (Талмуд, трактат Иевамот, лист 48).

А время, которое дается ей на то, чтобы «оплакивать родителей», выделяется, чтобы она рассталась с прежними представлениями о мире.

В течение 30-ти дней женщина получает «краткий курс» по еврейской традиции и должна отказаться от идолопоклонства.

Но способна ли девушка за тридцать дней пересмотреть усвоенные с раннего детства ценности. Не слишком ли многого требует от красивой женщины (быть может, это — ее главное достоинство) Тора? И отвечают: поверить в Единого Творца мира не так уж и сложно.

Плененная женщина попадает в особо «благоприятную» для становления веры ситуацию. Ее воспитывали в обычаях идолопоклонства, где мир наполнен страхом, суевериями и предрассудками — мире, где поклонялись силе «странных богов». И вот на её глазах ее народ потерпел поражение, и «боги», которым поклонялось ее окружение, ничего не сделали, чтобы спасти этих людей. Отсюда кратчайшее расстояние отделяет ее от вывода, что идолопоклонство — ложь и обман. Ее могут убедить и увлечь за собой идеи еврейского мировоззрения. И, если это произойдет, она станет истинно верующим и преданным еврейской традиции человеком.

То есть мы видим, как мудро Тора позаботилась как о самом еврее, так и об этой красивой плененной женщине.

Но каким способом это можно применить в нашей реалии сегодня?

Вы имеете право не согласиться со мной в следующем утверждении, но я скажу, как я могу вывести принцип из этого закона сегодня.

Всем известный принцип, что запретный плод всегда сладок.

Я как то прочитал интересную историю из жизни детского садика:

«Детский сад. Младшая группа. Мальчик Петя гордо стоит в углу, всем видом показывая несправедливость своего наказания. Воспитатель строго-настрого наказал Пете больше никогда не снимать трусики с Маши, иначе всё расскажет его родителям. Этого маленьким детям нельзя делать. Это — плохо. Прошёл час. Вся детская группа с интересом исследовала содержимое штанов ближнего своего, изучая друг друга. Для них это было что-то новое, революционное. А если будут наказывать, то крайний будет… ну, конечно же, Петя!»

Если бы Тора не разрешила вот таким образом «удовлетворить» «свою похоть», то это бы все равно проявилось бы, но по-другому, и уже в более страшных и извращенных формах. Что окончательно бы убило нормы морали, которую Всевышний прививал своему народу.

Для того чтобы более ясно понять что я имею в виду, хочу рассказать историю из Талмуда о Йом Кипуре.

Где подробно описывается процедура, связанная с искуплением в Йом Кипур ошибок народа Израиля. Суть ее, как мы уже знаем, состоит в том, что проступки и провинности как бы «принимает на себя» козел отпущения, которого сбрасывали со скалы. Но в данном случае нас интересует не вся эта процедура, но та ее часть, которая касается поведения «посланников» — людей, получивших поручение отвести козла отпущения к скале.

Между Иерусалимом и скалой, куда отводили козла отпущения, устанавливали десять временных шатров. Там еще до Йом Кипура поселялись выбранные для выполнения особой миссии люди. В Йом Кипур они должны были сопровождать человека, отводившего козла в пустыню — от шатра до шатра (расстояние между ними составляло приблизительно 1 километр). Скала, куда приводили козла отпущения, находилась от Иерусалима на расстоянии 12-ти километров.

В каждом шатре была еда и вода. Посланец, разумеется, тоже постился. Но, если у него возникали от этого какие-либо проблемы, он знал, что ему дается право попить и поесть.

Анализируя отдельные детали процедуры, Талмуд задается вопросом: может ли такое быть, чтобы в день великого поста, в Йом Кипур, человеку предлагали еду и питье?

И отвечает: да, может.

Право нарушить пост у «посланника» есть — чтобы облегчить ему выполнение миссии.

При этом Учителя подчеркивают удивительную «деталь»: этим правом ни разу никто не воспользовался. Однако регулярно, каждый год каждый шатер снабжали едой и питьем.

Зачем же делали это, если сами жизненные обстоятельства демонстрировали, что ни вода, ни пища в шатрах ни разу не потребовались?

В этом-то и состоит тонкость психологического приема, — Человек, у которого в корзинке лежит хлеб, находится в совершенно ином положении, нежели тот, у кого хлеба нет.

Разрешение есть и пить, само по себе, дает «посланцам» силы не прикасаться к еде и этим разрешением не воспользоваться.

И получается, что стойкость и сила духа становятся следствием уступки.

Речь идет о неком «средстве исцеления» от дурных наклонностей.

То есть, мне это разрешено, хотя я знаю, что мне это не полезно.

Буду ли я этим пользоваться?

Все зависит от моего духовного уровня, как сильно я подвержен «йецер ара».

А если мне это запретят, а я очень хочу, то я всё равно это сделаю.

Но тем самым я нанесу огромный вред и большую рану своей душе, по сути, отрезая пути восстановления.

Но когда я знаю, что это разрешено, хотя и не полезно, то я сто раз подумаю, а нужно ли мне это вообще???

А ели всё же и сделаю, то у меня точно не будет такого психологического давления и убеждения, что я отрезал путь к возращению на более высокий уровень жизни с Творцом.

«Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною. Пища для чрева, и чрево для пищи; но Бог уничтожит и то и другое. Тело же не для блуда, но для Господа, и Господь для тела» (1Кор.6:12,13)

Есть вещи разрешенные Писанием, но они не полезные для моей жизни.

Это именно точно, так как поступила Тора с красивой военнопленной.

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha