Пастырь Раввин Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
с. Литовня






Недельная глава Торы. Рав Зеев Мешков. Рээ — Не добавляй

Недельная глава Торы

Сказал царь Давид: «Веления Бога прямые, радуют они сердце. Заповедь Бога ясная, просветляет глаза» (Теилим, 19:9).


И, казалось бы, чем больше заповедей – тем лучше.
Однако Тора предупредила: «Все, что Я заповедал вам – это храните, чтобы исполнять. Не прибавляйте к этому и не убавляйте» (Дварим, 13:1).
Человек не может сам изобрести повеления, исполнение которых приблизит его к Всевышнему. И если вместо одного этрога в Суккот взять два, добавить слова к благословению коэнов или сделать тфилин с пятью отделениями для отрывков, взятых из текста Торы, от этого не будет лучше.
Но повеление «не добавляй», простое и понятное в некоторых случаях: там, где семь дней (праздник Суккот), не добавляй восьмого, там, где четыре нити (цицит), не продевай пятую – становится трудным для понимания и исполнения, когда границы закона не определены точно в тексте Торы.
Рассказывают такую притчу: «Сказал Всевышний Моше: «Не вари козленка в молоке матери его». А Моше спросил: «Значит ли это, что вообще не следует варить мясо животных в молоке?» Ответил Всевышний: «Моше, Я говорю тебе, не вари козленка в молоке матери его». Моше же снова спросил: «Значит ли это, что и мясо птицы не следует варить в молоке?» Всевышний в ответ повторил: «Не вари козленка в молоке матери его». Моше снова спросил: «Значит ли это, что между мясной и молочной пищей следует делать перерыв в шесть часов?» Тогда сказал ему Всевышний: «Делайте, что хотите».
Смешно, конечно. Но эта притча вскрывает глубокое непонимание того, как заповеди записываются в Торе, и какой смысл скрывается за ними. Во-первых, «козленок» – это неверный перевод. В данном случае слово гди означает любой молодняк. Во-вторых, Тора – это не художественное произведение, которое допускает любые трактовки, а, в каком-то смысле, – научный текст со своими правилами прочтения, которые были даны Моше свыше. В противном случае, можно было бы понять что угодно и как угодно: объявить белое черным, а разбитое – целым.
Одним из правил прочтения является «общее и частное»: если записано какое-то конкретное ограничение или повеление, они понимаются как пример, который требует максимального расширения. И в данном случае «козленок» понимается как любое кошерное животное, а «молоко матери» – как любое молоко кошерных животных.
Запрет, которого мы обязаны придерживаться в реальной жизни, имеет свое отображение в духовном мире. Мясо и кровь в нем – это то, чем не делятся. Плоть – она своя (если не говорить о редких случаях донорства органов и переливания крови). А вот молоко создано, чтобы накормить другого. Варка мяса и молока похожа на совмещение альтруизма и эгоизма, как качеств души. А этого не должно происходить: пусть альтруизм будет чист от примеси эгоизма, а эгоизм, без которого невозможно поддерживать свое существование, будет ограничен. Таким образом, закон, который казался формальным, обретает глубокий смысл. Тора, говоря о козленке и молоке его матери, дала понять, что цель всех законов – раскрыть качество милости в душе человека и удалить его от жестокости.
Таким образом, мудрецы, запретив варить мясо в молоке, употреблять его в пищу или продавать, не наложили дополнительных ограничений, а лишь раскрыли закон Торы.
Однако в некоторых случаях мудрецы вводили заповеди, которые не записаны в Торе, и, тем самым, казалось бы, нарушали запрет «не добавляй». Так, например, заповеди Пурима были введены после чудесного спасения народа от полного уничтожения в Персии, а заповеди Хануки – после победы Хашмонаев над сирийцами. Как же следует относиться к этим праздникам, ставшим частью нашей жизни?
В выделении особых дней в календаре нет ничего предосудительного. Напротив, цель этих праздников – исполнить общее предписание Торы: оповестить о чудесах Всевышнего весь мир. А как это конкретно делать – решили мудрецы тех поколений.
Но как в свете запрета «не добавляй» относиться к заявлению тех, кто возглавил народ в период возвращения из Вавилонского плена (аншей Кнессет а-гдола): «сделайте ограду Торе» – введите дополнительные ограничения и правила, соблюдение которых позволит не очень грамотным людям не нарушать закон.
Одним из ограничений, введенных в то время, является запрет переносить или передвигать в субботу предметы, использование которых может привести к нарушению субботних законов.
Понятно, что эти ограничения – вынужденная мера. И хотя она и дает положительные результаты, прибегать к ней следует с большой осторожностью. И не случайно мидраш рассказывает: «Если бы не желание Адама ввести дополнительные ограничения, чтобы Хава не нарушила запрет Всевышнего, не было бы первого греха. сказал он Хаве: «Не ешь с дерева познания добра и зла и не прикасайся к нему, а то умрем». А Всевышний не запретил прикасаться к дереву. И этим воспользовался змей. И когда Хава сказала: «А с дерева, которое внутри сада, Всесильный сказал не есть и не прикасаться к нему, чтобы не умереть нам», змей ответил: «Умереть – не умрете». И толкнул Хаву. Она оперлась на дерево, чтобы не упасть, и подумала, что, если она не умерла, то и съев его плоды, останется в живых (Мидраш раба; Раши,).
Ограничения должны вводиться с умом: так, чтобы не перегрузить человека и не создать у него впечатление, что сами ограничения столь же строги, как и запреты Торы.
Однако в нашем поколении вводятся все новые и новые постановления, соблюдение которых приводит к тому, что человек забывает о смысле законов Торы, отгораживается от внешнего мира и начинает бояться собственной тени. В некоторых общинах запрещают держать в доме телевизор и пользоваться интернетом, чтобы на глаза не попалось то, на что не следует смотреть, и чтобы не приблизиться к западной культуре. Не лучше ли направить усилия на то, чтобы превратить телевидение и интернет в инструменты познания мира и распространения знаний Торы, в частности создав каналы, пользование которыми пойдет на пользу любому человеку?
Другой пример – запрет слушать пение женщины. Шулхан Арух относит этот запрет только ко времени произнесения молитвы «Шма Исраэль» (Орах хаим, 75:3). Так откуда же взялись постановления, что вообще запрещено слушать женское пение, и что даже тот, кто прослушивает записи, нарушает запрет Торы? Не является ли это лишним бременем, усложняющим жизнь, а иногда и унижающим человеческое достоинство?
Желание оградить человека от преступлений – безгранично. И вот вводятся правила одежды для женщин, похожие на те, которыми пользуются в Иране, и даже раздельные автобусы или места в автобусах…
Тору невозможно соблюдать без ограды, но строить эту ограду можно доверить только умным и чутким людям, хорошо понимающим проблемы современности. А стремление ввести все новые и новые ограничения характерно для тех, кто хочет изменить приоритеты ценностей, занять людей ненужными мелочами и увести их от главных проблем. Так, например, устрожения и ограничения, которые вводятся уже на существующие устрожения и ограничения, характерны для  общин, которые против службы в армии. Не исполнять заповедь защищать евреев, не участвовать в завоевании земли Израиля, стоять в стороне от возрождения народа… И понятно, что для того, чтобы удержаться на этих позициях, нужно вводить постоянные ограничения, обсуждать их каждый день и следить за их исполнением.
Наша задача заключается в том, чтобы ограда Торы объединяла народ, а не разделяла его. Мы должны войти в новый период нашей истории, когда речь пойдет о создании государства Торы и о построении Храма, как древний и постоянно обновляющийся народ. У нас нет морального права ментально оставаться в Польше девятнадцатого века.

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.