Пастырь Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
д. Литовня






Недельная глава Торы. РъЭ.

Недельная глава Торы

Недельная глава «Ръэ» («Смотри») содержит пятьдесят четыре заповеди, многие из которых предписаны евреям, когда они живут в Эрец-Исраэль: необходимо уничтожить всех идолов; приносить жертвы только в Храме; не подражать обрядам язычников; не есть маасер шени (см. гл. «Ки таво») вне Иерусалима; не требовать возвращения долгов по истечении года шмита и др. Глава еще раз напоминает о видах животных, которые разрешены и запрещены в пищу, требует резать скот по правилам и строго соблюдать законы о чистой и нечистой пище. Среди заповедей, содержащихся в этой главе, есть такой приказ: не допускать, чтобы люди, живущие рядом с нами, бедствовали. Мы должны поддерживать их как только можем.

«Если будет у тебя нищий, один из братьев твоих, в одних из ворот твоих на твоей земле… не ожесточай свое сердце и не сжимай руку свою перед твоим неимущим братом. Но раскрой ему свою руку и дай ему взаймы по мере его нужды, чего ему недостает. Береги себя, чтобы не было в твоем сердце злого умысла: мол, приближается седьмой год, год прощения [долгов]… и не дашь ему, и [он] возопит [в обиде] на тебя к Г-споду, и будет на тебе грех. Давать ты должен ему, и пусть не досадует твое сердце, когда даешь ему, ибо за это благословит тебя Г-сподь, Б-г твой, во всяком твоем деле и во всяком начинании твоем. Ибо не переведутся нуждающиеся на земле, поэтому я заповедую тебе так: раскрывай твою руку брату твоему, твоему нищему и твоему нуждающемуся на твоей земле» (15:7—11).

В главе «Беhар» книги «Ваикра» есть заповедь «если обеднеет твой брат, и придет в упадок у тебя, то поддержи его…» (25:35), которая касается той же темы помощи нуждающемуся. Заповедь эта подразумевает, что в том случае, если с благополучным человеком вдруг стряслась беда, лишившая его средств к существованию, мы обязаны оказать ему поддержку, помочь встать на ноги, прежде чем он обнищает совершенно.

Здесь имеются в виду все ситуации «по мере нужды» человека, все, «чего ему недостает»: надо помочь и старику, которому не хватает хлеба, и юноше, который не может по бедности жениться, и больному, у которого нет денег на лечение…

Но представьте себе, что вас просят о помощи два человека, а помочь вы можете только одному.

Кому из бедняков отдать предпочтение?

Тора говорит «один из братьев твоих», указывая этим, что брат имеет преимущество перед всеми остальными и — шире — что родственник имеет преимущество перед всяким другим человеком (если они в равном положении). Слова «в одних из ворот твоих» велят нам после наших родственников помогать беднякам нашего города и уже потом — беднякам других городов в нашей стране, «на твоей земле».

Таким образом, Тора учит, что в оказании помощи должен присутствовать определенный порядок, и устанавливает очередность, в какой мы должны эту помощь оказывать.

Общий принцип такого порядка очевиден: мы должны руководствоваться не нашими симпатиями и антипатиями, а степенью объективной близости — сперва заботиться о «ближних» ближних, а потом — о «дальних» ближних. Мы обязаны помогать нашим родственникам, какими бы ни были отношения между нами. А это, кстати, очень помогает полюбить человека.

Указав нам этот принцип, Тора почему-то вслед за ним дает нам не заповедь асэ — «сделай» (в нашем случае — «дай»), как мы могли бы ожидать, а заповеди ло таасэ (не делай) — («не ожесточай свое сердце», «не сжимай руку свою»). Почему?

Сначала попробуем понять смысл этих заповедей ло таасэ (не делай)

Зная особенности человеческой психологии, Тора предписывает нам не ожесточать свое сердце — чтобы не колебаться, не мучиться сомнениями: дать — не дать, — а давать охотно, с готовностью. И вторая заповедь ло таасэ приказывает нам: если уж ты проявил такую готовность, протянул человеку руку помощи — не сжимай руку свою снова. Эти два запрета завершаются словами «перед твоим неимущим братом». Они означают, что все мы, дети Яакова, — братья. Но есть в них и оттенок предупреждения: если ты ожесточишь сердце, сожмешь руку, не будешь относиться к бедняку как к брату, то смотри, как бы тебе не стать его собратом по несчастью.

Раби Хия (Шабат, 151 б) говорил жене: «Если бедный попросит что-нибудь, быстро неси ему навстречу то, что он попросил, — так будут нести и твоим детям». Жена ответила ему: «Зачем проклинаешь наших детей?» Сказал ей раби Хия: «Жизнь — это колесо. Иногда мы на колесе, иногда — под колесом, это неизбежно».

О том, что жизнь — вертящееся колесо, надо помнить всегда. Может быть, и нам когда-нибудь придется прибегнуть к помощи людей, а если не нам, то нашим детям или внукам. Нельзя рассуждать так: зачем я буду отдавать другим то, что заработал тяжелым трудом? Все, что у тебя есть, Всевышний дал тебе как своему кассиру: в первую очередь — на расходы семьи (но не на роскошь и кутежи!), а потом — на то, что истинный Хозяин этих денег считает нужным. Даже бедный человек обязан давать хоть что-нибудь.

Только вслед за заповедями ло таасэ Тора дает нам заповедь асэ (делай): «Раскрой ему свою руку и дай ему взаймы». Так построен весь отрывок. «Чтобы не было в твоем сердце злого умысла», «пусть не досадует твое сердце» чередуются с «давать ты должен ему», «раскрывай свою руку твоему брату».

Это не единственный случай, когда Тора подкрепляет приказ запретом и запрет приказом. Как запрет работать в субботу подкрепляется предписанием отдыхать в этот день, так и в главе «Ръэ» предписание помогать подкрепляется запрещением жадничать.

Отвлечемся немного от нашей темы.

Почему мы все время отмечаем характер заповеди — асэ или ло таасэ?

Потому что между этими двумя категориями заповедей есть различие, и оно действует на всех уровнях: от доступных пониманию до скрытых (ведь не просто так у нас 248 заповедей асэ (делай) — столько же, сколько частей тела, и 365 заповедей ло таасэ (не делай) — столько, сколько дней в году, как мы уже говорили в главе «Эмор» книги «Ваикра»).

Вполне, например, понятно, что заповедь «делай» нельзя нарушить действием, правда? Но можно упустить случай ее выполнить. А заповедь «не делай» — наоборот, действием нарушается. Не поддавшись соблазну нарушить, только укрепляешься в хорошем.

За нарушение запрета Б-г нас строго наказывает, но мы можем поправить это раскаянием.

За упущенное асэ наказание меньше, но, как ни раскаивайся, награду, полагающуюся за выполнение асэ, уже не получишь. Выходит, что, с одной стороны, хуже для человека нарушить ло таасэ, с другой — хуже не выполнить асэ. Это как рубашка грязная и рубашка без рукавов. Первую, бывает, можно и отстирать, а со второй как быть?

Так же, как мы просим Б-га прислушаться к нашим нуждам, веря, что Он услышит наши молитвы, так и мы сами должны прислушиваться к просьбам бедных. Того, кто жалеет других, пожалеет Б-г. Цдака — безвозмездное пожертвование — удлиняет жизнь и отменяет суровые приговоры Высшего суда.

Единственное, что будет у нас на том свете, — это то, что мы отдали на этом: «И пойдет впереди тебя добродетель твоя» (Йешаяhу, 58:8).

Слова «раскрой ему свою руку и дай ему взаймы» говорят о двух действиях: первая часть стиха подразумевает безвозмездное пожертвование, а вторая — ссуду, то есть то, что должно быть возвращено. Но разница между пожертвованием и ссудой заключается не только в этом. Если первое мы обязаны дать безусловно (естественно, имея такую возможность), то одалживать деньги мы обязаны при условии, что должник нам их вернет. А если мы знаем, что он этого не сделает, мы не обязаны давать взаймы.

Но при этом Тора предупреждает:

«Береги себя, чтобы не было в твоем сердце злого умысла: мол, приближается седьмой год, год прощения [долгов]… и не дашь ему, — а [он] возопит [в обиде] на тебя к Г-споду, и будет на тебе грех».

Как вы знаете, по закону Торы раз в семь лет, в год шмита, (год прощения), прощались все долги.

Так вот, специальная заповедь называет человека, который не хочет давать взаймы еврею из опасения, что тот не вернет долг до этого срока, злоумышленником.

А ведь еврей, как мы только что говорили, не обязан давать в долг в случае, если ему его не вернут. Почему же Тора обязывает нас незадолго до года шмита давать в долг, не беспокоясь о возврате?

Во-первых, надо сказать, что шмита аннулирует не все долги, но только те, которые человек должен был вернуть до конца года, но не сделал этого.

А позднее великий еврейский мудрец, член Санhедрина Гилель дополнительно установил порядок, позволяющий человеку, который, тем не менее, хотел (или хочет) взыскать долг, сделать это путем специальной процедуры. Для этого он должен в присутствии трех судей написать особое заявление о том, что поручает им взыскать долги. Гилель ввел такое установление, заметив, что его современники в известные периоды не хотят одалживать друг другу деньги и тем самым нарушают запрет «чтобы не было в твоем сердце злого умысла». Как говорят наши мудрецы, установление Гилеля — это помощь и богатым, и бедным: оно избавляет богатых от потерь и обеспечивает бедным поддержку.

Тогда о чем же говорит нам эта заповедь?

Когда все условия оговорены, мы не должны нервничать и терзаться вопросом: зачем мне рисковать? А вдруг должник не сможет уплатить вовремя и деньги пропадут? Тора предписывает нам не заботиться чересчур о своем душевном покое, не думать о себе слишком много, а о других — слишком мало.

Рав Ицхак Зильбер

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha