Пастырь Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
д. Литовня






Ник Кол «Культивируя жизнь для Бога» — Глава 2: Потребность в силе, преобразующей жизнь

Ник Кол - Культивируя жизнь для Бога

Помните о главной задаче Иисус был занятым человеком. Его список дел был длинным. В Матфея 9:35 описывается, какую насыщенную жизнь Он вёл. Там говорится: «И ходил Иисус по всем городам и селениям, уча в синагогах их, проповедуя Евангелие Царствия и исцеляя всякую болезнь и всякую немощь в людях»


Церковь Иисуса Христа в западном мире воюет, но по всем внешним признакам, похоже, проигрывает! Соединённые Штаты родились как нация, ищущая свободного выражения веры в Иисуса Христа. Многие годы мы были лидерами в распространении Евангелия по всему миру, в зажигании пробуждения в других землях с помощью миссионерской деятельности. Сегодня же мы наблюдаем в основном остаточные явления веры предыдущего поколения. Несмотря на то, что когда-то мы были миссионерской нацией, сегодня мы стали миссионерским полем, отчаянно нуждающемся в Евангелии.
В настоящее время США является пятой наибольшей невоцерковлённой нацией в мире с более чем 187 миллионами американцев, остающихся нетронутыми Евангелием. Из взрослых людей, которые всё-таки посещают любую из заданных протестантских церквей в типичное воскресное утро, половина даже не является христианами. Церкви теряют 2 765 000 людей каждый год, и где-то от 3500 до 4000 церквей каждый год закрывает свои двери в последний раз, в то время как основывается только 1100-1500 новых церквей. Ни один округ во всей Америке не имеет большего процента воцерковлённых людей сегодня, чем десятилетие назад.
Том Клегг, соавтор книги «Освобождение Потенциала Вашей Церкви», задаёт вопрос:

«Если это христианская нация, почему тогда самая крупная церковь в мире находится в городе Сеуле, в Корее, в то время как самый крупный буддистский храм – в городе Боулдер, в штате Колорадо? Если это христианская нация, почему тогда вторая крупнейшая церковь в мире находится в Нигерии, в то время как самый крупный мусульманский учебный центр – в Нью-Йорке?»

Где-то в нашем прошлом мы превратились в учреждение, и наша церковная жизнь стала занятой и осложнённой зданиями, бюджетами, автобусами и бюрократией. Не то чтобы нам не нужно быть занятыми, но каким-то образом мы упустили из виду главную задачу, данную нам Самим Иисусом: «Идите, научите все народы». Если мы будем продолжать в том же духе, это ничего не изменит. Нам нужно чудо.
Надежда есть. Мы всё ещё можем исполнить Великое Поручение в этом поколении, но нам нужно будет вернуть ту силу, которая распространила Евангелие по всему земному шару в первом столетии. Нам нужно будет увидеть, как умножение учеников происходит среди всех в церкви. Мы должны развернуть все войска в вызове против врат ада. Великая Сила Преобразованной Жизни То чудо, в котором мы нуждаемся сейчас больше всего, — это то, что Господь уже дал нам бесплатно. Это сила изменённой жизни. Мир застыл и готов увидеть значимость и силу нашего послания, если только мы дадим им увидеть это из первых рук. Один эпизод из телевизионного шоу «ИР» (сокр. от англ. «неотложная помощь» — прим. переводчика) демонстрирует ту потенциальную силу, которая есть у церкви. Это был эпизод, в котором доктор Марк Грин (которого играет Энтони Эдвардс) находится в особенно циническом расположении духа и бросает вызов медсестре Кэрол Хэтауэй (которую играет Джулиана Маргулис) посмотреть, столько ли же у них пациентов в здравом уме, сколько и свихнувшихся из тех, кто попал в «неотложку». Доктор Грин, полагая, что количество свихнувшихся намного превышает количество здравомыслящих пациентов, выигрывает спор. Я сделаю всё возможное, чтобы точно воспроизвести этот эпизод по памяти.
В середине этого эпизода чернокожая ассистентка врача Джени Боулет (которую играет Глория Рубен) раскрывает торс пациента, находящегося в бессознательном состоянии, и обнаруживает у него в области сердца татуировку Ку-клукс-клана. Она просит доктора Грина найти кого-нибудь другого для ухода за этим пациентом, но он отказывается.
Позднее пациент приходит в сознание и в действительности оказывается очень мягким и вежливым человеком. Когда Боулет входит в его палату, холодная и безразличная, чтобы наложить ему швы, она просит его опустить больничный халат, и сначала он неразговорчив и просит пригласить другую медсестру. Она настаивает, и он опускает свой халат, открывая при этом татуировку. Затем он задаёт ей чрезвычайно глубокий вопрос. Он спрашивает: «Вы верите в то, что Бог силен изменить жизнь?» Она парирует ему: «А какое отношение эта татуировка имеет к Богу?» Он говорит: «В общем-то, я надеялся, что вам не придётся видеть эту татуировку, поэтому я попросил пригласить другую медсестру. Это не что-то такое, чем я могу гордиться. Но Господь Иисус Христос изменил мою жизнь. Тогда как когда-то во мне не было ничего, кроме ненависти и страха, Бог теперь изменил меня, и у меня есть любовь и вера. Можно я спрошу вас ещё раз – вы верите в то, что Бог силен изменить жизнь?» Нехарактерным для Голливуда образом «ИР» показал свидетельство жизни, изменённой Евангелием Иисуса Христа, как единственного здравомыслящего посреди сумасшедших и ненормальных людей (включая даже некоторых из врачей).
Немного спустя в этом эпизоде Боулет всё ещё размышляет над заданным ей вопросом. Она, вероятно, вспоминала всех людей, которых она знала, чтобы найти хоть кого-нибудь, кто действительно изменился. Она настолько поражена свидетельством этого человека, что даже задаёт вопрос коллеге: «Ты веришь, что люди могут измениться?» Это замечательный образец той потенциальной силы, которая доступна нам. Большинство людей верят, что люди могут измениться, но когда они на самом деле начинают перебирать в уме своих друзей и знакомых, они с трудом найдут хоть одного такого. Сила Евангелия сегодня смело выступает против той горстки людей, которые живут, не имея истинной силы в своей жизни.
На земле нет более могущественной силы, чем Евангелие в сердце веры (Римлянам 1:16).
Эд Сильвосо в своей книге «Дабы Никто не Погиб» выражает это следующим образом:
«Церкви было доверено что-то такое, за наличие чего у себя всякий политик на земле отдал бы руку и ногу: власть видеть, как меняются сердца». Нам была дана эта власть, хотя обычно мы оставляем её неиспользованной. Наши церкви заполнены христианами, чья жизнь мало отличается от жизни мирских людей.
Мы уже видели в главе 1, что Иисус ценил силу изменённой жизни, когда Он призвал Матфея и сразу же подключил его к служению. В Новом Завете есть множество примеров людей, которые только что повстречали Иисуса, мало знали Его лично или о Его деятельности, но, тем не менее, уже способны эффективно противостоять другим людям своим дерзким свидетельством. Они делают это полностью на основании неопровержимой убедительности изменённой жизни. Моя любимая из таких историй находится в девятой главе Евангелия от Иоанна.
Однажды в субботу Иисус со Своими учениками проходил через Иерусалим и наткнулся на слепорожденного человека. Ученики задали Иисусу вопрос: «Кто согрешил – сам человек (подразумевается, в утробе) или его родители?» Конечно же, за этим стоит больший вопрос: «Справедливо ли это, что Бог допустил, чтобы этот человек страдал всю свою жизнь за грехи своих родителей, или что ещё хуже, за какой-то грех, который он мог совершить, ещё не родившись?» Но Иисус ответил на этот вопрос поразительным образом. В сущности, Он сказал, что не из-за греха он родился слепым, но именно ради этого момента. Затем Он сказал что-то крайне странное. (Во всех Библиях должно быть следующее примечание рядом с этим местом Писания: «Предостережение: Не пытайтесь делать это дома».) Он плюнул на землю, взял эту грязную слюну и помазал ею глаза этого ничего не подозревающего человека. Затем Он дал этому незнакомцу словесное повеление, сказав: «Пойди и умойся в купальне Силоам». Тот так и сделал.
Этот человек не просил об исцелении или спасении. Иисус взял на Себя инициативу, сделав это в несколько необычной, если не грубой, манере. Он даже не представился. Что хуже – плюнуть кому-то в глаза или швырнуть грязью кому-то в глаза? Правильный ответ – и то, и другое. Позднее, после чуда прозрения, этот человек описывал то, что сделал Иисус, в более освящённых терминах: «Человек, называемый Иисус, сделал брение, помазал глаза мои и сказал мне: пойди на купальню Силоам и умойся» (курсив мой). Мы часто смягчаем поступки или слова Иисуса, как будто Он нуждается в нашей защите. Я убеждён, что Иисус не стеснялся производить продолжительное впечатление на людей, которые в противном случае прожили бы остаток своей жизни в мирской рутине. «Дипломатическое» разбавление Его действий и слов, независимо от мотивации, приводит к простому описанию характера настоящего Богочеловека и равносильно идолопоклонству. Он не нуждается в наших советах.
Этот человек послушался Иисуса, что демонстрирует, по крайней мере, некоторую меру веры. Конечно же, кто не захотел бы умыть своё лицо от слюны и грязи, размазанных по вашим глазам? Он был исцелён в результате этой малой веры.
Это субботнее чудо возбудило большой всеобщий интерес в городе. Все задавались вопросом, действительно ли это был тот самый слепорожденный. Он же просто продолжал говорить с радостью: «Это я». Он хотел рассказать всему миру о том, что Иисус сделал для него. Он не стеснялся этого. Это было самое лучшее из того, что когда-либо происходило с ним, и он хотел всем рассказать об этом. Люди предоставили ему возможность высказаться в суде. Они отвели его к фарисеям. Именно здесь во время судебного разбирательства мы наблюдаем, как прозревший человек становится именно зрячим. Пронаблюдайте, как его рождающаяся вера и убеждение возрастают в пылу допроса и полемики. Фарисеи начали расследование этого события, потому что, в их глазах, был нарушен закон – закон субботы. Они не были и слегка поражены чудом, стоящим перед ними; всё, что они видели, — это что их маловажные постановления были нарушены. Иудейские руководители к этому времени установили 39 дополнительных постановлений для ограничения людей в делании практически всего в субботний день. Нарушение любого из них было наказуемо побиванием камнями.
Среди фарисеев возник спор по вопросу, мог ли грешник совершать такие чудеса или нет. В середине этой дискуссии фарисеи сделали ошибку – они спросили зрячего человека, что он думал об Иисусе. Его ответ прозвучал без раздумывания: «Он – пророк».
Иудейские руководители не могли принять это заключение, поэтому они затеяли нелепое занятие – они начали опровергать тот факт, что этот человек действительно был слепорожденный. Они не приняли показания обвиняемого, находящегося перед ними, поэтому призвали для показаний других очевидцев; они призвали в свидетели его родителей. Боясь уже изданного постановления о том, что если кто-либо исповедует Иисуса Христом, он или она будет сразу же отлучен(-а) от синагоги, родители просто опознали своего сына и подтвердили, что он действительно был рождён слепым.
Относительно того, как он стал зрячим, они не отважились отвечать, но сослались на своего сына, который был достаточно взрослым, чтобы говорить за себя. Это ничего фарисеям не дало. Назад к исходной позиции. Разочарованные отсутствием продвижения, религиозные лидеры снова обратились к прозревшему, говоря: «Воздай славу Богу; мы знаем, что человек тот грешник».
Интересно то, что Иисус провозгласил в начале всей этой истории, что этот человек рождён, чтобы воздать Богу славу через явление на нём Его чудных дел. Фактически, он исполнял просьбу фарисеев, когда признал то чудо, которое совершил Иисус.
Когда фарисеи призвали его воздать должное Богу, а не этому «грешнику» по имени Иисус, прозревший человек провозгласил неоспоримый довод в пользу своей только родившейся веры. Он сказал: «Грешник ли Он, не знаю; одно знаю, что я был слеп, а теперь вижу». У фарисеев на это нет ответа. Они могут разглагольствовать о теологии и выдавать религиозные утверждения осуждения, но они не могут оспаривать это простое утверждение веры, исходящее от человека, который практически ничего не знает об Иисусе. Он, возможно, не сведущ в законе, теологии или вопросах о личности Мессии, но одно, в чём он квалифицирован быть сведущим, — это его собственный опыт. Это оспаривать не может никто. От разочарования они спросили прозревшего ещё раз о том, как Иисус совершил это чудо. К этому времени он устал от всего этого разбирательства и начал понимать, что у этих религиозных лидеров нет никакого ответа на его утверждение. Это придало ему возрастающее чувство уверенности. Эти люди не были такими уж «неприкосновенными».
Когда они ещё раз спросили, как это случилось, он начал использовать некоторую часть своей силы и немного хорошего устаревшего сарказма. Он сказал: «Я уже сказал вам, и вы не слушали; что еще хотите слышать? Или и вы хотите сделаться Его учениками?»
Столкнувшись с этим храбрым необразованным свидетелем, который даже не мог читать, фарисеи почувствовали угрозу и отреагировали своим обычным осуждением и благим перечислением религиозных полномочий быть правыми. Они провозгласили то, что, по их мнению, было суровым обвинением, которое должно было задеть его, но на самом деле это был величайший комплимент, который когда-либо получал этот прозревший человек. Они сказали: «Ты ученик Его, а мы Моисеевы ученики». Затем они продолжили, чтобы добавить немного теологии, сказав: «Мы знаем, что с Моисеем говорил Бог; Сего же не знаем, откуда Он».
Я думаю, что в этот момент прозревший человек почувствовал большое облегчение. Он никогда не думал о себе как о чьём-либо ученике. До сего момента он был изгоем, неудачником. Теперь же он был учеником Иисуса! Я думаю, что он даже не думал о такой возможности до тех пор, пока его хорошо настроенные уши не услышали это впервые от своих обвинителей. Он даже ещё и не знал Иисуса, но вдруг он стал учеником того человека, о котором все говорят. Он почувствовал себя немного смелее, немного увереннее в своём положении. Фарисеи попали, даже не подозревая, в ловушку, когда они, в сущности, сказали – наш учитель (Моисей) лучше, чем твой (Иисус).
С этим новым дерзновением, которое исходило из отождествления с Иисусом, прозревший проявил инициативу. Он перешёл к нападению перед неприкосновенными фарисеями! Не дожидаясь, пока его спросят, он сказал: «Это и удивительно, что вы не знаете, откуда Он, а Он отверз мне очи. (Фарисеям никогда не нравилось, когда им говорили, что они чего-то не знают.) Но мы знаем, что грешников Бог не слушает; но кто чтит Бога и творит волю Его, того слушает. От века не слыхано, чтобы кто отверз очи слепорожденному. Если бы Он не был от Бога, не мог бы творить ничего».
Прозревший человек начинал видеть ещё яснее. Вдруг он начал понимать, что Иисус был больше этих лицемерных иудейских руководителей. Они играли в игру «мой учитель лучше, чем твой», сравнивая Иисуса с Моисеем, и теперь прозревший начал изъяснять то, в чём он был сведущ – исцеление слепорожденных. Даже Моисей не мог делать этого!
Никто от начала времён не мог делать этого! Шах и мат.
Это задело фарисеев, у которых не было иного довода, кроме как ещё раз прибегнуть к осуждению и выставить превосходство своего собственного положения в жизни. Они вернули историю назад, совершив полный оборот, к изначальному вопросу (тому, который теперь уже зрячий человек, вероятно, слышал): «Кто согрешил, он или родители его?» Они сказали: «Во грехах ты весь родился, и ты ли нас учишь?» И с этим слепые выгнали зрячего. Даже эта последняя попытка раскритиковать и осудить прозревшего была неискренним комплиментом. Только подумайте об этом. Всего лишь несколько часов назад он был бедным слепым человеком без надежды и уважения, просящим пищи на улицах. Все, кто видел его, предполагали, что он был презренный грешник, иначе Бог не сделал бы его слепым. Теперь же, после краткой встречи с этим непостижимым человеком по имени Иисус, он стоял перед великими и образованными фарисеями, и, как они сами признали, учил их! Он учил их теологии! Его учение не только было здравым, но и его довод в конце выиграл спор. Их попытка прикрепить к нему ярлык человека, который родился весь в грехах, только больше ободрила его, потому что Иисус уже доказал, неопровержимо, что он не был слепорождённым из-за своих грехов. Он уже мог видеть! Не было доказательства тому, что он был рождён весь в грехах, как он когда-то думал, по меньшей мере, не больше, чем другие. Нет, кто и находился в рабстве греха – и слепоты, так это его оппоненты, а не этот человек.
Из этого необычного события напрашивается вопрос: Почему Иисус решил совершить это чудо таким странным образом? Иисус объяснил это в самом начале. Он сказал, что этот человек родился слепым, «чтобы на нем явились дела Божии». Иисус исцелил его несколько замедленным образом, чтобы этот прозревший человек предстал перед фарисеями один, и Иисусу не нужно было бы отстаивать Свои собственные действия. Я полагаю, что Иисус хотел, чтобы этот человек предстал перед фарисеями, даже никогда не видя Иисуса и мало зная о Нём, опроверг и привёл их в полное замешательство. В ходе их спора он смог опознать в Иисусе пророка, пришедшего от Бога и совершающего чудеса, которые никто из людей не творил за всю историю человечества, превосходящего даже Моисея. Иисус уже сделал это, но когда это делает необразованный, ранее слепой нищий и пресловутый грешник, тогда Богу воздаётся даже больше славы за чудо изменённой жизни.
Изумительный факт состоит в том, что всего лишь некоторое время назад Иисус спорил с теми же фарисеями, и они обвиняли его, говоря: «Ты Сам о Себе свидетельствуешь, свидетельство Твое не истинно» (Иоанна 8:13). Иисус ответил двумя способами. Сначала Он сказал: «Если Я и Сам о Себе свидетельствую, свидетельство Мое истинно; потому что Я знаю, откуда пришел и куда иду; а вы не знаете, откуда Я и куда иду».
Второе, что Он сделал, — Он отправил этого свидетеля для защиты, откуда Он пришёл. И он восхитительно защитил Его. Мы часто думаем, что нам нужно отправлять для свидетельствования этому миру наших самых знающих и образованных людей. Мы думаем, что именно наше образование и наши философские доводы убедят людей в Иисусе. Истина же состоит в том, что наиболее убедительный и эффективный довод в пользу истинности заявлений Иисуса – это свидетельство изменённой жизни. Это мощное оружие дано всем и каждому, кто следует за Ним. Для этого не требуется высокий коэффициент умственного развития, степень или высокое положение в жизни. Любому из нас, нет, каждому из нас доступна эта сила.
Мы также склонны думать, что, если какой-то известный и успешный человек становится христианином, он или она будут более эффективными свидетелями. Есть теологический термин для описания этой точки зрения – «бред сивой кобылы». Царство может многое предложить всем, кто приходит к Христу, и не нуждается в чём-либо от этого мира.
Реальность состоит в том, что самые беспомощные и сломленные люди, которых изменил Иисус, становятся величайшими свидетелями Божьей силы. Помните самаритянку у колодца (Иоанна 4:28-30, 39-42)? А как насчёт гадаринского одержимого, который был освобождён и которому Иисус не позволил следовать за Ним (Марка 5:1-20)?
Не находите ли вы поразительным то, что Матфей в один момент является презираемым сборщиком налогов (Матфея 9:9), в другой уже проводит у себя евангелизационную вечеринку (стихи 10-13), а затем всего лишь несколькими стихами позднее отправлен в города как апостол для проповеди Евангелия (Матфея 10:2)?
Ещё раз взгляните на тех людей, которых избрал Бог. Беспорядочная в связях самаритянка? Пользующийся дурной славой и нагой одержимый бесами? Бедный слепой попрошайка, никем не уважаемый и почитаемый всеми грешником? Презираемый предатель-сборщик налогов? Каждый был избран и наделён силой Самим Иисусом. В нашем мире ошеломительных знаменитостей и сверх квалифицированных специалистов мы не привыкли избирать необразованный и неуважаемый простой народ для проведения
наших евангелизаций. Но Иисус делал это. На самом деле, почти также тревожны и те случаи потенциала, которые Он отвергает. Богатый молодой человек, лидер среди своих сверстников, который считался человеком в наивысшей степени целостным, был бесповоротно отклонен Иисусом (Луки 18:18-25).
Это потому что знания, обучение и зрелость не нужны? Нет, конечно же, нет, на самом деле, процесс обучения и созревания в Иисусе начинается (и заканчивается) смелым свидетельством о Христе. Это лишь показывает нам то, что если у человека нет больше ничего, кроме Иисуса, этого достаточно, чтобы приводить других к Христу.
Возможно, мы потеряли веру в силу Евангелия по-настоящему изменять и наделять силой жизнь. Возможно, у нас больше веры в наши программные церковные системы обучения, чем в само Евангелие. Я знаю, что одно правда – мы верим, что тьма мира сего имеет больше силы, чтобы разрушить Божью жизнь, чем свет новой жизни, чтобы пронзить и преодолеть эту тьму. Я полагаю, что это очевидно по той позиции сторонников отделения и политики протекционизма, которую мы принимаем по отношению к тем, кто уже уверовал. Я считаю, что наш протекционизм с добрыми намерениями на самом деле ограждает не Божье дитя, но скорее гибнущие души, которые бы радикально изменились, если бы встретили настоящего Христа. Я надеюсь, что церковь может поднять уровень своей веры в силу Евангелия и снизить уровень квалификаций, необходимых для того, чтобы быть служителем Иисуса в этом мире.
Даже кажущиеся успешными люди нуждаются в том, чтобы прийти к пониманию своей собственной сломленности и отчаянной нужды во Христе, прежде чем они будут полезны в Царстве.
Чарльз Колсон был членом наиболее влиятельного консорциума в мире, когда он был советником президента Никсона. Позднее в своей жизни, в момент размышления, когда он выступал на тюремном мероприятии, он осознал, что именно в момент его наибольшей слабости Иисус использовал его наибольшим образом. Он пишет:
Когда я сидел на помосте, ожидая своей очереди за кафедрой, мои мысли начало уносить в прошлое… к заслуженным стипендиям и почестям, рассмотренным и выигранным делам, великим решениям, принятым в величественных правительственных офисах. Моя жизнь была идеальной историей успеха, исполненной великой американской мечтой. Но вдруг я осознал, что Бог использовал не мой успех, чтобы наделить меня способностью помогать находящимся в этой тюрьме или в сотнях других, подобных этой. Не моя успешная жизнь делала это утро великолепным, все мои достижения ничего не значили в Божьей экономике. Нет, настоящим наследием моей жизни был мой наибольший провал – я был когда-то заключённым. Моё величайшее унижение – меня отправили в тюрьму – было началом того, как Бог максимально использовал мою жизнь; Он избрал именно то переживание, которым я не мог гордиться, для Своей славы.
Столкнувшись с этой ошеломляющей истиной, я обнаружил в те несколько моментов в тюремной часовне, что мой мир перевернулся с ног на голову.
Мгновенно я понял, что я смотрел на жизнь превратно. Но теперь я увидел: только когда я потерял всё, что, по моему мнению, делало Чака Колсона великолепным человеком, я нашёл истинного себя, которым Бог хотел, чтобы я был, и истинный смысл моей жизни.
Далее Колсон говорит: «Важно не то, что мы делаем, но что суверенный Бог решает делать через нас. Бог не желает нашего успеха, Он желает нас. Он не требует наших достижений, Он требует нашего послушания. Царство Божье – это царство парадокса, где через ужасное поражение на кресте Бог в высшей степени прославляется. Победа приходит через поражение; исцеление через сломленность; только потеряв себя, человек находит себя.
Человек, которого Иисус избрал быть Своим свидетелем перед обвинителями- фарисеями, которые оспаривали Его подлинность, был чем угодно, только не предсказуемым выбором! Он избрал наиболее заблудшего и забытого человека, которого Он мог найти, и отправил его предстать перед волками, чтобы провозгласить Свою славу.
После того как этот «прозревший» совершил битву и поразил фарисеев, Иисус пришёл к нему и спросил: «Ты веруешь ли в Сына Божия?» Он впервые видел Иисуса собственными глазами, но он узнал Его голос. Этот необычный свидетель затем сказал:
«А кто Он, Господи, чтобы мне веровать в Него?» Он всё ещё многого не знал, но он знал голос своего Пастыря (Иоанна 10:27). Он был назван «учеником Иисуса» фарисеями и за это был изгнан. Теперь же он назвал себя учеником, обращаясь к Нему как «Господу». Его когда-то простая и малая вера расцвела в смелое свидетельство и смиренную капитуляцию перед своим Господом.
Иисус ответил: «И видел ты Его, и Он говорит с тобою». Это фундаментальное заявление. Иисус намеренно отделяет переживание «видения Его» (прошедшее время) от «говорения с тобою» (настоящее время). Я считаю, что Он говорил не просто о способности видеть Иисуса собственными глазами, но о его настоящем осознании того, кем является Иисус, которое произошло незадолго до этого перед фарисеями. Иисус говорил об озарении, а не просто зрении, хотя, несомненно, поразительно то, что этот слепорожденный мог теперь видеть Его.
Прозревший человек ответил верой, сказав: «Верую, Господи!» Затем Евангелие гласит, что он поклонился Ему. Кому нужна синагога, когда у вас Иисус прямо перед вами (Иоанна 4:21-24)! После знакомства со слабыми и испорченными лицемерами, которые стояли во главе синагоги, думаю, что было вовсе нетрудно приспособиться к присутствию Иисуса как изгоя религиозной системы тех дней. Это была система, в которой он уже был изгоем просто из-за своего увечья. В итоге, он теперь был кем-то значимым, кто мог внести свой вклад и даже защитить Мессию перед правителями! Иисус не только исцелил его зрение, Он дал прозревшему надежду и значимость. Теперь его жизнь имела смысл и цель благодаря Иисусу. Он был полностью исцелён и изменён навеки. Иисус кладёт замковый камень на это чудо прозрения, сказав: «На суд пришел Я в мир сей, чтобы невидящие видели, а видящие стали слепы». Его комментарий о споре состоял в том, что Его свидетель победил, безусловно – и не в одном отношении. Эта правдивая история иллюстрирует великую силу жизни, которой коснулся Иисус.
Такая жизнь сразу же наделяется силой для того, чтобы быть агентом изменения в этом мире. Церковь традиционно прятала этих драгоценных новообращённых от мира в попытке защитить их. Иисус показывает нам, что мир нуждается в защите от этих сильных агентов изменения. Когда же мы скрываем их от мира, то мы разрываем контакты, которые есть у них, с другими заблудшими душами, которые, фактически, являются самым лучшим полем для евангелизации, поскольку они могут непосредственно видеть силу Христа, демонстрируемую в жизни этих новообращённых. Мы также сообщаем миру, что мы в обороне и скрываем ту самую силу, которая есть у нас, и которая заставит их обороняться. Зачем миру хотеть верить нашему посланию, если мы чувствуем потребность защищать и держать его результаты в безопасности, не раскрывая ничего миру? Позвольте мне сказать вам, что мир не поверит нашему посланию до тех пор, пока мы сами не поверим!
Существует ещё один вид ущерба в укрывании наших новообращённых от мира – останавливается рост их собственной веры. Мы думаем, что помогаем им, отделяя их от волков, но Иисус этого не делал. Он говорил: «Я посылаю вас, как овец среди волков» (Матфея 10:16). Исследуя эту историю, мы смогли увидеть рождение искренней и сильной веры в прозревшем человеке, когда он вёл диалог и защищал Христа перед фарисеями. Нет лучшего способа научиться теологии, чем ведение диалога с неверующими. Они бросят вам вызов добраться до сути того, во что вы действительно верите. И в процессе этого утвердится ваша собственная вера, а не вера ваших пасторов, родителей или преподавателей.
В книге «Посвящение и Руководство», написанной Дугласом Хайдом, который когда-то был одним из основным инструкторов коммунистов до того, как он обратился в католичество, он объясняет, что наилучшим способом утвердить новообращённого в коммунизме было поставить его одного на углу улицы раздавать коммунистическую пропаганду. Когда оппоненты атаковали его, он начинал отстаивать свои убеждения, что сильно способствовало его укреплению в душе, как это случилось и с прозревшим в этой истории.
Возможно, поэтому каждый новый мормон должен провести год в похождениях от двери до двери, беседуя с людьми о достоинствах мормонства. Я твёрдо верю, что, пытаясь защитить наших новообращённых, мы сделали больше, чтобы лишить их роста, чем чтобы
помочь им расти. Нам нужна армия, поднятая из мужчин, женщин и детей, которые могут сказать: «Одно я знаю точно – когда-то я был слеп, теперь же вижу». «Когда-то я был алкоголиком, теперь я свободен». «Когда-то я был обозлённым, ненавидящим человеком, состоящим в Ку-клукс-клане, теперь я исполнен любви». «Когда-то я была проституткой, а теперь я
чиста». «Когда-то я был гомосексуалистом, а теперь я свободен, чтобы жить праведно».
Это будет нашим наиболее убедительным доводом в пользу реальности и достоверности Евангелия. Без этого любой довод пролетит мимо ушей. Церковь должна проявлять именно эту силу. Не наши рациональные доводы, грандиозные здания, тщательно разработанные телепередачи или смелые личности завоюют этот мир для Христа. Лишит мир дара речи наше простое свидетельство жизни, навеки изменённой силой Христа, Который пришёл с небес искать и спасать заблудших. С этого нам и нужно начинать, если мы хотим изменить положение дел. Всё начинается с единичной преобразованной жизни, с того, кто может сказать другим: «Это и удивительно, что вы не знаете, откуда Он, а Он отверз мне очи». Начинается всё с одного, но с наличием такой силы это может вскоре распространиться и на других.
Прибавление новых свидетелей – это часть плана Господа, но самого по себе этого недостаточно. Мы должны начать думать в плане умножения этих новых верующих, у которых есть страстное свидетельство.

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha