Пастырь Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
д. Литовня






Ник Кол «Культивируя жизнь для Бога» — Глава 3: Принципы передачи эстафетной палочки. 2. Стимул реального роста

Ник Кол - Культивируя жизнь для Бога

пряник (или морковка) лучше, чем кнут.


Второй принцип значимости умножения имеет отношение к нашей мотивации. Мы все слышали выражение: «Вы можете привести коня к воде, но вы не можете заставить его пить». Есть множество способов мотивировать коня: шпоры, поводья, кнут и, конечно же, пресловутая «морковка на палочке». Как кнут, так и морковка будут мотивировать лошадь. Кнут – это небольшой хлыст, используемый для того, чтобы бить лошадь по её задней части и мотивировать её бежать. Когда вы хотите, чтобы лошадь ускорила свой темп, вы просто шлёпаете её кнутом. Это, вероятно, сработало бы и с людьми, но я не предлагаю вам пробовать. Кнут будет действовать только до тех пор, пока рядом находится наездник, чтобы оказывать давление, тогда как морковка будет мотивировать лошадь в любое время, когда она увидит её. Если лошадь заходит в свою конюшню и видит там кнут, висящий на стене, она не бросается сразу же бежать галопом. Но если лошадь заходит в конюшню и видит морковку, лежащую на полу в углу, она сразу же пойдёт за ней. Одна форма мотивации применяет внешнее давление, тогда как другая вскрывает внутренние желания лошади. Это правда, что нельзя заставить лошадь пить, но можно подсолить для неё овёс, что пробудит в ней жажду и желание пить воду.
Мотивация следования за Христом и воспроизведения учеников должна быть скорее внутренней, чем внешней. Павел обращался к Тимофею пылко, потому что знал, что вскоре его не станет. У Тимофея больше уже не будет Павла, чтобы бросать ему вызов. Если побуждение приобретать учеников не исходит изнутри, процесс в конце концов нарушится и не будет продолжаться. Приобретение учеников, которое действительно воспроизводит, движимо внутренней мотивацией.
В книге Притч 16:26 говорится: «Трудящийся трудится для себя, потому что понуждает его [к] [тому] рот его». Мне обычно не нужно мотивировать себя к тому, чтобы есть. Для меня это делает голод. Большинство из нас не нуждаются во внешней мотивации для того, чтобы есть, хотя мы можем нуждаться в ней, чтобы не есть. Пищевая промышленность разрастается, потому что у всех нас есть внутреннее побуждение питаться. Есть другая промышленность, у которой хорошо идут дела, но которая существует, чтобы помочь мотивировать нас не есть – диетическая промышленность. Можно было бы подумать, что эти две промышленности находятся в конкуренции, но на самом деле у диетического бизнеса наилучшим образом идут дела тогда, когда преуспевает пищевая промышленность. Пищевая промышленность вскрывает нашу внутреннюю мотивацию, и является намного более успешной, чем диетическая промышленность, которая использует внешние побуждения.
Павел взывает к внутренним побуждениям, которые будут поддерживать Тимофея в движении, даже несмотря на трудности и поражения. Он использует несколько аналогий и увещеваний, чтобы продемонстрировать ту напористость, которую нам нужно иметь, которая поможет нам продержаться даже вопреки переживанию трудностей. В этом небольшом отрывке Павел обращается к шести ключевым мотивационным факторам. Он приводит три естественных стимула и затем три духовных стимула для христианской жизни. Они таковы:

Естественные мотивации:

1. Желание быть предметом гордости для тех, перед кем ты подотчётен. Павел пишет:
«Никакой воин не связывает себя делами житейскими, чтобы угодить военачальнику» (2:3-4).
2. Желание быть как можно лучше. Павел описывает эту мотивацию, когда он говорит: «Если же кто и подвизается, не увенчивается, если незаконно будет подвизаться» (2:5; 4:6-8).
3. Желание иметь пользу от результатов наших усилий. Павел говорит:
«Трудящемуся земледельцу первому должно вкусить от плодов» (2:6).

Духовные мотивации:

4. Движимы любовью Христа, продемонстрированной в Его жертве за наши грехи. Павел напутствует: «Помни Господа Иисуса Христа от семени Давидова, воскресшего из мертвых, по благовествованию моему, за которое я страдаю даже до уз, как злодей; но для слова Божия нет уз» (2:8-9).
5. Сострадание к заблудшим и гибнущим в этом мире душам, которые направляются в ад без Христа. Павел описывает свою собственную мотивацию следующими словами: «Посему я все терплю ради избранных, дабы и они получили спасение во Христе Иисусе с вечною славою» (2:10).
6. Вдохновение, укоренённое в характере Бога. Павел напоминает нам в поэтической манере о Божьем верном характере. Он говорит: «Верно слово: если мы с Ним умерли, то с Ним и оживем; если терпим, то с Ним и царствовать будем; если отречемся, и Он отречется от нас; если мы неверны, Он пребывает верен, ибо Себя отречься не может» (2:11-13).
Все эти мотивационные стимулы являются внутренними побуждениями, которые послужат для кого-то причиной отложить немедленное вознаграждение с тем, чтобы устремиться к большему. Павел побуждает Тимофея напоминать об этом церквям (2 Тимофею 2:14). Это те мотивации, которые вызывают жажду к Христу и внутренний стимул выдержать до конца вопреки оппозиции (2 Тимофею 2:3, 9). Ключ к эффективному приобретению учеников и умножению – в пробуждении внутренней мотивации. Тем не менее, многие методы ученичества прибегают к внешней мотивации, которая намного слабее. Мы добиваемся, чтобы люди подписывали «контракт» (или мы одухотворяем его и называем «заветом»), который заявляет, что они будут выполнять обязательства этого метода. Или же, как многие ободряют делать это сегодня, мы держим один пустой стул на собрании, чтобы напоминать нам о необходимости достигать других. Если бы пустые стулья действительно когда-либо приобретали людей для Христа, то большинство наших церквей переживали бы пробуждение. Сколько из нас действительно делится Евангелием для того, чтобы занять стул? Намного лучше, если нашим мотивом будет заполнить небеса. Извините меня за моё выражение, но я действительно имею это в виду, когда говорю: «К чёрту пустые стулья!»
Когда-то у меня был начальник, который штрафовал нас на 1 доллар за каждую минуту опоздания на собрание персонала. Как только мы прибегли к такого рода тактике, мы уже проиграли сражение. Если бы встречи были такими, что персонал чувствовал, что лучше им там быть, то руководителю не пришлось бы прибегать к такой манипуляции, чтобы начинать встречи вовремя. Введя штраф, он фактически сделал встречи менее привлекательными. Если кто-то опаздывал на несколько минут, то было лучше найти повод не пойти совсем.
Если ученики не хотят продвигаться вперёд, но делают это только из чувства вины и обязательства, то, как только давление будет снято, процесс закончится. Даже когда есть внешнее принуждение, процессу будет недоставать качества, потому что ученикам будет недоставать энтузиазма.
Основа христианства – это новый завет, в котором Бог пишет Свой закон не на каменных скрижалях, но человеческих сердцах (2 Коринфянам 3:1-11). Причина, по которой христианство продолжается, состоит не в том, что у нас правила лучше, чем у других религий, или жёстче наказания за нарушение правил. Причина, по которой христианство продолжается поколение за поколением, состоит в том, что Бог изменяет сердца через обновление. Христианство начинается в сердце, которое зажигается небесами, и не может быть потушено на земле. Любой стимул, меньше этого, в итоге скорее повредит делу, чем поможет ему. Благая весть о спасении по благодати через смерть и воскресение Иисуса – это искра, которая изменит сердце и даст стимул для послушания на всю оставшуюся жизнь.
Если Дух Божий не овладеет нашими сердцами и не побудит нас вложить свою жизнь в самое важное дело из всех, то никакая манипуляционная тактика, никакие ухищрения и убеждения не выполнят этой работы. На самом деле, именно сама эта идея и отделяет истинное христианство от всех других форм религии. Именно Евангелие преобразовывает душу изнутри, что и является сущностью нашей веры. Всё, кем мы являемся, и что мы делаем, должно исходить от этого. Весь остальной религиозный мир взывает к внешней мотивации и добрым делам, чтобы заслужить лучшей жизни. Если мы взываем к тому же, то мы не предлагаем ничего лучшего, чем все остальные существующие сегодня лжерелигии и культы. Христианство начинается с предположения о том, что никто из нас не может заслужить жизнь, и что мы абсолютно зависим от помощи свыше.
Если бы вам был предоставлен выбор заняться бизнесом с персоналом из добровольцев или оплачиваемых работников, то какой бы вы выбрали? Большинство бы предпочли оплачиваемых работников вместо добровольцев. Почему? Потому что их легче мотивировать исполнять работу так, как кто-то того хочет. При наличии финансовой компенсации можно добавить премии, дополнительные комиссионные, увеличение ставки или другие стимулы. С другой стороны, кто-то может также угрожать потерей работы или снижением дохода, если работа не очень желанна. Внешняя мотивация всё-таки достигает результатов.
Если бы вам был предоставлен выбор идти в сражение против армии добровольцев или армии оплачиваемых наёмников, какую бы вы предпочли? Я бы снова выбрал оплачиваемых работников. Почему? Никто в здравом уме не примет пулю за доллар!
Мало кто из мужчин будет рисковать своей жизнью ради чека на получение зарплаты. Это просто не имело бы никакого смысла. За какого рода премию стоит умереть? Это именно та причина, по которой иракская армия так легко перемещалась в операции «Буря в пустыне». Они были на задании, мотивированные скорее строго внешним влиянием, чем самим делом. Но армию, состоящую из людей, готовых отдать свою жизнь за дело, трудно разбить. Советский Союз обнаружил это в Афганистане. Оружие высшего качества часто не ровня сердцам, преданным делу, за которое стоит умереть.
Церковь – это армия добровольцев в битве за души людей, находящихся в плену. Мы должны быть готовы «переносить страдания, как добрые воины Иисуса Христа». Это именно такая мотивация, которая может перевернуть мир с ног на голову. Нам нужно перестать функционировать как бизнес, обеспокоенный практическим результатом, и начать действовать как солдатам, воюющим и сражающимся за дело, за которое стоит умереть.
Такое ученичество, которое произведёт влияние на следующее поколение, будет именно тем, что завоюет сердце ученика. Наши методы должны мотивировать изнутри и пробуждать в ученике внутреннюю мотивацию, укоренённую в живых отношениях с Богом (Римлянам 2:28-29). Наше ученичество должно иметь не меньшую цель, чем преобразованная жизнь. Сообразования с внешним поведением недостаточно! Мы должны зажечь сердца страстью к Христу. Если мы не видим, как наша собственная жизнь меняется силой Евангелия, у нас нет права ожидать увидеть, как нашим посланием изменится мир. Если Евангелие не является для нас более важным, чем сама жизнь, то мир не будет им покорён. Если они не видят, что мы ценим Евангелие, то почему мы ожидаем, что это будут делать они?

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha