Пастырь Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
д. Литовня






ОТКРОВЕНИЕ ИОАННА БОГОСЛОВА — Глава 13 СИЛА ЗВЕРЯ

ОТКРОВЕНИЕ ИОАННА БОГОСЛОВА

Мы, несомненно, увидим, что это трудная и шокирующая книга; но, в то же время, в высшей степени целесообразно изучать ее до тех пор, пока она не даст нам свое благословение и не раскроет своих богатств.


Лучше рассмотреть эту главу сперва целиком, прежде чем приступить к ее подробному изучению. Это еще тем более важно, что эта глава является центральной во всей книге.

Общее значение главы таково. Сброшенный с небес сатана знает, что его время коротко, и пытается причинить как можно больше вреда. Для этого он передал свою власть и силу двум зверям, которые и являются центральными фигурами этой главы.

Выходящий из моря зверь символизирует римскую империю, воплощение зла в представлении Иоанна. Зверь этот описан в выражениях, восходящих к Книге пророка Даниила. В Дан. 7,3-7 есть видение четырех зверей, выходящих из моря; они символизируют четыре империи, властвовавших над миром до и в момент написания Книги порока Даниила. Зверь, подобный льву с орлиными крыльями, символизирует Вавилон; похожий на медведя — Мидию; подобный барсу, с четырьмя крыльями — Персию; а четвертый — империю Александра Македонского. В представлении Даниила эти державы были настолько дики и бесчеловечны, что их можно сравнить только со зверями. Иудею, как Иоанн, было вполне естественно обратиться к этой картине зверских империй, когда он захотел создать картину еще одной сатанинской империи, угрожавшей народу Божьему в его дни.

В своей картине в Откровении Иоанн объединяет в одном звере черты всех четырех: он подобен барсу; ноги у него — как у медведя, а пасть — как у льва. Другими словами, в глазах Иоанна римская империя была настолько сатанинской, что в ней были все ужасы предшествовавших ей страшных империй.

У зверя было семь голов и десять рогов. Они символизируют римских правителей и императоров. Со времени Октавиана Августа, первого римского императора, в Риме было семь императоров: Тиберий (14-37 гг.); Калигула (37-41 гг.); Клавдий (41-54 гг.); Нерон (55-68 гг.); Веспасиан (69-79 гг.); Тит (79-81 гг.); Домициан (81-96 гг.). Вот эти семь императоров и есть семь голов зверя. Но, кроме того, у зверя еще десять рогов. Это объясняется вот чем. После смерти императора Нерона некоторое время в Риме царил почти полный хаос. В течение восемнадцати месяцев императорский трон занимали три человека: Гальба, Отон и Вителлий. Они не включены в Иоаннов список семи голов, но они включены в список десяти рогов.

На головах зверя, говорит Иоанн, были имена богохульные. Под этим подразумеваются титулы, которые присваивали себе императоры. Каждый император имел титул дивус или себастос, что значит божественный. Часто императору присваивалось даже имя бог или сын божий, а на монетах императора Нерона стоял присвоенный им себе титул спаситель мира. Но если человек называл себя божественным, то это богохульным оскорблением Бога. Далее, поздние римские императоры присвоили себе еще один титул доминус, или греческий эквивалент куриос, которые оба имеют значение господь и в Ветхом Завете являются особым титулом Бога, а в Новом Завете — особым титулом Иисуса Христа.

Второй зверь, который появляется в этой главе, выходящий из земли, символизирует всю совокупность провинциальной власти и жречества, на которые была возложена задача внедрить (если нужно силою) культ кесаря, который ставил христиан перед выбором: либо сказать, что кесарь — Бог, либо умереть.

Таким образом, наша картина распадается на части; эти два диких зверя — римская держава и организация, насаждающая культ кесаря, начали свое совместное нападение на христиан; а ведь ни один народ не смог до тех пор противостоять мощи Рима. На что могли надеяться христиане — бедные, беззащитные, изгои.

ГОЛОВА, КОТОРАЯ БЫЛА РАНЕНА И ИСЦЕЛЕНА

Это еще одна повторяющая тема в этой главе. Из семи голов зверя одна была смертельно ранена, но исцелена (13,3); этой голове должно поклоняться больше всего (13,12.14); она — в высшей степени зло, первейший враг Христа.

Мы уже видели, что семь голов символизируют семь римских императоров, а потому голова, раненая, а потом исцеленная, символизирует императора, умершего, а потом ожившего вновь. Эта голова символизирует Неро редививус или воскресшего Нерона. Эта легенда сливалась в умах христиан с идеей антихриста.

Только тогда, когда мы поймем, кем был Нерон, мы сможем представить себе, каким образом возвращение его могло бы сочетаться с пришествием антихриста.

Едва ли можно найти еще человека с такой плохой наследственностью, как императора Нерона. Его отец, Кней Домиций Агенобарб, пользовался славою гнуснейшего человека. Он однажды убил своего вольноотпущенника лишь за то, что тот не хотел больше пить; на Аппиевой дороге он умышленно задавил своей колесницей мальчика; во время ссоры на Форуме, в Риме, он выбил глаз одному всаднику, и, наконец, умер от водянки, явившейся следствием беспутной жизни.

Мать его, Агриппина, была одной из самых ужасных в истории женщин. Когда Домиций Агенобарб узнал, что у него родился сын от Агриппины, он цинично заявил, что у него и Агриппины ничто не может родиться, кроме ужаса и горя для человечества. Когда Нерону было три года, его мать Агриппина была сослана при императоре Калигуле, а самого Нерона отдали на попечение его тетке Лепиде, которая поручила его воспитание двум гнусным рабам, из которых один был парикмахером, а второй — танцором.

При императоре Клавдий Агриппина была возвращена из ссылки. У нее было только одно чаяние: сделать сына императором. Гадалки и астрологи предостерегали ее, что если Нерон станет императором, это кончится для нее смертью. Она ответила: «Пусть убьет меня, лишь бы царствовал».

Агриппина приступила к воплощению своего плана со всею страстью и происками своей бурной натуры. У Клавдия уже было двое детей, Октавия и Британик, но Агриппина изводила его своими просьбами усыновить Нерона, когда тому шел одиннадцатый год и убедила Клавдия жениться на ней, хотя он приходился ей дядей. Агриппина потребовала тогда, чтобы наставники Нерона были известный философ Сенека и прославленный военачальник Афраний Бурр. Постепенно Британик, наследник престола, был оттеснен на задний план, а Нерон поставлен в центр внимания.

Брак Клавдия с Агриппиной длился пять лет, а потом Агриппина устроила отравление Клавдия белыми грибами, а когда он лежал без памяти, ускорила его смерть, обмахивая ему шею отравленным пером. Как только Клавдий умер, Нерон был представлен, как император, причем армия была подкуплена, чтобы она оказала ему поддержку.

Создалась странная ситуация. Первые пять лет правления Нерона были самыми хорошими в истории императорского Рима. Нерон занимался рисованием, скульптурой, музыкой, театром; он был совершенным дилетантом, а тем временем мудрый Сенека и честный Бурр управляли империей.

Но потом Нерон перестал быть культурным дилетантом и началась серия ужасных преступлений. Он ходил по ночам в компании золотой молодежи по улицам Рима, нападая на всякого встречного. Но худшее было впереди. Он убил, как возможного соперника, Британика.

Ни юноши, ни женщины не были застрахованы от его похоти. Это был ужасный гомосексуалист; он официально женился на мальчике Споре, справив свадьбу со всеми обрядами, и поехал с ним в свадебное путешествие в Грецию. Потом он «вышел замуж» за вольноотпущенника Дорифора; он сделал любовницей, а потом женился на Поппее Сабине, жене своего ближайшего друга Отона и убил ее ударом ноги, когда она была беременна.

У него была страсть к дикой расточительности и он извлекал деньги из всего. Императорский дворец был вертепом убийства, безнравственности и преступности.

Одной из страстей Нерона было строительство. В 64 г. произошел великий пожар Рима; город горел Целую неделю. Нет ни малейшего сомнения в том, что Нерон устроил его или, по крайней мере, мешал всяким попыткам потушить его, чтобы потом получить славу человека, отстроившего город вновь. Народ хорошо знал, кто был ответственным за пожар, но Нерон переложил вину на христиан, и начались самые изысканные садистские из всех гонений. По его приказу христиан зашивали в шкуры диких зверей и натравливали на них свирепых охотничьих собак; их зашивали в мешки с камнями и сбрасывали в реку Тибр; их обмазывали смолой и зажигали, как живые факелы, для освещения садов дворца.

Безумство зла усиливалось и усиливалось. Сенека был принужден покончить жизнь самоубийством; Бурр был убит отравленным лекарством, которое Нерон послал ему для излечения больного горла; убивали всякого, кто вызывал малейшее недовольство Нерона.

Агриппина делала попытки контролировать его и Нерон, в конце концов, восстал и против нее. Он сделал несколько попыток убить ее ядом; устроил над ее постелью штучный потолок, чтобы обрушить его на нее спящую; послал ее в море на специальном корабле, который должен был рассыпаться в море. Наконец, он послал к ней вольноотпущенника Аникета заколоть ее. Агриппина, увидев кинжал, обнажила свое тело: «Бей в лоно, — сказала она, — потому что оно породило Нерона».

Дальше так продолжаться не могло. Сперва поднял восстание в Галии Юлий Виндекс, потом в Испании Гальба. Наконец, сенат взял на себя смелость и объявил Нерона врагом общества. В конце концов он покончил жизнь самоубийством в усадьбе вольноотпущенника Фаона.

Это и есть та голова, что была смертельно ранена и исцелела. Антихрист, прихода которого ждал Иоанн, был воскресший Нерон.

Теперь рассмотрим главу детально по частям. Может быть придется кое-что повторить, но в такой важной и трудной главе повторения могут послужить лишь большей ясности.

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha