Пастырь Раввин Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
с. Литовня






ОТКРОВЕНИЕ ИОАННА БОГОСЛОВА — Глава 21 НОВОЕ ТВОРЕНИЕ

ОТКРОВЕНИЕ ИОАННА БОГОСЛОВА

Мы, несомненно, увидим, что это трудная и шокирующая книга; но, в то же время, в высшей степени целесообразно изучать ее до тех пор, пока она не даст нам свое благословение и не раскроет своих богатств.


Иоанн видел смерть нечестивых, а теперь видит счастье блаженных.

Мечта о новом небе и о новой земле имела глубокие корни в иудейском мировоззрении. «Ибо вот, — сказал Бог Исаии, — Я творю новое небо и новую землю, и прежние уже не будут воспоминаемы и не придут на сердце» (Ис. 65,17). Пророк Исаия говорит о новом небе и о новой земле, которые сотворит Бог, жизнь в которых будет непрерывным актом поклонения (Ис. 66,22).

Эта картина присутствует везде и все ее элементы идентичны. Печаль будет забыта, грех исчезнет, тьма прекратится; преходящее во времени станет вечным. Эта постоянная вера свидетельствует о неугасимых бессмертных желаниях человеческой души, о внутреннем чувстве греха и о вере человека в Бога.

НОВЫЙ ИЕРУСАЛИМ

И это еще одна вечная и заветная мечта иудеев — мечта о восстановлении Иерусалима, святого города, и у этой мечты есть два источника.

Один из них в сути своей греческий. Одним из величайших вкладов в сокровищницу мировой философии является учение греческого философа Платона об иудея или формах, согласно которой в невидимом мире существуют совершенные формы или идеи всего того, что существует на земле, и что все земные предметы — лишь несовершенные копии небесных реальностей. В таком случае должен существовать небесный Иерусалим, несовершенной копией которого является земной Иерусалим. Об этом, например, думает Павел, когда говорит о высшем Иерусалиме (Гал. 4,26), а также в Послании к Евреям, когда говорится о небесном Иерусалиме (Евр. 12,22).

Этот образ мышления оставил свой след и на иудейских видениях эпохи между Заветами. Мы читаем, что в мессианский век явится невидимый Иерусалим (3 Езд. 7,26). Автор Второй книги Ездры, как он утверждает, даровано было видение его, если только вообще возможно, чтобы человеческие глаза могли вынести зрелище небесной славы (3 Езд. 10,44-59).

Эта концепция о предварительно существующих формах может показаться странной. Однако в основе ее покоится великая истина о том, что идеал действительно существует. Далее следует, что Бог является источником всяких идеалов. Идеал — это, собственно, вызов, который, если даже и не будет осуществлен в этом мире, достигнет своего осуществления в грядущем мире.

Второй источник концепции Нового Иерусалима чисто иудейского происхождения. В синагоге иудеи еще и сегодня молятся:

И в Иерусалим, город Твой вернись с состраданием и обитай в нем, как Ты обещал; и построй его заново скоро в наши дни, строение вечное; и трон Давидов скоро установи там. Благословен будь Ты, о Господи, Строитель Иерусалима.

В Иоанновом видении Нового Иерусалима использованы и усилены многие мечты пророков. Мы приведем здесь некоторые из этих мечтаний и сразу будет видно, что в Откровении вновь и вновь звучит эхо Ветхого Завета.

У пророка Исаии была такая мечта.

«Бедная, бросаемая бурею, безутешная! Вот, Я положу камни твои на рубине, и сделаю основание твое из сапфиров; и сделаю окна твои из рубинов и ворота твои — из жемчужин, и всю ограду твою — из драгоценных камней» (Ис. 54,11.12).

«Сыновья иноземцев будут строить стены твои, и цари их — служить тебе… И будут всегда отверсты врата твои, не будут затворяться ни днем, ни ночью… Ты будешь насыщаться молоком народов, и груди царские сосать будешь… Вместо меди буду доставлять тебе золото, и вместо железа — серебро, и вместо дерева — медь, и вместо камней — железо… Не слышно будет более насилия в земле твоей, опустошения и разорения — в пределах твоих; и будешь называть стены твои спасением и ворота твои — славою. Не будет уже солнце служить светом дневным, и сияние луны — светить тебе; но Господь будет тебе вечным светом и Бог твой — славою твоею. Не зайдет уже солнце твое, и луна твоя не сокроется; ибо Господь будет для тебя вечным светом, и окончатся дни сетования твоего» (Ис. 60,10-20). У пророка Аггея была мечта: «Слава сего последнего храма будет больше, нежели прежнего, говорит Господь Саваоф; и на месте сем Я дам мир, говорит Господь Саваоф» (Агг. 2,9). У пророка Иезекииля есть своя мечта о построенном вновь храме (главы 40 и 48), в которой мы находим даже картину двенадцати ворот города (Иез. 48,31-35).

Легко видеть, что Новый Иерусалим был вечной мечтой иудеев, и что Иоанн любовно собрал в свое видение различные видения — драгоценные камни, улицы и здания из золота; днем и ночью открытые ворота; сияние славы Божией, делающая излишним свет солнца и луны; приход народов и принесение даров.

В этом проявляется вера. Даже тогда, когда Иерусалим был стерт с лица земли, иудеи никогда не теряли веру в то, что Бог восстановит его. Они, правда, выражали свои мечты в материальных предметах, но это всего лишь символы их уверенности в вечном блаженстве для верного народа Божия.

ЕДИНЕНИЕ С БОГОМ

Здесь обетование единения с Богом, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Это голос одного из ангелов присутствия.

Скиния Бога будет с человеками. Греческое скини — значит шатер, палатка, но в религиозном словаре оно уже давно утеряло смысл временного местожительства. Здесь две главные идеи.

1. Скини — скиния представляла собой первоначально в пустыне шатер. Это значит, что Бог хочет навсегда почтить людей Своим присутствием. Здесь на земле, среди преходящих вещей, мы лишь иногда осознаем присутствие Бога; а в небесах мы будем постоянно ощущать Его присутствие.

2. Два слова, совершенно различные по значению, но схожие по звучанию, были очень связаны друг с другом в мировоззрении ранней Церкви: скини и шехина — слава Божия. Звуковое единство скини-шехина привело к тому, что люди не могли подумать об одном, не подумав о другом. Другими словами — сказать, что скиния Божия будет среди людей, значило сказать, что шехина Божия будет с людьми.

В античную эпоху шехина представляло себе как светящееся облако, которое приходило и уходило. Так, например, мы читаем об облаке, которое наполнило святилище при освящении Соломонова храма (3 Цар. 8,10.11). В новое время слава Божия не будет чем-то мимолетным; она будет постоянно пребывать с народом Божиим.

Обетование Божие сделать Израиля Своим народом и стать его Богом получило отражение во всем Ветхом Завете. «Поставлю жилище Мое среди вас… и буду ходить среди вас, и буду вашим Богом, а вы будете Моим народом» (Лев. 26,11.12). В Рассказе пророка Иеремии о новом завете, Бог обещает: «Я… буду им Богом, а они будут Моим народом» (Иер. 31,33). Иезекиилю было такое обещание: «И будет у них жилище Мое, и буду их Богом, а они будут Моим народом» (Иер. 37,27).

Высшее обетование — интимное единение, когда мы можем сказать: «Я принадлежу возлюбленному моему, а возлюбленный мой — мне» (Песн. П. 6,3).

Это единение с Богом в Золотом веке приносит с собой определенные вещи. Слезы, горе, рыдания и боль прошли. Об этом тоже мечтали пророки древности. «Радость вечная будет над головою их; они найдут радость и веселье, а печаль и воздыхание удалятся» (Ис. 35,10). «И буду радоваться об Иерусалиме и веселиться о народе Моем; и не услышится в нем более голос плача и голос вопля» (Ис. 65,19). И смерти не будет дальше. И об этом мечтали древние пророки. «Поглощена будет смерть навеки, и отрет Господь Бог слезы со всех лиц» (Ис. 25,8).

Это обетование на будущее. Но даже в этом мире блаженны плачущие, ибо они утешатся; и смерть будет поглощена навеки для тех, кто познал Христа, и участие в страданиях Его и силу Воскресения Его (Мат. 5,4; Фил. 3,10).

ВСЕ НОВОЕ

И вот впервые заговорит Сам Бог; Он Бог, Который может сотворить все заново. И здесь мы снова находимся среди мечтаний ветхозаветных пророков. Пророк Исаия слышал как Бог говорил: «Вы не вспоминаете прежнего, и о древнем не помышляете. Вот, Я делаю новое» (Ис. 43,18.19). Павел свидетельствует: «Кто во Христе, тот новая тварь» (2 Кор. 5,17). Бог может сотворить человека и воссоздать его, и однажды сотворит новую вселенную для святых, жизнь которых Он обновил.

Распоряжение писать дает не Бог, а ангел присутствия. Эти слова нужно записать и запомнить; они истинные и на них можно совершенно положиться.

«Я есмь Альфа и Омега», — говорит Бог Иоанну, — начало и конец». Мы уже встречали эти слова у Воскресшего Христа в 1,8. И опять Иоанн слышит голос, который слышали великие пророки: «Я первый, и Я последний, и кроме меня нет Бога» (Ис. 44,6). Альфа — первая буква греческого алфавита, омега — последняя. И далее Иоанн усиливает эту фразу: Бог — начало и конец. Начало в греческом — архе и значит оно не только первый во времени, но и источник всех вещей. Конец в греческом это — телос и значит не только конец во времени, но и цель. Иоанн, тем самым, говорит, что вся жизнь начинается в Боге и заканчивается в Боге. То же самое выражает Павел, когда говорит, может быть несколько более философично: «Ибо все из Него, Им и к Нему» (Рим. 11,36); или: «Один Бог и Отец всех, Который над всеми, и чрез всех, и во всех нас» (Еф. 4,6).

О Боге невозможно сказать что-либо более величественное, чем это. На первый взгляд может показаться, что это настолько удаляет Бога от нас, что мы для Него не более, чем мухи на оконном стекле. А что идет за этим? «Жаждущему дам даром от источника воды живой». Бог предоставляет в распоряжение человека все Свое величие. Так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего» (Иоан. 3,16). Величие Свое Бог использует для того, чтобы удовлетворить жажду ищущего сердца.

СЛАВА И СРАМ

Блаженство и счастье ждут не каждого, а только тех, кто остается верным и тогда, когда все стремится отвратить его от его верности. Такому Бог дает величайшее обетование: «Я буду ему Богом, и он будет Мне сыном». Такое же обетование, или очень близкое к этому, было дано в Ветхом Завете еще трем разным человекам. Во-первых, Аврааму: «И поставлю завет Мой между Мною и тобою и между потомками твоими после тебя, — сказал Бог Аврааму, «Я буду Богом твоим и потомков твоих после тебя» (Быт. 17,7). Во-вторых, он был сделан сыну, который наследует царство Давида. «Я буду ему отцом, — сказал Бог, — и он будет Мне сыном» (2 Цар. 7,14). Третий такой завет был сделан в псалме, который иудейские богословы толковали как мессианский: «Я сделаю его первенцем, превыше царей земли» (Пс. 88,28). Это великолепно. Бог дает победившим такое же обетование, какое было дано Аврааму, основателю народа; Соломону в лице его отца Давида; и самому Мессии. Во всей вселенной нет большей чести, чем та, которую Бог дает верному Ему человеку.

Но есть и такие, которые осуждены. Боязливые — это те, кто возлюбил покой и комфорт больше, чем Христа и кто в Судный день стыдится показать, чьи они и кому они служили. Между прочим, перевод греческого деплос как боязливый, дает неправильное впечатление, ведь осуждается не страх. Высшее проявление смелости — это несмотря на великую опасность поступать правильно и оставаться верным. А осуждается здесь трусость, которая отрицает Христа ради своей безопасности. Неверные — это те, кто отказался от Евангелия или признал его только на словах, а жизнью показывал, что не принял его. Скверные — это те, кто позволил себе пропитаться мерзостями мира сего. Убийцы — это, возможно, те, кто во время гонений убивал христиан. Любодеи — это те, кто вел аморальный образ жизни. Ефес был полон чародеев. В Деян. 19,19 говорится о том, что после проповедования имени Христа, многие из занимавшихся чародейством сожгли свои книги. Идолослужители — это те, кто поклонялись лживым богам, которыми полон мир. Лжецы — это те, кто повинен в лжи и в молчании, равносильном лжи.

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.