Пастырь Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Приднестровье
с. Владимировка






Пастор Владимир «Житие мое» (автобиография) — ОТРОЧЕСТВО

Этот период жизни ознаменовался началом моей христианской жизни. А было все так.


Этот период жизни ознаменовался началом моей христианской жизни. А было все так.
Когда закончилось детство, закончилась и полная беззаботность. Что я хорошо помню – это то, что я постоянно был оторван от дома, если в детстве меня отдали на пятидневку в садик, то когда подрос до школьного возраста, был отправлен в интернат, там и началась моя, можно сказать, беспризорная жизнь. Уследить за всеми детьми в интернате, на протяжении недели, невозможно. С нами было особенно трудно – шебутные и неугомонные, мы с каждым годом становились всё более неуправляемыми. Если в первый класс я пришел полный надежд, то через два, три года, меня трудно было выпроводить из дома на учебу. Для меня было большим разочарованием окунуться в мир науки. Наверное, дети очень чувствительны к лжи, потому что повзрослев я узнал, что учили нас в большей степени, не считая таких предметов как русский и математика, лжи или предположения возводили в ранг теории. Вообще, в школе очень много предметов, которые дети должны сами избирать, которые не обязательны или вовсе не нужны. В советских школах такие предметы как литература и история, являлись не наукой, а агиткой за советскую власть. И вообще это проблема, когда государство вмешивается в семьи и обязывает всех учиться, не просто учиться, а изучать то, что является ложью. Я например, никогда не понимал, как преподаватели утверждали то, что они на самом деле не могут знать. Например о возрасте земли или о происхождении видов. Это сейчас я знаю, что это было очередной агиткой против Бога. Нам прививали ложные знания с одной целью, чтобы доказать, что Библия не права. Да я и в Бога поверил после очередной антирелигиозной лекции о том, что Бога нет. Меня тогда еще поразило, что нам говорят о том, о чем мы еще не думали, мне тогда было13 лет. Нас убеждали, что нет Бога, но почему они отвергали Того, Кого нет? Зачем утверждать в нас неприятие к Тому, Кого нет? Именно это толкнуло меня спросить своего одноклассника о том, что он думает по поводу того, есть Бог или нет. И сразу после того, как я задал этот вопрос вслух, я услышал внутри себя этот вопрос, что я сам думаю об этом? Я даже не помню, что мне ответил одноклассник, я просто ушел в изучение этого вопроса. Уже тогда я проявлял дотошность в исследовании. Я просто начал Его испытывать, то есть опытным путем изучать этот вопрос. Я понимал, что для того, чтобы эксперимент был чистым, надо сначала предположить, что Бог есть и выполнить все требования Его для моей жизни. В те времена с Библией была напряженка, Она не издавалась ни попами, ни тем более светскими изданиями. Приходилось многое додумывать самому и склеивать разрозненные знания о Боге. На самом деле, я просто придумывал свои правила, по которым Бог действует, Бог и действовал на моих условиях. То, что я называл плохим, было плохо и для Бога. Но то, что я называл хорошим, было хорошим и для Бога. Теперь я понимаю, что Он просто мотивировал меня принять Его как Всемогущего Бога. Я даже ничего не знал еще об Иисусе Христе и Его жертве на Голгофском Кресте, но это не мешало Ему приходить ко мне всегда и наказывать меня или поощрять в моих проявлениях. Он просто приучал меня к мысли, что Он живой, Он реальность и что Он все видит.
Именно в этот период сатана стал меня сильно искушать и предлагать свои варианты «хорошего». Но в сердце моем уже сложилось определенное правило, по которому я обязан был искренно раскаиваться во всех своих грехах. Поэтому сатана тоже послужил для формирования моего христианского характера, как в случае с Иовом.
Так постепенно я расстался с постоянным внутренним комфортом и постепенно свыкся с мыслью, что я грешник. Временами Бог давал мне вести себя правильно и тогда я обретал нечто прекрасное, но проходило время, и я вновь делал что-нибудь неправильное. Короче говоря, Бог формировал мой характер всеми доступными средствами. Но самое ценное, что Господь сделал в этот период – это то, что Бог стал для меня не просто реальностью, но неотъемлемой частью моей жизни. Он имел право судить меня и оправдывать уже на Своих условиях. В таком вот состоянии, не имея учителя по плоти, не имея наставника внешнего, не имея Писаний топал по жизни с открытой душой.
Вспоминается интернат, где я учился, и плакат при входе в вестибюль здания, который гласил: «Не хлебом единым жив человек…», а внизу подпись: Макаренко. Я тогда еще не знал, что это слова Иисуса Христа в усеченном виде, но Господь постоянно обращал мое внимание на этот плакат.
В советское время евангелизацией занималась не «церковь» православная, а вот такие плакаты, иногда можно было в фильме услышать какую-нибудь евангельскую цитату. В песнях, в поступках, в людях, которые сохраняли в себе мир. О Христе говорил календарь, суббота, воскресенье, даже летоисчисление от Рождества Христова.
В те времена я еще не занимался поисками Писания, я просто испытывал Бога.

Leave a Reply

 

 

 

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha