Пастырь Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
д. Литовня






Пастор Владимир «Житие мое» (автобиография) — ПУТЬ К ПОКАЯНИЮ.

Пастор Владимир - Житие мое - автобиография

Кого как, а меня армия настроила на пророческий лад.


И действительно, я стал видеть наперед, что будет происходить. Поначалу, это забавляло, а потом стало угнетать, когда начал видеть то, к чему, мягко говоря, не стремился, а грубо говоря, старался от этого дистанцироваться.
Так уж устроен человек, как говорится, рыба ищет где глубже, а человек, где лучше. Человек комформист и этим всё обусловлено. Я не отличался, в этом смысле, от других — воспитание и влияние окружения. Особенно после армии хотелось побалдеть немного. Я и начал балдеть. До сих пор самому стыдно, но, как говорится, из песни слов не выкинешь.
Как прилетел с Дальнего Востока на самолете в Москву, так и началась моя гражданская греховная жизнь: пьянки, гулянки и прочие, как говорится, нехорошие излишества.
После того, как немного протрезвел, устроился на работу к родной матери — дворником, а точнее озеленителем: зимой снег с Лермонтовского бульвара сгребать, а летом косить траву у Курского вокзала и подметать, тот же, Лермонтовский бульвар.
Отработав ровно год, уволился и устроился охранником в ВОХР, охранять кремлевскую электроподстанцию. Именно там у меня открылось пророческое видение.
А началось всё с моего увлечения стихами. Прочитав, однажды, Омар Хайяма, попытался написать свои четверостишия. Понравилось, увлекся, ну и началось. Писал, сначала, политическую сатиру, а затем незаметно перешел на религиозную тематику.
В охране я, так же, долго не засиделся. Ровно через год уволился и оттуда. После этого попытался устроиться гончаром, но, как ни странно, моя тяга к творческому отношению ко всему, помешало стать гончаром. Дело в том, что на этом Экспериментальном Творческом Комбинате, напрочь отсутствовало творчество — всё надо было делать по лекалам и шаблонам. А я не способен был на это. Ну не умею я заниматься рутиной, тянет меня на нестандартные действия и изделия. Я и напряг свою фантазию, делая то, что в советское время было не принято: монстров и инопланетян — скульптурные сатирические изваяния, благо глина была бесплатная. Короче, не пришелся я, там, ко двору. В этот раз я не продержался года, меня попросили раньше оставить комбинат.
Не долго думая, я устремился в другое творческое плавание — устроился монтировщиком в филиал Малого Театра. Просто прогуливался с девушкой по Ордынке, она мне и говорит: — вот филиал Малого Театра, возьми и устройся туда. Я не стал рассуждать, чтоб обо мне не подумали, будто я трус, и зашел туда через служебный вход. И, как ни странно, в этот момент там оказался бригадир монтировщиков сцены. Не знаю, чем я ему приглянулся, но он решил взять меня на работу.
Хотя я там, тоже, долго не задержался, но зато получил рекомендацию в театр ВТО(впоследствии СТД).
Мы постепенно приближаемся к моменту моего покаяния, которое началось с явного падения.
Дело было в самый разгар перестройки. Театр этот был гастрольный, не имеющий своего здания. Поездил я с ним по всему Советскому Союзу: Украина, Казахстан, Белоруссия и пр., единственно где не был — это Прибалтика.
Когда в 1988 ВТО переименовали в СТД, сменили всё руководство, я начал скатываться в пропасть. То ли нервы не выдерживали оттого что происходило вокруг, то ли чувствовал что-то в своем пророческом видении, но мне реально было плохо. Дошел до того, что искал успокоение в наркотиках. Меня спасло то, что сам себя я колоть так и не смог, поэтому просто пережил ломку. Однако, я чувствовал приближения чего-то необычного в мою жизнь. Внутри меня, кто-то говорил, что скоро я встречусь с тем, что меня полностью изменит. И именно в это время у меня произошел удивительный случай.
В ту пору появились из-за рубежа маленькие Библии из рисовой бумаги. Все вокруг знали о моей любви к Господу, и один мой знакомый предложил мне такую вот Библию. Я, честно говоря, обалдел от такой книжки, и мечтал её иметь. Знакомый сказал, что она стоит девяносто рублей — я получал, в то время, сто рублей в месяц. Но меня это не волновало — я хотел иметь эту Библию. Было время аванса и мне пришлось занимать деньги, чтоб купить книгу. Я даже не помню, чтоб я рассчитывал свои финансы, на что я буду дальше жить. Было состояние, которое описывает рав Шауль(апостол Павел):
«Я не стал тогда же советоваться с плотью и кровью,…»
Получив Библию в личное пользование, я не мог её даже открыть, не знал с чего начать. В советское время Библию не выпускали, евангелия не печатали — это вопросы к православным. Но теперь я обладал чем-то очень важным для меня, но понять, чем ценна Библия я не мог.
Однако провидение свело меня с верующим человеком. Мне, как всегда, повезло на необычность моих гидов в мир Божий. Если благовествовал мне атеист, то к покаянию призывал бывший авторитет, который полжизни провел на зоне и держал в страхе целый район Москвы. В свое время, когда он отсиживал очередной срок, он познакомился с пятидесятниками, которых в шестидесятых — семидесятых сажали за нарушение закона о запрете пропаганды религии.
Когда я с ним встретился он еще попивал водку и курил. Мы познакомились на отдыхе в палатках, куда меня затащил тот самый знакомый, который продал мне Библию, именно для того, чтоб познакомить меня с этим верующим, которого звали Александр Гаврилович. Мы называли его просто — Гаврилыч.
Как сейчас вспоминаю, наши с ним беседы. Минут пятнадцать разговор шел о покаянии и о евангелии, а полчаса о тракторах и моторах.
Мы с ним прообщались около месяца, а затем пришло время уезжать домой, наступала осень.
Вновь и вновь, ясно вижу тот вечер, когда никого из живущих в палатках не осталось, были только Гаврилыч и его брат по вере, который специально приехал из Москвы, тоже Александр, мы звали его Шурик.
Вот мы сидим в последней оставшейся палатке, и Гаврилыч читает мне место из Писания: «Бог, сотворивший мир и всё, что в нём, Он будучи Господом неба и земли,не в рукотворенных храмах живет и не требует служения рук человеческих, как бы имея в чем-либо нужду, Сам давая всему жизнь и дыхание и всё.» Когда он дошел до этого места внутри у меня вдруг всё загудело и запело. Как будто внутри у меня была арфа, по которой Некто провел невидимой рукой. Мне стало стыдно, больно, но произошло очищение, в миру это называют катарсис, но чувство было настоящее, а не просто освобождение от грехов. Здесь смешалось всё и боль, и разочарование своей предыдущей жизнью, и радость встречи с неизвестным, но прекрасным. Короче, не помня себя, я начал рыдать, без всяких видимых причин. Шурик был даже несколько смущен, но Гаврилыч, будучи более зрелым христианином, увещевал: — это бывает, это Дух Божий его касается. Затем Гаврилыч предложил выйти на воздух и помолиться, как это принято у пятидесятников. Я тоже вышел. Я не знал, что надо было говорить, но дух, внутри меня, сам открыл мои уста и я запел, даже не понял на каком языке. Голос получился низким и зычным. Так, в начале сентября 1988года, я родился в Господе.

1 comment to Пастор Владимир «Житие мое» (автобиография) — ПУТЬ К ПОКАЯНИЮ.

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha