Пастырь Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Приднестровье
с. Владимировка






РАЗРЫВ ВИЗАНТИИ И РИМА (история)

разрыв между Римом и Константинополем

Первый серьезный спор между восточными и западными христианами произошел по вопросу о предопределении.
Учение о предопределении было впервые разработано Августином Блаженным (354-439). Этот отец Церкви и христианский философ учил, что «Божье решение: кого спасти и кого погубить, — не подлежит никакому сомнению, изменению или нарушению, так как оно неоспоримо и непреложно.


ВОЗНИКНОВЕНИЕ РАЗНОГЛАСИЙ. СПОР О ПРЕДОПРЕДЕЛЕНИИ.

Первый серьезный спор между восточными и западными христианами произошел по вопросу о предопределении.
Учение о предопределении было впервые разработано Августином Блаженным (354-439). Этот отец Церкви и христианский философ учил, что «Божье решение: кого спасти и кого погубить, — не подлежит никакому сомнению, изменению или нарушению, так как оно неоспоримо и непреложно. Он учил, что в греховной природе человека нет ничего такого, что располагало бы его к святой жизни и влекло к Богу. Он доказывал, что в момент грехопадения человек утратил не только «образ Божий и подобие», но и свободную волю». Учение Августина было одобрено и принято Западной Церковью на Соборе, состоявшемся в Ароссио, в 529 году.

Такое решение Собора было продиктовано необходимостью борьбы с другой богословской крайностью, проповедуемой в Африке Британским монахом Пелагием. Пелагиане отрицали наследственность первородного греха. Будучи сам строгим аскетом и познакомившись с другими аскетами, Пелагий учил, что человек имеет свободную волю и способен совершенствоваться и достигать вершин святости без внешнего воздействия и помощи благодати Божией.

Пелагий и его ближайший сподвижник Целестий настаивали на проповеди о всеобщем спасении, которое получает каждый верующий при условии нестяжательства, соблюдения всех заповедей и ведения праведной жизни, с соблюдением всех правил благочестия. По учению Пелагия каждый человек способен совершать добрые и злые поступки по собственной воле и в конечном счете обрести спасение собственными силами, не нуждаясь в божественной силе благодати.

«И в 411 г. против Пелагия и Целестия выступил Августин, епископ города Иппона. В сочинении “О Духе и букве” он утверждает о греховности человеческой природы и очищающей силе благодати: “При решительной и всеобщей порче человека, если некоторые спасаются: то это те, которые предопределены на то и только для сих избранных Христос приходит в мир».

Так было заложено основание учения о предопределении. Ефесский Собор (431 г.) подтвердил осуждение учения Пелагия, но об учении о предопределении там не было сказано ни слова. Зато на новое учение о спасении не по делам, а по благодати очень живо откликнулось монашество. Иноки андруметские, стяжавшие великую славу на поприще умерщвления своей плоти, предъявили Августину претензии, ведь по его учению выходило, что все их иноческие подвиги напрасны. Спорить со святыми старцами было тяжело, и полемика растянулась на все оставшиеся годы жизни Августина. После его смерти затянувшиеся споры продолжил ученик Августина Проспер Аквитанский. Оппонентом его выступил св. Кассиан Марсельский.

Св. Кассиан, ученик св. Иоанна Златоуста, посланный в Рим для защиты своего учителя, поселился в Марселе и основал там монастырь св. Виктора. В споре о благодати и предопределении он и монахи выступили с опровержением учения Августина, ссылаясь на восточную традицию. В отношении первородного греха они учили, что человек создан по образу Божиему и подобию, и что его природа предрасположена к добру, но грех затемнил ее, тогда как Августин учил, что человек мертв, вследствие греха, и может спастись только благодатью, а его личные заслуги не играют в деле спасения никакой роли.

Но ни Августин, ни его ученики не отстаивали своего учения до конца. После того, как им удавалось утвердить в церковном сознании главенство благодати и спасения по вере, они старались смягчить формулировки, связанные с сохранением святых. «В одном из своих последних трудов, написанном в 428 году, “О предопределении святых по даре утверждения в добре” Августин старается занять как можно более нейтральную позицию». Спор о благодати и свободе, вызванный пелагианством и учением Августина, оказал исключительное влияние на развитие богословия. Он продолжается до сих пор. Но тогда Восток и Запад впервые разошлись в понимании важного вопроса христианской жизни.

К глубокоау сожалению это был только первый из череды конфликтов, приведших к расколу Церкви на восточную и западную (православную и католическую).

ПРОТИВОСТОЯНИЕ ИМПЕРАТОРА И ПАПЫ.

Крайне негативным фактором, мешающим единству христиан, были политические амбиции папы и его стремление к мировому госполдству. Это не могло не привести к конфликту с византийскими императорами, которые считали себя не только политическими лидерами, но и духовными вождями «ойкумены».

В период иконоборчества, разногласия между папским престолом и исаврийской династией привели даже к вооруженному конфликту, когда император-иконоборец снарядил целый флот для вторжения в Италию и ареста Папы, дерзнувшего отлучить его от Церкви. И хотя впоследствии, при императрице Ирине этот конфликт между Римом и Константинополем был улажен, противоречия между двумя центрами власти оставались.
ПРОБЛЕМА Filioque

Символ веры, который традиционно используется в римской Церкви, имеет в той части, где речь идет об исхождении Святого Духа, добавку, которой, однако, нет в первоначальном тексте Константинопольского Собора — это: Дух исходит не только от Отца, но и от Сына. Эта добавка явилась причиной длительных разногласий между католической и православной Церквами. Остановимся на этом подробнее.

И на Востоке и на Западе были отцы Церкви, которые утверждали, что Святой Дух исходит от Отца через Сына. Так полагали александрийские отцы: Ориген, Афанасий, Кирилл (около 444 года), а также каппадокийские отцы: Василий, Григорий Нисский и Григорий Назианзин. На Западе Filioque был впервые введен в 589 году (Толедский Собор) как противовес арианскому тезису. Поначалу Рим отказывался изменить исходный текст, но потом (в 1014 году) согласился на новую формулировку. Греки, хотя и реагировали на это отрицательно, но не представляли себе, что это может стать причиной разделения двух Церквей. Только в 1054 году, в бытность Михаила Керуллария патриархом, когда дело шло к расколу, вопрос о Filioque становится дополнительным аргументом при действиях восточных церковников. На Лионском Соборе (1274 год) и на Флорентийском Соборе (1439 год) Восточной Церкви предлагается не вводить Filioque, а просто признать законность его использования Западной Церковью. Две различные позиции можно считать двумя различными способами толкования одной и той же тайны Троицы. Восточная традиция склонна подчеркивать преимущественно, что Отец есть единственный источник жизни Троицы. Римская традиция делает основной упор на единосущности всех ипостасей: Отца, Сына и Святого Духа. В первые восемь веков эта разница не нарушала единства веры Востока и Запада.

В современных дискуссиях даже некоторые православные богословы допускает, что Filioque, существующее в западной традиции с IV века, никогда не являлось препятствием для церковного общения в таинствах.

Все вышесказанное убедительно доказывает, что проблема filioque послужила лишь поводом для разделения Церкви, причина которого кроется совсем в другом.

ПРОБЛЕМА ПЕРВЕНСТВА В ЦЕРКОВНОЙ ИЕРАРХИИ

Одним из спорных вопросов являлся вопрос о первенстве Церквей во вселенской иерархии.

«Почетное первенство Церквей утверждено было в законах императора Юстиниана I, который указывает на это в своих 123-й и 131-й новеллах.

Церковь управлялась пятью главными епископами (патриархами или папами), в юрисдикцию которых входили поместные епархии. Патриарх был равен по благодати всем остальным епископам Церкви, но, в пределах своей юрисдикции, он имел над ними административное старшинство. Это не давало ему права что-либо менять в учении, принятом Вселенскими Соборами и ставшим обязательным для Церкви в ее целом. Патриархи имели следующее почетное старшинство между собой: Римский, Константинопольский, Александрийский, Антиохийский и Иерусалимский.

Папа Римский, «первый среди равных» (primus inter pares), не имел в силу этого никаких юрисдикционных прав над другими патриархами, вопреки утверждениям католиков.

Таков был принцип «пентархии», или управления «пяти». Почетное первенство Рима и равные права патриархов подтверждены были в 691 г. на Трульском Соборе, явившимся продолжением VI Вселенского Константинопольского Собора. Император Юстиниан II добился от папы Иоанна VII (705— 707) согласия Римской Церкви на Трульские каноны, посланные в Рим.»

Так управлялась Церковь, бывшая — согласно «Символу Веры» — Единой, Святой, Соборной и Апостольской.
Каковы же были причины, побудившие Римских пап добиваться главенства над другими патриархами?

Во-первых, желание возродить утерянный престиж Рима — столицы вселенной. Нельзя забывать, что восточные патриархаты занимали территории, которые входили в Римскую империю как заурядные провинции, завоеванные легионами и веками управляемые римскими проконсулами.

Во-вторых, перенесение столицы в Константинополь сильно ослабило влияние императоров на Западе и в самом Риме. Это позволило папам вести более независимый образ жизни и проводить свою политику, что было бы невозможным при постоянном пребывании в Риме императоров.

Наконец, как это ни парадоксально, возвышению пап способствовали и варварские нашествия на империю. Власть папы, оставшаяся нетронутой среди всеобщего разрушения, приобрела ореол неприкосновенности и крепости.

Тем временем, под давлением врагов и благодаря внутренним распрям постепенно умалилось значение восточных патриархатов, Александрии. Антиохии и Иерусалима. Константинополь остался в глазах Рима единственным соперником в делах церковных и политических, соперником, блиставшим культурой, предметом зависти всего тогдашнего мира.

Первые притязания пап носили скорее характер личных выпадов и темпераментности, чем преднамеренного еретического толкования евангельских текстов. Папы верно учитывали обстоятельства, благоприятствовавшие их притязаниям.

Прочным фундаментом для укрепления народившегося папского властолюбия, со временем выразившегося в «папоцезаризме», послужило приобретение ими светской власти. Решающую роль тут сыграло франкское племя.

С другой стороны в Византии Церковь была подчинена императорской власти. Патриархи константинопольские почти полностью зависели от византийских базилевсов, которые считали себя наследниками и хранителями римских традиций, согласно которым в руках императора сосредотачивалась как светская, так и духовная власть. Однако мощь византийского государства со временем начинала ослабевать, как из-за внутренних конфликтов, так и внешней угрозы.

«С середины VII в. Византия подверглась атакам Арабского Халифата. Халифат захватил Антиохию, Александрию, Иерусалим, Сирию, а славяне — балканский полуостров. В этих условиях Италия стала освобождаться от зависимости Византии. Ослабляли Византию политические и идеологические противоречия. В VIII в. римская Церковь освобождается из-под опеки Византии, образуется Папская область. С этого периода власть пап возрастает.

Между Римом и Византией в IX в. возникли территориальные споры. И та и другая Церковь претендовала на Сицилию, Южную Италию. Обострению отношений способствовало принятие христианства Моравией. Моравия приняла христианство от Рима. Но затем, стремясь избавиться от папского диктата, пригласила в 863 г. духовную миссию из Константинополя — Кирилла и Мефодия. Болгары отказались принимать христианство от Рима, в 865 г. их крестили византийские священники. Все это обостряло соперничество. Конфликт между Римом и Константинополем разрастался, несмотря на то, что Византии угрожали сельджуки, а Риму — новая сила: норманны.»

А может быть дело проще — Рим некогда взял в свои руки идею унификации христианства, то есть подвести под общий, ими установленный, стандарт и не хотел расставаться с ней (что и подтвердил раскол).

Уточню, я здесь говорю о роли Рима, которую он сыграл в истории христианских доктрин.

Рим со времен своего разорения оставался деревней с богатым прошлым; первую скрипку играла Византия. Как совершенно справедливо заметил Ересиарх, Рим возвысили франкские короли. Но зачем они это сделали?

Это достаточно спорно. Римская епархия среди других великих епархий всегда отличалась сильным иерархическим началом. Связей с Византией было мало, переводчиков с греческого почти не водилось, образованность оставляла желать лучшего. Наместников и посланников императора на Западе более не существовало, но этого не случались с церковью. Когда образовывались варварские государства, папа и епископы выступали как представители территорий. Церковь была единственной преемницей и юридических установок Империи, поэтому церковная среда становится элитарной, и так по многим позициям.
Церковь воспользовалась этим, это не короли делегировали полномочия, это авторитет, традиция, сила которой тем более ощущалась в Средневековье. Интеллектуальное превосходство церкви было очевидно.

Далее эта идея разрослась до глобальных размеров, как это всегда бывает с (институтами и людьми), впитавшими в себя идеи первенства (тем более мессианские).

Империи наследовала Империя. Почему эта традиция не возникла в Византии? Вот уж где были основания… Почему там не появился «непогрешимый Патриарх, наместник Св. Иоанна на Земле»?

Потому, что византийский патриарх осознавал себя членом пентархии патриархов, не главой церкви, первым среди равных. Рим и Византия вели спор о статусе «первого среди равных», но греческий патриарх никогда не претендовал на роль главы всей церкви. Переписка между папами и патриархами- это вообще песня. Среди пап многие болезненно воспринимали, когда патриархи называли их просто «брат», самомнение было велико!

РАСКОЛ 1054 ГОДА

1054 год — один из самых печальных в истории Церкви. Этот год знаменует раскол между Восточной и Западной Церквами. Отдельные разногласия, которые возникали между Востоком и Западом в первом тысячелетии истории Церкви, накапливались и вызывали взаимное недоверие. Противоречия в сознании питаются разностью культур, религиозных и политических интересов. Когда души ожесточаются, то повод для разделения всегда найдется.

«В начале второго тысячелетия отношения крайне обостряются. Патриарх Сергий (999 -1019) и патриарх Михаил Керулларий (1043 -1058) вычеркивают имя папы из диптихов своей Церкви (из списка тех, кого упоминают за богослужением). Это ответ на смещение «антипапы» Иоанна Филагата, который должен был сменить Григория V, первого папу немецкого происхождения. Впоследствии Михаил Керулларий, не доверяя римлянам, отвергает их предложение вместе сражаться против норманнов, которые захватывают византийские епархии в Италии. Он закрывает все римские церкви в Константинополе. Запад обвиняют в применении пресного, т.е. незаквашенного хлеба для причастия, в опускании славословия «Аллилуя» во время поста, в употреблении в пищу задушенных животных, в обете безбрачия для священников, во вставке в «Верую» (в Символ Веры). Папа Лев IX отвергает эти обвинения с помощью своего столь же знаменитого государственного секретаря, кардинала Гумберта из Сильвы Каидиды; он, в свою очередь, обвиняет греков в мнимых отступлениях.

Папское посольство, возглавляемое Гумбертом, встречается с императором Константином, склонным к миру; оно также сталкивается с сопротивлением со стороны патриарха Михаила Керуллария. Кардинал Гумберт доставляет в собор Святой Софии буллу, содержащую анафему, т.е. церковное отлучение патриарху и его приверженцам, и после этого возвращается в Рим. Говорят, что кардинал Гумберт был человеком, менее чем кто-либо способным примирить обе стороны. Его нетерпимость была, к сожалению, не меньшей, чем у греков. Законность этого отлучения является спорной, так как тем временем папа Лев IX скончался и, если рассматривать дело с юридической точки зрения, то кардинал не мог отлучать от имени усопшего папы. Более важен вопрос исторической вины. Мы ее видим и с той и с другой стороны. Обе стороны отдавали себе отчет в серьезности разделения. Обе стороны придавали слишком большое значение вопросу о власти внутри Церкви; стремление к соблюдению собственных интересов сужало их горизонты.»

Много позже, во время встречи Павла VI с Вселенским патриархом Афинагором I (1964 -1967), было заявлено о полном и взаимном аннулировании всех прошедших отлучений.

ПОСЛЕДСТВИЯ РАСКОЛА

Раскол имел крайне негативные последствия для всего христианского мира. Распри, папа и патриарх, их взаимные обвинения и угрозы, взаимная ненависть привели к тому, что христиане не смогли объединиться к отражению исламской угрозы. В результате Египет, Сирия, Палестина, Малая Азия, которые в свое время были населены преимущественно христианами, оказались под властью мусульман. Более того, в конечном итоге, эти распри способствовали падению Византийской Империи, которая была ослаблена нападением крестоносцев, действующих с благословения Папы.

Последствия разделения ощущаются до сих пор, не смотря на то, что взаимные отлучения были давно сняты. Папа Римский до сих пор не может посетить Россию не взирая даже на приглашение Президента, так как Патриарх Московский и всея Руси всячески возражает против этого визита, обвиняя католиков в нарушении «канонической территории».

Противостояние Запада и Востока привело к тому, что разница между тем как проводятся богослужения, убранством храмов, одеждами священнослужителей усилилась. И в католицизме и в православии появилось большое количество традиций и доктрин, противоречащих евангельской простоте. Учение о спасении по вере стало подменяться антибиблейской доктриной о спасении через дела. И лишь реформация, начавшаяся на Западе и перекинувшаяся на Восток привела к возрождению истинно христианского учения. В наши дни нет и не может быть разницы между западными и российскими протестантами. И любой баптист, методист или пятидесятник, откуда бы он не был родом, будет чувствовать себя своим в любой братской церкви, в любом уголке земли. Как знать, может быть именно Российскому протестантизму Богом приготовлена миссия примирить все христианские деноминации на основе совместного служения Христу, исполнив завет Августина Блаженного : « В главном – единство, во второстепенном – свобода и во всем – любовь». Ведь только совместными усилиями можно исполнить великое поручение нашего Господа и Спасителя Иисуса Христа:

«19 Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа,
20 уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь.»

(От Матфея 28 гл.)

1 comment to РАЗРЫВ ВИЗАНТИИ И РИМА (история)

Leave a Reply

 

 

 

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha