Пастырь Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Приднестровье
с. Владимировка






Ричард Бек “Истории о демоническом”

Ричард Бек - Истории о демоническом

В прошлом году я сидел на заднем дворе и печатал на ноутбуке. Стояло чудесное утро – одно из тех, когда я работаю во дворе, в руках чашка кофе, а вокруг бегает собака.


Внезапно все стало очень плохо. С удивлением я увидел, как ко мне во двор зашел человек. На нем была шляпа, пояс с инструментами и флюоресцентный жилет. Он был с электрической компании и искал наш щиток.

Будучи в хорошем настроении, я спросил: “Проверяете счетчик?”

Он ответил: “М-м-м-м. Нет сэр. Я здесь, чтобы отключить электричество.”

В шоке я потребовал объяснений: “Выключить электричество?”

“Да, сэр.”

“Но почему?”

“За неуплату.”

Теперь я по-настоящему запутался: “Неуплата? Но у нас автоматическая банковская тратта. Как у нас может быть неуплата?”

Человек забеспокоился, как будто я собирался наброситься на него. “Сэр, я не в курсе. Я знаю только, что мне нужно отключить электричество. Я просто выполняю свою работу.”

Я сделал глубокий вдох…


В тюрьме, где я провожу библейские занятия, мы на короткой ноге с заключенными. Но охранники остаются для нас чужаками. Заключенные рассказывают истории о несправедливых и враждебно настроенных охранниках. Другие добровольцы рассказывают истории об охранниках, которые пытаются сорвать библейские занятия, начиная с того, что они не включают кондиционер, и заканчивая заявлениями о том, что у них не хватает сотрудников, поэтому они не могут разрешить занятия.

Я понял,что охранники остаются для меня загадкой. Поскольку у меня не было личных отношений с ними, таких как с заключенными, я заметил, как легко проецировать на них свои чувства.

По дороге в часовню Боб, который ведет занятия, замечает, проходя мимо охранников в конце рабочей смены:

“Я сочувствую этим охранникам” – говорит он – “Это тяжелая работа. Плюс большинство из них работают на второй работе, что свести концы с концами.”

Внезапно с моих глаз падает чешуя. Я смотрю на проходящих мимо меня охранников в совершенно новом свете. Они преображаются из анонимных противнико в уставших матерей и отцов, которые работают на двух работах, чтобы у них на столе была еда.

Ко мне в офис приходит студентка. Она раздражена тем, что ей пришлось ходить из одного офиса в другой по всему кампусу. Она попала в силки университетской бюрократии, из-за которой у нее появились сложности с тем, чтобы выпуститься через несколько недель. Она ходила из одного офиса в другой. И хотя работники были с ней безупречно вежливы (все таки это христианский кампус), никто не мог помочь ей. Он просто отсылали ее со словами: “Извините, мы не можем вам помочь. Почему бы вам не поговорить с…” Ее жизнь превратилась в вузовскую версю кафкианского кошмара.

И вот она сидит передо мной, одним из ее старших преподавателей, спрашивая, поможет ли ей факультет психологии. У меня появляется искушение сказать ей: “Я сожалею, но я не могу вам помочь. Попробуйте обратиться…”, выполнив тем самым свою роль винтика в машине.

Истории о демоническом.

Полагаю, это описание может показаться чрезмерно раздутым. Но за последние несколько лет, читая работы таких людей как Уильям Стрингфелло, я много размышлял о том, как бюрократические структуры лишают нас человечности.

Подумайте об историях, приведенных выше. В каждом случае люди не взаимодействуют напрямую. Мы взаимодействуем через властные структуры мира. Я не знаю имени человека, который собирался отключить электричество у меня на заднем дворе . А он не знает моего имени. Наши отношения основаны на нашем месте в бюрократической властной структуре. Он представитель электрической компании. Я – адрес на его рабочем заказе. Вот как определяются наши отношения. Это отношения, лишенные человечности. И в результате мне нужно прилагать массу усилий, чтобы проявить к этому человеку уважение. Он не виноват. Но все в этих лишенных человечества отношениях заставляет меня закричать на него. Направить свой гнев на него.

Думая о тюрьме, я начал замечать, что из-за моих близких отношений с заключенными, мне нужно внимательно следить за своими чувствами к охранникам. Из-за того, что для меня они анонимны, я могу позволить впечатлениям заключенных повлиять на мои впечатления. Если я не буду осторожен, я буду захвачен лишенной человечности динамикой тюремной жизни с “охранниками” на одной стороны, а “заключенными” – на другой стороне. Опять же отношения начинают определяться ролями во властной структуре.

Я думаю о студентке, которая попала в бюрократический кошмар на моем кампусе. Большинство из нас понимают ее беду, нас тоже гоняли по офисам, от одного бюрократа к другому, когда нам никто не мог помочь. Каждый человек, с которым вы сталкиваетесь, мил и хочет помочь, но правила и инструкции связывают ему руки. Трагедия студентки была в том, что эти правила и инструкции начали определять отношения этой студентки с университетом. Она оказалась против “системы”, которой она, кажется, безразлична. Да, людям в системе не все равно. Они бы хотели помочь. Но у них нет “власти” помочь. Система связала им руки. Опять-таки отношения лишены человечности. Студентка имеет дело с “офисами” на кампусе, а не с людьми.

Я прихожу к выводу о том, что одна из демонических сил в современной жизни проявляется в том, что мы все больше взаимодействуем друг с другом через бюрократические системы. Когда я ловлю себя на том, что кричу на человека, который стоит передо мной, то, скорее всего, я не злюсь на этого человека конкретно. Вероятней всего, я кричу на представителя системы. Представителя, который после работы пойдет домой на ужин. И может быть по дороге он купит выпивки, чтобы расслабиться. Ведь у него был тяжелый день. Особенно из-за того парня, который наорал на него за то, что у него выключели электричество…

Каждый день мы боремся за свою человечность в системе, которая лишает нас человечности. Можем ли мы прорваться сквозь бюрократический туман и увидеть перед собой живых людей во плоти? Официанта. Менеджера. Служащего. Кассира. Секретаря. Рефери. Полицейского. Посыльного. Финансового консультанта. Налогового инспектора. Тренера. Директора школы. Служителя в церкви. Парня, который отключил вам электричество…

Продолжать можно бесконечно. Если мы не будем осторожны, если мы не будем бодрствовать, если мы не будем в молитве, современная жизнь лишит нас человечности. Это демоническая сила, которой нужно противостоять. Я постоянно возвращаюсь к словам Уильяма Стрингфелло: мы должны жить по-человечески в условиях падения.

Жить по-человечески в условиях падения. Поскольку наша битва не против плоти и крови, а против властей в небесных пределах. Против этих сил обесчеловечения, которые командуют парадом, но которых нельзя локализовать в пространстве и во времени. Я не могу по душам поговорить с электрической компанией. Я могу взаимодействовать с электрической компанией только через бюрократические каналы и через ее представителей. А сила, скрывающаяся за ней, сидит нетронутой, в то время когда я кричу на парня у меня на заднем дворе.

На прошлой неделе я закончил свою часть тюремных библейских занятий такими словами:
Однажды в одной бедной семье родился мальчик. Он не знал, что делать со своей жизнью, и потому вступил в армию. Через несколько лет его направили в горячую точку на забытую Богом базу в пустыне. Это была худшая служба, на которую его только могли назначить. Это было очень опасное место. Каждый день ему приходилось жить среди враждебного населения, которое ненавидело его и сам вид его военной формы. Плюс это место кишело мятежниками и террористами.

Так или иначе, однажды утром солдат отправился на службу и узнал, что его назначили проследить за казнью трех осужденных мятежников. Содат покачал головой. Он не подписывался на это. Его жизнь полный отстой. “Они слишком мало мне платят” – думает он – “за это дерьмо, которым мне приходится заниматься”.

Он не знает, что в тот день он казнит Сына Божьего. Он просто идет на службу, отмечается на работе, особо не высовываясь. Он просто старается остаться в живых, протянуть этот день и послать немного денег домой в Рим.

И вот почему, я думаю, Иисус молится: “Боже, прости их, потому что они не знают, что делают”.
Мало кто из нас знает, что делает.

Leave a Reply

 

 

 

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha