Пастырь Раввин Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
с. Литовня






С. Гордон «Тихие беседы о служении» — Отряд Гедеона просеянные для служения

С. Гордон - Тихие беседы о служении

Спасение для всех. Для служения бывают избранные. Все могут служить. Если не все служат, то это потому, что не все одарены качеством, необходимым для служения. Требуемые качества в сердце. И каждый из нас может развить их в себе. Чтобы руководить другими, требуются способности умственные наравне с сердечными. Но Учитель Сам выбирает людей для этого служения.


Господь требует лучшее
Спасение для всех. Для служения бывают избранные. Все могут служить. Если не все служат, то это потому, что не все одарены качеством, необходимым для служения. Требуемые качества в сердце. И каждый из нас может развить их в себе. Чтобы руководить другими, требуются способности умственные наравне с сердечными. Но Учитель Сам выбирает людей для этого служения.
Когда Его Дух коснется человеческого сердца, явится радостная готовность исполнить всякое служение; и каждое служение будет принято, как честь, потому что Он его назначил. В чем оно состоит, не будет иметь никакого значения. Служить будем Ему по Его желанию, и к достижению этой цели, мы конечно, приложим все, что имеем лучшего.
Великий учитель и руководитель, ап. Павел, посвятил целую главу вопросу об избрании для служения. Она находится в Первом Послании ко вновь образованной церкви в Коринфе. Там возникли разногласия, требующие строгого суждения любимого основателя церкви. Одно из них касалось служения.
Некоторые члены, казавшиеся по своим блестящим способностям более пригодными к служению, гордились этим и превозносились перед другими, которые в свою очередь завидовали им. Дух гордости и зависти вкрался в новую церковь, возникли споры и разделения; появился мирской дух соревнования и соперничества, который никогда не должен бы овладевать учениками Христа.
В своем послании Павел высказывается прямо и здраво с примесью большой нежности. В начале послания он обращает внимание на то, что между ними, призванными, не много мудрых по плоти, не много сильных, не много благородных. Напротив: «Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых; и немощное мира, чтобы посрамить сильное. И незнатное мира и уничиженное и ничего не значущее избрал Бог, чтобы упразднить значущее, — для того, чтобы никакая плоть не хвалилась перед Богом», от Которого все исходит и всегда будет исходить.
Приводят часто эти слова, доказывая, будто Господь предпочитает слабых. Это, конечно, неверно. Богу нужно самое лучшее, и для исполнения предназначенного Им Он ждет, пока не найдется человек, способный быть руководителем. Это часто значит: человек сокрушенный, разбитый, а затем обновленный, в котором прирожденная сила будет подчинена новым законам.
Иаков был избран не потому, что он был достойнее Исава, но по слабости старшего брата. Нравственный уровень Иакова был низок, но он обладал качествами руководителя, которых Исав не имел. Однако неблагородный характер его представлял большие препятствия. Господь поступил с ним сурово, чтобы выдвинуть его нравственную силу. Иакову надо было потерпеть крушение, чтобы покориться добровольно повелению Божию. Ум его подчинился лишь, когда была обессилена плоть. Это была слабость упрямства. Упорство есть сила, недостаточно сильная, чтобы подчиниться.
Бог употребляет немощное
Несомненно, Господь постоянно употребляет людей, которых общественное мнение считает слабыми, глупыми, презренными. Ему нужны и люди способные, одаренные, образованные, и Он их употребляет, когда они Ему покоряются.
Но талантливые люди особенно подвержены искушению. Человек отуманен собственной силой творить великие дела. Ложное честолюбие способно мчаться без оглядки, как лошадь, закусившая удила.
Иной человек, не подозревающий, что в нем кроются особенные таланты, проводит иной раз долгие годы в неизвестности, пока вдруг что-нибудь не выдвинет его вперед, и способность руководить другими проявится. Из скромного, неизвестного ремесленника выработался известный всему миру великий миссионер Каррей, первый понесший Евангелие в дальнюю языческую Индию.
Бог не спешит. Он выжидает. Он требует от нас лучшего, что мы имеем, отданного Ему в полное распоряжение. Никогда не забудем, что нравственная и умственная сила исходит только от Него и только то пригодно к употреблению, что постоянно вдохновляется Его Духом.
Смысл этих слов ап. Павла ярко выступает в книге Судей Израилевых. Книга Судей может стать параллельно с 1Кор. 1 гл. В ней мы видим жизненные примеры того, о чем говорит Павел. Книга Иисуса Навина и Книга Судей представляют полную противоположность.
Преобладающая нота у Иисуса Навина — победа; в Книге Судей — поражение. Музыка Книги Навина — торжество. Книги Судей — плач, с арфами, повешенными на вербах. В Книге Иисуса Навина звучат песни радостные, торжествующие, воинственные. Книга Судей часто рыдает о притеснении и невольничестве. Живительный горный воздух окружает Иисуса Навина, ему светит солнце, перед ним простирается картина, полная обещаний. Книга Судей рисует мрачную, удручающую картину в темной долине. Однако и там мелькают светлые точки. В ней тени сменяются ярким светом, но преобладают темные краски.
Там встречаются семь поразительных примеров, употребленных Богом для Своих целей, странных, необычайных орудий. Левша одерживает победу и освобождает народ на восемнадцать лет (Суд.3:15-30). Земледелец простым воловьим рожном избавляет народ от притеснителей (Суд.3:31). Людей, пригодных к делу, было так мало, что пришлось женщине вступить в ряды и руководить народом; в результате — блестящая победа и сорок лет отдыха, от нападений врага (Суд.4:4-16; 5:1).
Простой кол от шатра и молот в руках женщины решают победу над врагом (Суд.4:17-24). Триста юношей с кувшинами и трубами обращают в бегство три войска трех народов (Суд. 6 и 7 гл.). Другой раз отломок жернова, брошенный женщиной с башни, обращает битву в пользу Израильтян (Суд.9:50-57). И такое простое орудие, как ослиная челюсть, в руках одного сильного человека служит для избиения тысячи людей (Суд.15:15-20).
Призыв добровольцев
Поговорим теперь об одном из таковых; взглянем на Гедеона с его отрядом трехсот юношей. Обстоятельства народа Израильского сложились тогда очень плохо. Мадианитяне заполонили страну и подвергли рабству народ. Две другие нации присоединились к ним. Они в громадном числе напали на урожай и истребили все всходы.
Они так притесняли Израильтян, что жизнь тех стала невыносимой, и они были принуждены бежать из своих жилищ и скрываться в погребах и горных ущельях. Затем по обыкновению народ вспомнил о Боге в своем горе и стал молить о помощи, и по обыкновению Господь тотчас простил им и обещал избавление.
Прежде всего избирается вождь — Гедеон, и он проходит полезную школу, которая может и нам оказать большую помощь. Затем уже обученный молодой вождь собирает свой отряд. Хочется особенно отметить, как эти триста воинов были избраны из нескольких тысяч для служения. Они были как бы просеяны. В этом многотысячном войске нашлось ровно триста человек, пригодных к тому служению, которое требовалось Господом.
Окиньте взглядом собранные тысячи: которые из них избранные триста? Никто не знал. Они сами не знали, пока не был произведен опыт. По тому, как они исполнили три предложенные испытания, они сами выдали себя. Так Господь всегда подвергает испытанию Своих избранников. Чем труднее служение, чем выше чин вождя, тем строже испытание. Испытание одновременно раскрывает качества человека и создает их.
Первое, что они имели — была готовность. Они все были добровольцами. Когда раздался клич, они поспешили к вождю. Гедеон выслал гонцов, глашатаев по всей стране. Они обратились сперва к его семье, потом к его племени и, наконец, к трем соседним племенам. Они оповещали, что Бог призвал Гедеона идти в поход против мадианитян и их союзников и зовет каждого на помощь. Гонцы быстро обежали все окрестности, пробуждая людей к действию и вызывая добровольцев.
Многие не откликались на требование. Некоторые были вполне равнодушны. Они слышали клич, но не отвечали на него и продолжали свое дело, будто ничего и не слышали. Другие прямо сопротивлялись. Они останавливались и прислушивались, но их тянуло назад, они не поддавались.
Некоторые осуждали. «Кто такой Гедеон? Какой-то выскочка! Он проталкивается вперед, чтобы его сделали вождем. Он ничего не понимает, у него нет ни опыта, ни искусства. Его люди обезоружены, — враги у них все украли. И, конечно, их число гораздо меньше, они только напортят дело. Этот смелый вождь Гедеон скоро сам пожалеет, что сунулся, когда попробует бороться с опытными вождями мадианитян». Много было толков, критики, но охотников не нашлось. Всегда легче критиковать, чем помогать, и такая критика везде встречается.
Попадались и насмешники: «Ха, ха, ха! вот нашли! Гедеон будет народным вождем! это просто смешно, бессмысленно!» Другие относились прямо враждебно; они протестовали, доказывали, что нечего обольщать народ надеждами, которые не могут осуществиться, они просто немыслимы. И эти люди удерживали других.
Добровольный народ
Но многие пришли. Целая толпа добровольцев сбежалась со всех сторон, принося оружие, которое удалось спасти. Они откликались охотно. Это была, без сомнения, смешанная толпа. Их было тридцать две тысячи. Эти четыре племени когда-то насчитывали сто восемьдесят четыре тысячи пятьсот человек, готовых в бой. А по другому исчислению у них было двести двенадцать тысяч воинов. По-видимому, теперь откликнулось значительное меньшинство.
Эти люди особенно годились для службы, потому что они имели охоту, и эта охота проявилась на деле. Усердие, добрая воля, есть большое качество. Господь ставит усердие в служении выше умения (2Кор.8:12). В пророческом 109 псалме говорится: «в день силы Твоей народ Твой готов», т.е. готовностью сердца отвечают они на Твой призыв. В служении Богу ценится эта готовность превыше всяких природных дарований (2Кор.8:12).
Бог готов принять все, что мы приносим от усердного чистого сердца. Еврейская скиния была сооружена на добровольные пожертвования. Народ приходил добровольно к Моисею со своими приношениями. Кто приносил золото и серебро, кто богатые шелковые ткани. Одна бедная женщина ничего не имела, но горячо желала также что-нибудь принести; она остригла одного из своих козлов и окрасила шерсть в красный цвет.
Затем однажды она пришла, робко положила свое скромное приношение на кучу собранных вещей и ускользнула. На куче золота, серебра и других богатых приношений этот пучок шерсти был еле заметен, но этот дар исходил прямо из сердца. Им была нужна козья шерсть, также как и золото, и ее приношение было принято, потому что оно исходило от сердца.
«Наша воля — на то наша, чтобы сделать ее Твоей…»
Это было первое испытание; тридцать две тысячи человек из этих четырех племен выдержали его.
Храбрые добровольцы
Теперь эти люди подвергаются второму испытанию. На следующее утро Бог изумил Гедеона, сказав ему, что у него слишком много людей. Если бы он одержал победу с таким многочисленным войском, он мог бы подумать, что сила в них. Они бы возгордились до того, что исключили бы Бога из всего этого дела. Каждый из них стал бы приписывать себе успех, и хвастовству их не было бы конца. Господь хорошо знает человеческое сердце.
Теперь Он уменьшит число, но выберет из них лучших. Войска расположены на склонах гор, над долиной. Через долину к северу простирался военный лагерь трех народов; их было громадное множество, — они размножились, как саранча в Египте; куда ни гляди, они кишели везде.
Гедеон обратился к своему войску со словами: «Вот неприятель, — взгляните хорошенько на него». — И они стали глядеть, и зрелище это их испугало, — они сообразили, какое было множество неприятеля, и стали дрожать от страха.
Тогда Гедеон сказал: «кто боязлив и робок, тот пусть возвратится и пойдет назад с горы Галаада». И он стал следить за ними, и, пожалуй, ему самому стало страшно. Они стали двигаться большими массами, и ряды стали редеть. Страх очень заразителен. И две трети войска исчезло за горами.
Должно быть, эти люди решили, что задача невыполнима; девизом их отступления были слова: «напрасный труд». Их было большое общество, и многие члены этого общества находятся с нами до сих пор. Подобное малодушие, как сорная трава, растет повсюду, не нуждаясь в обработке.
Однажды мне случилось беседовать с одним проповедником об известном во всем мире Христианском Союзе Молодых Людей. Я старался доказать, что именно в этом городе крайне желательна была бы подобная организация, чтобы отвлечь молодежь от греха и безделья и привлечь ее к живому Христианскому Союзу. «Прекрасная мысль», сказал он, «несомненно полезное предприятие, но у нас оно не выполнимо, здесь это не пойдет».
Я обратился к другому влиятельному лицу, и тот слушал со вниманием, одобрял, соглашался с необходимостью чего-нибудь подобного, но закончил теми же словами: «Здесь не пойдет». И то же самое я услышал от нескольких других. Тогда я сказал себе: «Да, они правы, — с ними не пойдет, а без них пойдет». И так и вышло.
Неопровержимая логика
Десять тысяч остались. И это значило: дело должно быть исполнено. Что надо сделать, можно сделать. Что можно сделать, мы можем сделать. Что мы можем сделать, мы сделаем.
Эти остающиеся десять тысяч выдержали двойное испытание, при виде превосходящего множества неприятеля и не поддаваясь примеру беглецов. Они имели мужество, — не только готовность, но и мужество. Мужество, или храбрость, есть свойство сердца бесстрашного, готового идти вперед и бороться до последней крайности за правое дело.
Эти десять тысяч не робели: у них были смелые, львиные сердца, крепкие, устойчивые, как вековечный дуб.
И как мудро было со стороны Гедеона отправить робких обратно домой. Присутствие таких людей действует угнетающим образом. Тяжела была для оставшихся та минута, когда товарищи повернули назад, — но они выдержали. Тяжело быть оставленным теми, которые когда-то были близки. Тяжело стоять одному. Кто это испытание выдержит, тот способен на многое.
Подумайте, как окрепли для борьбы эти десять тысяч после того, как увидали товарищей бегущими, а сами остались на месте. Это было второе испытание. Но выдерживающих испытание остается все меньше. Было тридцать две тысячи охотников. Из них только треть оказались желающими и храбрыми. Эти люди больше, чем добровольцы; они видели неприятеля. Они выдержали испытание, и оно закалило их. Они храбрые добровольцы.
Горячие сердца
Но их ожидало третье испытание. Господь говорит Гедеону: «У тебя все еще много народа». Вероятно, он был очень озадачен. Как, все еще много! — Да, — это будет необычайная битва. Тут дело не в числе. Для этого служения числа не важны. Надо испробовать людей и убедиться в их пригодности.
Внизу долины течет ручей. Гедеон велит людям двинуться к воде и следит за ними.
Большею частью они растягиваются на земле и, припадая к ручью губами, пьют с наслаждением и расстановкою.
Но вот подходит один скорой, решительной походкой, с огненным взглядом, не выпуская из глаз неприятеля; он быстрым движением черпает воду рукой, выпивает ее и спешит дальше. За ним следует другой, третий и больше. Гедеон следит, и каждого из них зовет в сторону, отделяя их от прочих. Их оказалось триста, этих пылких, беззаветных воинов.
Господь сказал Гедеону: «Оставь этих людей! Остальных же отошли домой». Эти тысячи, которых отослали, были тоже храбрые воины; они могли бы хорошо сражаться в другой битве, но не годились на тот поход, который задуман был здесь. Маленький отряд, оказавшийся годным, выдержал и третье испытание. Они были готовы, храбры и горели энтузиазмом.
Господь все еще просеивает
Но заметьте, энтузиазм их был уравновешен, — не вспышки, а ровное, неугасимое пламя. Он рос под огнем, при виде опасности. Трещит иной раз и сырое дерево, но от него проку мало. А иное, не сырое и на вид пригодное дерево быстро загорается, пускает искры во все стороны, но скоро и потухает. Уголь горит ровнее и постояннее, но нуждается в постоянном поддерживании.
Говорят, что главная причина военных успехов генерала Гранта была в его хладнокровии. Во время самого горячего боя он спокойно сидел на лошади, следя за битвой и отдавая приказания. И этому качеству приписывали почти всю его власть. Если успешное христианское служение также зависит от хладнокровия, то, кажется, многие одарены этим качеством. Они всегда хладнокровны, холодны, как ледяные горы на северном полюсе, холодны и невозмутимы от головы до ног, — в некотором смысле.
Нам нужно то же хладнокровие, каким обладал генерал Грант, но нужно и его горячее сердце. Свежая голова и горячее сердце — идеальное сочетание. Но беда в том, что у иных хладнокровие головы охлаждает сердце, а у других горячность сердца ударяет в голову, а горячая голова не полезна для дела.
Но то и другое может уравновеситься; для этого есть верное средство. Оно заключается в том, чтобы ежедневно уединяться с Господом и Словом Его, преклонив колена и устремив глаза и дух на невидимое. В эти минуты мы приобретаем все более и более нравственного спокойствия, душевного огня и новой твердости воли, способной все преодолеть.
Некоторые трудности уступают только огню. Когда вы стоите перед неразрешимой задачей или непреодолимым препятствием, или же не можете проникнуть в глубину человеческого сердца, — прожгите себе путь. Ничто не устоит против огня. Замечательно, что в Библии чаще всего упоминают об огне, как символе Бога. Человек ничего не достигнет, пока в нем не вспыхнет огонь.
Тридцать две тысячи людей были добровольцами. Третья часть их были храбрые добровольцы. Приблизительно тридцать третья часть этих и меньше сотой части первоначального войска оказались горячими, храбрыми добровольцами.
Это и есть отряд Гедеона: триста юношей земледельцев, которые были на все готовы, мужественные энтузиасты. Все — сердечные качества. Они выдержали все испытания. Они не дрогнули при виде врага, которого они по-человечески не имели возможности победить, и, сильные призывом Господа, они не только покорились, но пламенно желали идти на бой.
Потом вождь их, Гедеон, образовал из них войско; в разгаре боя они оказались верными; несмотря на физическую усталость, они продолжали наступать на неприятеля. И весь народ пользовался этой великой победой над врагом и долгими годами благоденствия впоследствии.
Господь все еще просеивает людей для служения. Он готов употребить всякого, кто желает быть употребленным. Когда человек выдерживает первый искус, его ожидает второй и так далее. Это наше повышение в чине. Тех, которые выдержали все испытания, Он посылает в самый разгар битвы и приводит на высоту победы.
Господи, помоги нам выдержать всякое испытание, как бы видя Невидимого!
Привлечение других
Эти люди ушли от Иисуса в тот вечер только с тем, чтобы вернуться к Нему с другими. От беседы с Ним они перешли к беседе о Нем. Личное их прикосновение было началом их служения.
В этой главе мы встречаем три раза слово «находит». Андрей первый находит брата своего Петра. Иисус находит Филиппа, а Филипп, в свою очередь, находит Нафанаила, в котором нет лукавства. Слово «находит» очень выразительно, оно даже живописно; из него мы узнаем об отсутствии тех других людей. Те, кто их искал, имели определенную цель, и сердце их горело этим желанием.
Когда Андрей увидел и услышал поразившее его, он подумал: «Надо Петру увидеть это и послушать этого Человека». Можно себе представить, как он поспешно встал, чтобы сходить за братом и привести его в этот дом. Он сам жаждал получить еще больше от общения с Иисусом, но он хотел, чтобы и Петр получил свою долю. И, вероятно, Иоанн испытал то же самое. Петра надо было отыскать. Так же и большинство людей. Он, вероятно, был поглощен каким-нибудь делом, которому отдался со всем своим пылом. Быть может, Андрею пришлось потрудиться не мало над тем, чтобы его увести, и это ему удалось. Андрей был настойчив и с ним бороться было трудно. Он принадлежит к числу усердных, самостоятельных деятелей. А Петр, когда пустился в путь, уже не останавливался; ему случалось оступиться, но он всегда вставал на ноги, и вставал для того, чтобы идти дальше.
Большая часть людей нуждается в толчке; и как нужны люди, умеющие дать этот толчок! Побольше бы между нами было умеющих будить и толкать людей к Иисусу!
Мне думается, что впечатление от этого вечера ярко выступило перед Андреем несколько лет спустя, в одно знаменательное утро. Дело было в Иерусалиме, на вершине Иудейских гор. Большая толпа народа запрудила все улицы, — их несколько тысяч (Деян.2:37). Они с увлечением вслушиваются в речь одного человека. Это Петр. А рядом с ним, с пылающим взором, стоит Андрей. Если бы мы могли прислушаться к его мыслям, мы, вероятно, услышали бы следующее: «Как я счастлив, что в тот вечер, когда я встретился с Иисусом, привел Петра к Нему».
Если Петр может считаться духовным отцом этой толпы, то Андрей, конечно, был ее духовным дедом, — сказал кто то, и мне кажется, что Господь рассудит так же.
В наше время много толкуют о перерождении общества. Прежде много говорили о том, как повлиять на «массы». Евангелие Христа должно затронуть все общество; оно уже затронуло его и должно захватывать все больше и больше. Но суть в том, что ключ к массам — единичный человек. Для того, чтобы переродить целое общество, надо начать с единицы. Сила влияния личного прикосновения превышает всякое понятие. Вы влияли на одного человека, и влияние ваше уже простирается на целую группу, и так дальше до бесконечности.
Настоящий источник сильного служения
Однажды я прошелся утром с товарищем из города Женевы к тому месту, где озеро соединяется с быстрым течением Роны. Мы оба очень были заинтересованы странным зрелищем, которое поражает многих путешественников. В этом месте соединяются два течения, Роны и Арвы, и последняя втекает в Рону. Вода Роны замечательно чиста и прозрачна. Арва же, протекая по грязному руслу, имеет серый, тусклый, грязный вид. И на большом пространстве оба течения резко отличаются друг от друга. В одном русле текут две реки, с одной стороны голубая, сверкающая Рона, с другой — серая, мрачная Арва, и между ними обозначена резкая граница. На некотором пространстве они текут так; затем постепенно воды сливаются, и сероватый оттенок переходит на голубые воды Роны. Я отыскал в путеводителе и на карте источник этой реки, чтобы узнать, почему она так долго сохраняется прозрачною, не смешиваясь с соседним течением.
Источник находится на вышине десяти или одиннадцати тысяч футов на ледяной вершине.
Его беспрерывно питает тающий ледник, который, в свою очередь, питается вечными снегами. Зарождаясь на этой вышине и пополняясь постоянно водою ледника, река быстро несется вниз, протекает через Швейцарские Альпы и Женевское озеро и течет дальше. В этом вся тайна ее чистоты, остающейся нетронутой в близком соседстве грязных вод. Источник нашей жизни должен истекать с высокой вершины Божьей Горы и насыщаться постоянно свежим притоком. Только таким образом можем мы сохранить чистоту духовную в нашем движении среди людей и близком общении с ними. И мы должны держаться ближе к Источнику, чем Рона у Женевы, иначе другие течения несомненно повлияют на нас.
Постоянное общение с Иисусом есть вечно новое начало всякого служения.

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.