Пастырь Раввин Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Россия
с. Литовня






С. Гордон «Тихие беседы о служении» — Тройная жизнь

С. Гордон - Тихие беседы о служении

1 Созвав же двенадцать, дал силу и власть над всеми бесами и врачевать от болезней,
2 и послал их проповедывать Царствие Божие и исцелять больных.
3 И сказал им: ничего не берите на дорогу: ни посоха, ни сумы, ни хлеба, ни серебра, и не имейте по две одежды;
4 и в какой дом войдете, там оставайтесь и оттуда отправляйтесь [в] [путь].
5 А если где не примут вас, то, выходя из того города, отрясите и прах от ног ваших во свидетельство на них.
6 Они пошли и проходили по селениям, благовествуя и исцеляя повсюду.

(Лук.9:1-6)


Посланы Иисусом Христом
В Евангелии встречаются четыре случая, когда Иисус избирал особую группу людей и посылал их с определенным поручением. На втором году Своей общественной жизни Он избрал двенадцать и дал им особую задачу. За шесть месяцев до Своего скорбного конца Он избрал 70 других, которых послал по два во все места, которые Сам хотел посетить. Это был замечательный поход для распространения учения, которое Он проповедывал во всех деревнях, лежавших на Его пути к югу. Затем, вечером того незабвенного дня, дня Его воскресения, уже при вполне изменившихся обстоятельствах, Он опять посылает десять человек из числа тех же двенадцати.
Отношение к Иисусу было уже другое: в числе этих людей нашлись изменники; двое из них отсутствовали: Иуда покончил с собою, а Фомы не было между ними в тот вечер. Он поплатился за свое отсутствие целой неделей сомнения и нравственных мук. Из прежнего тесного кружка десять посылаются снова. И когда же они в последний раз сошлись вместе? Эти одиннадцать окружали Учителя на вершине Масличной горы, около шести недель спустя.
Он четыре раза посылал избранных Им, для исполнения какого-нибудь специального служения. Все четыре поручения сходятся на двух пунктах.
Первый содержится в слове «идите», которое повторяется каждый раз. «Как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас». Тогда, как и теперь, это слово знакомо каждому последователю Христа; истинный последователь всегда побуждаем этим словом: «иди». Кто идет, тот растет. Церковь, идущая, всегда возрастала. Когда образ Учителя скрылся с глаз Церкви на Масличной горе, и посторонние звуки заглушили для нее звук Его голоса, она вошла в период бездействия — стоячей воды, и в истории народов это время называется темными веками.
Слово «иди», это — постоянно звенящий камертон всякой христианской жизни, частной или церковной.
Второе общее свойство этих напутствий заключается в следующем: ученики были снаряжены и одарены всем необходимым. Кого Господь призывает, того Он снаряжает. Где звучит Его голос, там дышит и Дух Его.
Когда вы призваны к какому-нибудь служению, делом или словом, и колеблетесь, думая, что вы к этому неспособны, — самое лучшее, взяться за это дело. Идите смело вперед, если зов для вас ясен; где есть нужда, там громко звучит голос Божественного призыва. Всегда вернее ответить на призыв и выступить вперед, даже если следующий шаг для вас неясен; об этом позаботится Господь. Сила является тогда, когда мы выступаем.
Прощальное слово
Мне хочется поговорить о последнем напутствии на горе Елеонской. Хотя не сказано, когда и в какое время оно происходило, мне думается, что это было в сумерки субботнего вечера. С запада простирается золотое сияние, ложится на горы, сквозит между деревьями и освещает группу людей, собравшихся на вершине. На первом плане лежит Вифания, где все дышит воспоминаниями об Иисусе. Там дальше, где в долине виднеются верхушки деревьев и течет ручей, — Гефсимания. А еще дальше — укрепленный город Иерусалим. За самой его стеной — так называемое лобное место, Голгофа. Здесь, под этими деревьями, завернувшись в хитон, Иисус проводил все ночи последней недели Своей жизни. Это место Он избрал для Своей прощальной беседы, оно полно самых драгоценных воспоминаний. Вот человек, которого звали Симон, но из которого вырабатывается новый человек, Петр, твердый камень. А вот и Иоанн и Иаков, сыны Громовы. Вот и Андрей; рядом с ним друг его, Филипп. А вот и тот, которого Иисус удостоил определением, что в нем нет лукавства. Там и другие, менее нам известные, но хорошо известные Иисусу, и оставшиеся Ему верными впоследствии. Но, глядя на эту сцену, нас влечет сразу мимо всех к Нему, к Человеку, образующему центр всей группы, к Человеку с дивным лицом, которое носит следы мученья тернового венца, пролитой крови, но сияет чудным, нежным, неземным светом. Они в последний раз сошлись вместе. Он собирается от них уйти; но вернется скоро, как они думают, хотя и не знают, когда это будет. Но во время Его отсутствия они должны заменить Его, занять Его место на земле. Итак, они впиваются глазами в Его лицо и слушают с напряженным вниманием, недоумевая, какое будет Его последнее слово.
Какое бы слово вы ожидали от Него? Прощальное слово к самым близким и любимым друзьям. Будет сказано самое важное и самое нежное. Уходящий скажет то, что всего ближе Его сердцу. И то, что Он скажет, врежется глубоко в их сердца и будет руководить ими в будущем.
Часом раньше Он настоятельно говорил им в городе Иерусалиме о том, чтобы они ждали там пришествия Св. Духа. И это слово твердо вонзилось в их души. Теперь Он говорит им, чтобы они были Его свидетелями здесь, на родине, между своими, и между самарянами, которых они не любили, и со взором и движением, устремленным вдаль и полным бесконечного желания, Он прибавляет: «до края земли». И теперь, перед тем, как покинуть их, вот слово, исходящее из уст Его: «Дана мне всякая власть; Итак идите, Научите все народы» (Мат.28:18-19).
Молитва втайне
В этом прощальном слове заключаются четыре мысли. Из них три высказаны ясно, — одна не высказана, но несомненно подразумевается. Первая и ваша главная задача — приобретать людей. Это прямо высказано. Вторая подразумевается — это самая трудная из всех задач; для нее нужна власть, которой у них нет, та власть, которой Он один обладает, власть сверхъестественная.
И все мы знаем, как это верно. Труднее всего сдвинуть человека. Он не двинется против своей воли. Всякий, кто когда-нибудь старался изменить чье-нибудь мнение или намерение, знает, что это невозможно, если не совершится внутренний переворот; сдвинуть человека без его согласия просто невозможно.
Третья мысль: Я имею всякую власть. Четвертая: вы идите.
И Учитель хотел сказать им и нам следующее: человек должен жить тройной жизнью — три жизни в одной. Говорят иногда, в дурном смысле, что человек живет раздвоенною жизнью. В хорошем смысле, каждому из нас следовало бы жить тройной жизнью, три отдельные жизни вмещать в одну. Первая из этих трех жизней, это тайная жизнь, проведенная с Иисусом, сокрытая от человеческих глаз. Жизнь эта внутренняя, в самом тесном общении с Ним, о чем внешние не знают ничего.
Заметьте еще раз четыре наставления этого прощального напутствия. Главная забота — приобретать людей. Задача эта непосильная. Требуется сила сверхъестественная. Требуемая сила — у Него. Естественное заключение Иисуса, казалось бы, должно выразиться словами: «Я пойду». Но Иисус говорит: «Нет, идите вы». Ясно, что мы должны быть в тесном общении с Источником сверхъестественной силы, которой у нас нет, чтобы достигнуть чего-нибудь. Тот, кому приказано идти, должен быть в тесном общении с Тем, Кто обладает властью, необходимою для пути. И здесь величайший Философ жизни указывает на простой закон всякой жизни. Видимое всегда зависит от невидимого. Внешнее зиждется на внутреннем. Жизнь, открытая людям, вполне зависит от жизни, известной одному Учителю. Давиду дана была сила бить льва и медведя втайне, далеко от человеческих глаз, прежде чем проявилась сила победы над исполином, к удивлению и на глазах двух народов. Приобретенное в тайной келии делается рычагом для открытой деятельности.
Переплывая океан, надо остерегаться, кроме могущей разразиться бури, еще двух больших опасностей. Величайшую из них представляет покинутое судно. Оно могло быть брошено моряками в борьбе за спасение своей жизни, во время бури. Самое опасное то, что оно является неожиданно, ничем не предвещая о своем присутствии. В Атлантическом океане, на севере, большую опасность представляют ледяные горы. Пока люди заняты измерением температуры воды, во время тумана, судно легко может пойти ко дну, натолкнувшись на ледяную гору. Но в этом случае ледник оказывается добрее, предупреждая о себе уже на некотором расстоянии заметным охлаждением воздуха. Это дает возможность предвидя опасность, принять надлежащие меры.
Но самая большая опасность заключается не в огромной ледяной глыбе, возвышающейся над поверхностью воды, а в невидимых льдинах. Внизу, под водою, может быть скрыта ледяная гора вдвое больше и тяжелее той, которая видна над поверхностью. И величайшая опасность заключается в этой скрытой массе. Она может с ужасающей силой в один миг разбить самое крепкое судно так же легко, как мы разбиваем рукою яичную скорлупу.
Мы все любуемся красотою деревьев, раскидывающих широко могучие ветви и украшающих природу своею чудною зеленью. Но думали ли вы когда-нибудь о невидимом двойнике, который скрывается под каждым видимым деревом? При каждом дереве, которое растет вверх и приносит плод, находится другое дерево, его близнец, растущий в глубину земли.
Иногда, по мере того, как дерево растет в вышину, другое дерево настолько же растет вглубину, насколько ветви простираются наружу, настолько же простираются в ширину и те ветви под землею, иногда и дальше. Невидимое дерево постоянно впитывает в себя почвенную влагу и не перестает никогда питать ею видимое дерево. Вся красота и плодовитость верхнего дерева зависит от этой тайны сокрытой жизни.
Помнится мне, как я однажды ребенком пошел за водой в ванную комнату. Но вода не шла; покапало немного, побрызгало, но струя не текла. Я не понимал, почему это. Скоро я увидал, что главная труба к улице была закрыта и вода запружена. Воды было достаточно, но получить ее я не мог.
С тех пор я часто думаю об этом, встречаясь с некоторыми людьми. Они когда-то черпали воду из прозрачного, свежего, сладкого источника, с которым были соединены, и люди думают, что этот источник еще сохранился. Но когда приходит к ним усталый, жаждущий искать освежительной влаги, бывают брызги, шум, быть может несколько капель, но больше ничего. И людям кажется, что жажда их стала еще сильнее, потому что они ожидали свежей живительной струи, которой не оказалось. Кажется, что я нашел причину всего этого. Внутренняя, тайная связь с Источником осталась в пренебрежении.
Тайная связь с Иисусом, ежедневное духовное прикосновение к Нему никогда не должны прекращаться, для того, чтобы внешняя жизнь была сильна любовью. Связь эта не может быть подогреваема человеческими средствами, — тепличное растение не устоит против резкого зимнего воздуха. Для того, чтобы все подчинялось влиянию этой тайной жизни, она должна питаться ежедневно обычным, естественным общением с Иисусом из Слова Его.
Однажды на шумной, людной улице стоял человек в ожидании трамвая. Грязная, толстая проволока висела у столба, на месте остановки. Погруженный в свои мысли, в рассеянности, человек машинально протянул руку и взялся за проволоку. Моментально лицо его приняло выражение ужаса, руки и все тело стало корчиться в судорогах, и он упал на землю мертвый. Эта невзрачная проволока была в прямом соединении с главным аппаратом. Сильный ток проходил через провод, это была «живая» проволока.
Некоторые люди, на вид непривлекательные, незначительные по современным понятиям, оказываются однако на деле заряженными жизненным потоком громадной силы. Другие же, с виду более привлекательные, не выдерживают пробы, оказываясь омертвелым проводом. Все зависит от бережно поддерживаемой внутренней связи с Источником силы. Для того, чтобы могло осуществиться назначение, данное нам Богом, необходимо самое близкое, личное соприкосновение с Ним.
Должно постоянно быть в сообщении с главным проводом, и это «должно» пусть будет начертано крупными буквами и трижды подчеркнуто. Человек должен выкроить ежедневно час уединения в тишине с Господом, предпочтительно поутру, — в своем углу, с закрытой дверью, перед раскрытой Книгой, в мирном духе, в напряженном внимании, преклоняя колена, преклоняя и волю свою перед Ним.
В жизни каждого может найтись такой час, если он будет заранее обдуман. Если же это не будет предусмотрено заранее, с твердым желанием, час этот проскользнет мимо нас, а мы неминуемо соскользнем вниз.
В молитве свыше снизойдет тот дух, в котором человек проведет весь день, среди самых разнообразных, раздражительных, трудных обстоятельств. Такой человек приносит с собою, сам того не сознавая, атмосферу благоуханную, как горный ветерок, веющий над цветущим полем. Это первая сторона жизни, предписанная нам Господом.
Чистота внешней жизни
Вторая жизнь представляет полную противоположность первой, внешняя сторона, т.е. жизнь безукоризненная перед людьми, для Иисуса Христа. Заметьте всю логику того прощального слова. Главная ваша задача — смешаться с толпой, и оттуда извлекать людей, из греховного смрада, к новой, чистой жизни. Никогда не представлялась человеку более трудная задача. Справиться с нею наделе человеку не под силу. Иисус спокойно изрекает: «Я обладаю властию, необходимой для этого».
Опять нам кажется, что Он скажет: «Я пойду». Эта задача должна быть исполнена, она того стоит. Для этого нужна власть, которой мы не имеем. Он ею обладает. И нам кажется, что Он должен идти на это дело. «Нет, говорит Он внушительно, идите вы. Станьте на Мое место, живите Моею жизнью там, среди людей».
Он нам велит повторить Свою жизнь среди людей; нет, и больше того, Он хочет в каждом из нас воплотиться снова; Он Сам, обладающий неотразимой силой, хочет коснуться их через нас. «Как послал Меня Отец, и Я посылаю вас». И еще Он сказал: «Видящий Меня, видел Отца». Иисус был воплощением Отца перед людьми, Он призывает нас занять Его место и быть воплощением Его перед людьми.
Ап. Павел вполне это понял. В Послании к Галатам, которых он обратил ко Христу, он говорит: «Я сораспялся Христу». Старое «я» умерло. «И уже не я живу — старое я — но живет во мне Христос» (Гал.2:19-20). Новое я — это Он. Новая личность возродилась внутри его. Вспомним, что Лютер говорит об этом стихе в своем разборе Послания к Галатам: «если бы кто-нибудь постучался в дверь моего сердца и спросил, кто там живет, я не скажу: «здесь живет Мартин Лютер», но скажу: — «Мартин Лютер умер, — здесь обитает Иисус Христос».
Случалось ли людям узнавать Христа в ком-нибудь из нас? Помните, как Он ходил между людьми после Своего воскресения, и они Его не узнавали, хотя чувствовали обаяние Его присутствия и речи. Встретившись с кем-нибудь из нас и побыв с нами некоторое время, скажет ли кто-нибудь сам себе в недоумении: «Уж не Иисус ли это вернулся под чужим видом? Есть какое-то сходство, таковым представляешь себе Христа». Но, если бы это было возможно, мы бы, конечно, сами того не сознавали. Человек, подобный Иисусу, никогда о себе не думает. Он занят Иисусом и ближними. Человек сам всегда всего менее сознает исходящую из него силу. Всякому другому это более заметно, чем ему самому. Очевидно, это есть назначение Учителя для каждого из нас, и оно только достигается, когда мы Ему не мешаем действовать в нас. Руководящим правилом Его жизни было — угождать Отцу. Преобладающей Его целью и пламенным стремлением было — привлечь людей к Горнему.
Проявления Его жизни были: чистота, самоотречение, сочувствие, простота. Мы должны быть, как Он. Он был Отцом всего человечества, каждый из нас должен быть Христом в своей среде. Прошу заметить, что я не говорю теперь о слове, а о деле. Устное свидетельство подтверждается жизнью, она усиливает его, или, увы, ослабляет! Жизнь возводит слова до высшего уровня или низводит их до низшего: она проверка слов. Что касается этой второй жизни, она возможна и при замкнутых устах. Человек молчит, но в жизни его, в чистоте, простоте, самоотречении и неизменной теплоте ее, всегда можно прочесть, хотя бы по складам, имя Иисуса. И печать настолько крупная и ясная, что даже тот, кто торопится на пути, или праздно шатается или ослеплен клубами земной пыли, остановится и прочитает.
Если бы Христос мог чаще воплощаться в нас, как люди стали бы стремиться к Нему!
Деятельное служение
Третья жизнь есть жизнь деятельного служения, усердного, настойчивого призывания и привлечения людей. Я говорю настойчивого — это не означает шум, суету, беспокойное метанье. Это скорее уподобляется непрестанному, непреклонному движению солнца, которое бесшумно, безмолвно подвигается вперед час за часом, день за днем, не взирая ни на какие бури или препятствия. Это подобно спокойному мирному движению луны, которая восходит ночь за ночью и обходит свой определенный круг. Такое несокрушимое усердие обнаруживает внутренний духовный огонь. Огонь этот неугасаем, питаясь непрестанно от тайных источников.
О третьей жизни говорится ясно: «Идите, учите все народы». Пока не услышат самые дальние, остановиться нельзя. Некоторые люди связаны городом, в котором они живут, другие церковью или общиной, к которым принадлежат, какой-нибудь страною или народом. Горизонт, указанный Иисусом Своим последователям, это — весь мир. Его кругозор был беспредельный. Он говорил о всех народах, о роде человеческом, о целом мире.
Все должны идти, — и должны идти ко всем. Некоторые свободны отдать все свое время и все свои силы на это дело, — идти и возвещать. Из них иные могут идти в темные уголки своей родины, другие в кишащие грехом трущобы больших городов, которые нуждаются в просвещении не менее чужих языческих стран.
Еще другие могут отправиться в самые дальние страны, где Христа не знают совсем и где в Нем насущная потребность. Многие, милостию Божией, не нуждаются в постоянном заработке, и им дан случай следовать влечению Духа Божия и идти туда, где нужда всего сильнее.
Везде и всюду большинство людей заняты заботой о том, как обеспечить свое существование, как заработать хлеб, одежду и ночлег. Но там, где тесная связь с Иисусом не прекращается, является потребность чистого, бескорыстного служения. И те и другие могут успешно служить. При желании найдется всегда свободное время для служения в церкви, в школе или в миссии. И тайная молитвенная связь со Спасителем всегда предохранит нас от переутомления и лишней траты сил.
Можно служить словом, сказанным вовремя лично тому, с кем имеешь дело. Сама наша жизнь, тихая, мирная, привлекающая своею кротостию и терпением может говорить окружающим и без слов. В такой жизни кроется бессознательная громадная сила.
Встречались мне на пути какие-то новые переводы этих последних слов Спасителя. Их не найдешь в печати, но в жизни людей; печать крупная, большею частью заглавными буквами и легко читается. Эти шумные жизни заглушают все то, что уста могли бы высказать. Вариаций много на эту тему.
Иной раз звучит она так: «Дана мне всякая власть, итак идите и — добывайте деньги, — оставайтесь, конечно, в вашей церкви, как прилично всякому, и жертвуйте также. Вам это будет выгодно — давайте щедро, или под видом щедрости, в этом тоже есть выгода, жертвуйте на миссии у себя и для обращения язычников. Это считается принадлежностию широты духовной. Но будьте осторожны в размере жертвы, так как самое важное то, насколько увеличится ваш собственный капитал в конце года. Все остальное хорошо, но это только случайные подробности. Главная цель, накопить золото».
Поймите меня, я никогда не слышал этих слов, высказанных языком. Насколько мне известно, люди говорят совсем другое. Но то, что они говорят, заглушается шумом их жизни.
Другой перевод гласит так: «Создайте себе почетное место в обществе, устройте себе, как можно удобнее житье, считайтесь благочестивым, иногда делайте добро, никогда не упуская из виду главную, первую цель, т.е. в свое благосостояние».
Прислушайтесь внимательно к словам Спасителя, дайте мне повторить их вам, тихо, ясно, так, чтобы они с новой силой проникли в вашу душу. «Дана Мне всякая власть, итак идите и научите все народы». Все другие толкования неверны, они вводят в заблуждение. Единственное существенное, — приводить людей к Иисусу Христу.
Обзор служения
Есть много обязанностей, которые необходимо исполнить, и хорошо исполнить. Но, среди всей нашей деятельности, надо иметь в виду эту одну главную цель. Все остальное подробности, необходимые, важные, неизбежные, но все же подробности. Все они должны склониться перед главным и слиться с ним.
Прошу вас заметить, что тут три жизни, три в одной. Сокровенная, молитвенная жизнь, внешняя, чистая жизнь и деятельная жизнь служения. Не то, или другое, а то, и другое, и третье нераздельно, вот идеал. Правильная, округленная жизнь. И заметьте, что этим получается настоящий обзор служения; жизнь служения вырастает из двух других жизней: корни ее лежат в молитве и в чистоте. Этим объясняется бесплодность служения в иных случаях; оно не имеет корня, под ним нет богатой почвы.
Грех многое исказил, он нарушил и пошатнул равновесие жизни. В прежние времена люди думали угодить Богу, запираясь за высокой монастырской стеной. Они думали успокоиться и сосредоточиться в молитве, удаляясь от мирского шума. Они думали достигнуть чистоты, запираясь от греха, и забывали, что они его носят в себе.
В наше время впадают в противоположную крайность. Теперь все сосредоточено на деятельности. Наш век напирает на деятельность. Везде беготня, спешка, суета. Вертящиеся колеса отчаянно шумят. Та деятельность, которая не зиждется на тайном общении с Иисусом, может временно процветать, но от нее остаются лишь сухие ветки. Наш век называется практичным. Смотрят на все с точки зрения использования, и тут кроется опасность утратить настоящий смысл служения. Поднимаемая пыль его затмевает.
Эта несоразмерность или недостаток пропорции отражается и на богословском учении прежнего времени и настоящего. Одно время определяли религию отношениями человека к Богу. На этом настаивали исключительно. В наши дни понятия вполне изменились. Самое популярное учение видит в религии только деятельную помощь ближним. Что-то мешает нам иметь правильный взгляд на вещи. Однако во все времена бывали люди, которые смотрели прямо и жили праведно.
Заметьте, что истинная связь с Богом порождает всегда жажду чистоты и любовь к ближним. Чем больше мы приближаемся к Богу, тем ближе мы становимся к людям. Нередко, когда мы усердно помогаем ближнему, нас озаряют новые чудные проблески света Божьего. Хотя с другой стороны соприкосновение с Господом вселяет в нас желание уединиться с Ним. В праведной жизни бывают всегда три поворота: вверх, внутрь, вокруг себя; — вверх — к Богу, внутрь — в себя, вокруг себя — к миру. Чем больше мы познаем Бога, тем сильнее стремимся уединиться с Ним, тем глубже желание очиститься, тем пламеннее влечение помогать другим, не взирая ни на какую жертву.
Долго не идете
Однажды я прочел старинный рассказ, воодушевивший меня, и с тех пор при каждом воспоминании о нем пламя загорается снова. Он относится к тому времени, когда санитарные условия в южной части нашей страны не были так хороши, как теперь. Страшная зараза охватила город, и казалось невозможным совладать с нею. Целые дни там увозили тела умерших.
Болезнь вкралась в скудное жилище одного бедного работника. Отец семьи и несколько детей пали жертвами болезни, и осталась в живых только мать с младшим пятилетним сыном. Мальчик влез на колени матери, крепко обнял ее и, глядя пристально ей в глаза, сказал: «Мама, отец умер, братья и сестра умерли, если ты умрешь, что будет со мной?»
Бедная мать, конечно, уж думала об этом; стараясь придать твердость своему голосу, она ответила: «Если я умру, Господь Иисус за тобой придет». Это вполне удовлетворило мальчика. Он слыхал про Иисуса, его учили о Нем, и, доверяя Ему вполне, он спокойно продолжал играть на полу. Предположение ребенка оказалось пророческим. Ужасная болезнь скоро сделала свое дело, и чужие руки схоронили бедную мать.
Не мудрено, что все забыли о мальчике среди общего смятения. Настал вечер, он влез на кровать, но не мог заснуть. Поздней ночью он встал и добрался по улице к тому месту, куда ее унесли. И, бросившись на свежую могилу, бедный ребенок горько разрыдался и плакал безутешно, пока не забылся на время в благотворном сне.
На следующий день, рано утром, один господин, проходя мимо, увидел бедного мальчика. Подозревая о грустных обстоятельствах, он позвал его: «Мальчик, что ты тут делаешь? Мальчик, проснись, что ты тут делаешь один?»
Мальчик проснулся, протер детские глазки и сказал: «Папа умер, братья и сестра умерли, и теперь — мама тоже умерла. И она сказала: «если я умру, Иисус придет за тобой, и Он не пришел. Я так устал ждать». Что-то подступило к горлу этого господина, и он сказал не очень твердым голосом: «Ну, дружок, я пришел за тобой». И мальчик, очнувшись и широко раскрыв детские глазки, сказал: «вы что-то очень долго не шли».
Когда я перечитываю последние слова Спасителя, передо мной встает видение, которое озаряет собою все. Я вижу Иисуса, стоящего на той вершине. Лик Его израненный, исстрадавшийся, но прекрасен, озаренный неземным, чудесным светом. Большие глаза глядят вдаль с любовью, обнимая взором и близких и дальних. Простертая рука Его указывает вдаль, рану от гвоздя нельзя не приметить, и говорит: «Идите». Весь Его образ, Его движение, раны, глаза, простертая рука, голос — все выражает одно — «Идите».
И, следуя направлению этих глаз и руки, предо мною встает соответствующая картина. Целое море людей неисчислимых устремляет взор и простирает руки в ответ на эти слова. Из древнего Китая, из Индии, с черной Африки, из Южной Америки, с островов, из России и других славянских стран, из трущоб, со всех окраин и гор, с родины, и самые ближние, быть может, из соседнего дома — все идут; и они устремляют глаза и говорят своею жалкою, бесплодною жизнью, говорят выразительно закрытыми устами, с болезненной, мучительною жаждою: «вы что-то долго не идете!»
Пойдем ли мы? Или не пойдем? Но как нам лучше идти? Сохраняя с Иисусом такую тесную связь, чтобы мы ощущали в себе биение Его сердца. Тогда войдет в жизнь нашу новая чистота, и мы пойдем, привлеченные неудержимо к нашим ближним любовью Самого Иисуса к ним. И тогда будет исходить из нас, из жизни нашей, из нашего служения новая сверхъестественная сила по отношению к людям. Иисус в нас простирается к людям через нас.

Leave a Reply

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

  

  

  

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.