Пастырь Владимир
Эл.почта: schc@rambler.ru
Приднестровье
с. Владимировка






Стив и Мэрлин Хилл «Луки 10: Заповеданная Иисусом Миссия» — Что в отношении зданий? Разве не правда, что Новозаветная церковь не строила зданий только из-за бедности и гонений?

Стив и Мэрлин Хилл - Луки 10 Заповеданная Иисусом Миссия

Новозаветное следование за Иисусом в сущности очень просто и органично основывается на повседневной жизни людей – в их домах, семьях и вообще везде, это – сама жизнь, а не искусственно отделенное и сгруппированное в систему сообщество. Лидерство среди верующих – суть естественное влияние, служение и личный пример, а не авторитарное положение, иерархия, институциональность, система.


Действительно, нет исторических или археологических сведений о каких-либо сооружениях, строившихся для целей иметь собрания в период первых трех веков церкви. Однако это не было обусловлено бедностью или гонениями. Многие верующие были состоятельными и хотя были периоды гонений, были периоды мира и свободы. У них были ресурсы и свобода строить здания, если бы они захотели это делать.
Более того, на раннюю церковь было ярко выраженное культурное давление с двух сторон строить здания или использовать здания для собраний. Со стороны Иудаизма были примеры системы синагог, зданий с раввинами. Со стороны греко-римского язычества был пример языческих храмов со жрецами.
Кстати, ранняя церковь переживала насильственные гонения из-за отсутствия особых религиозных зданий. В глазах римлян, если кто-то не имел храма с алтарем, считался атеистами и ранняя церковь на самом деле преследовалась и по этой причине тоже.
Было и давление со стороны культуры, были и финансовые возможности и были периоды свободы от гонения, которые могли бы длиться дольше, если б верующие строили себе здания. Ранние святые не строили здания. Они этого не делали по откровению и по твердому убеждению.
Они верили в священство всех верующих и поэтому они не ни поддерживали, ни устанавливали класса священства. Они верили, что Царство Божье пришло и пришло во все сферы жизни. Поэтому они не верили в особые святые места. Вся земля Господня! Иисус умер, чтобы освятить всю жизнь и всю человеческую деятельность в Боге. Они собирались по домам, чтобы проявить свои верования, что их тела были храмами Святого Духа и что Бог не живет в рукотворных храмах, но в живом храме из живых камней. Живые камни собирались во всяком и любом месте, где происходила нормальная жизнь, чтобы явить Иисуса в своей среде.
В соответствии со своими верованиями, что храм Божий есть люди Божьи, они не вкладывали денег в кирпичи и цементный раствор, но в людей. Пожертвования в Новом Завете собирались для жертв голода, сирот, вдов и бедных.
Мы во многом могли бы удовлетворить нужды обездоленных в крыше над головой, обучении, еде и воде, если бы финансы, вложенные в здания, музыкальную аппаратуру, офисы и администрацию различных христианских институтов по всему миру были бы вложены в истинный храм Божий, детей Божьих.
Последователи Иисуса будут судимы на основании Матфея 25, где говорится, что все нами делаемое для наименьших мира сего, делается для Иисуса. Это — стандарт, критерий, по которому Иисус отделит овец от козлов. Здания не отражают любовь к людям и служение Иисусу.
Здания отражают нашу гордость и наши собственные маленькие царства. Здания – это проекция власти и престижа. Они – памятники нашим способностям, дарам, умениям и амбициям, потребности быть не хуже других религий.
Каждый доллар, вложенный в здания, — это доллар, потерянный в кормлении голодающих, одевании обнаженных, служении больным и посещении заключенных в тюрьме. Каждое здание – это памятник эгоизму и высокомерию. Каждый доллар, потраченный на здания «для собраний», будет судиться Иисусом и определяться как козлиные деньги.
Те, кто использует ветхозаветные истории о построении храма или построения скинии, попросту неправы в этом. Мы уже не в Ветхом Завете, однако его подходы вовсю практикуются! Синедрион в Иерусалиме был разъярен, когда Стефан закончил историю об истории отношений Бога и Иудейской нации словами, что «Бог не живет в рукотворных храмах» (Деяния 7:48). Стефан представился угрозой всей их религиозной системе и способу получения денег, провозгласив, что храм, сделанный руками, не был местом Божьего покоя и обитания. Первый мученик церкви отдал свою жизнь за провозглашение истины, что Бог теперь живет в людях, а не религиозных зданиях. Любой, кто осмеливается покуситься на идолопоклонническое притяжение к зданиям, встречается с похожими реакциями и по сей день.
Думаете ли вы, что разговор о «козлиных деньгах» слишком жесток? Позвольте рассказать вам три истории.
Одна произошла недалеко от места, где я живу в Канаде. Группа молодых людей отправились в поездку в одну страну третьего мира и частью этой поездки было посещение и служение в приюте для сирот. Они обнаружили, что дети попросту голодали, потому что поддержка сократилась и цена на рис в тот год удвоилась. По их возвращении в большую, состоятельную церковь они делали презентацию о своей поездке, и перед их выступлением старший пастор встретился с ними и запретил говорить о нуждах этого приюта в своей презентации. Почему? Если прихожане узнают о нужде в приюте, их сердца наверняка откроются для пожертвований именно на него, а это означает меньше денег для церкви, а церкви нужна каждая копейка на их программы, привязанные к зданиям, и на само здание.
Вторая история – из армянского города Ванадзора, который тяжело пострадал от землетрясения 7 декабря 1988 года, унесшего жизни более 25 000 людей по всей стране. Мне рассказали, что район в центре города был все еще в развалинах после землетрясения, и что люди, живущие в этих трущобных развалинах, все еще страдают, живя в условиях, где крысы грызут их маленьких деток.
Проезжая по городу, мне показали совершенно новое здание Армянской Апостольской Церкви (их государственной церкви), отделанное впечатляющим камнем стоимостью в 2,8 миллиона долларов, чтобы… свечи и иконы могли бы спать ночью в тепле и сухости! Далее мы проехали мимо совершенно новой Армянской Евангелической Церкви, тоже величественного здания, с помещениями для уроков по компьютеру и английскому языку. Мне сказали, что оно стоило 4 миллиона долларов, — так, чтобы… компьютеры и сборники с гимнами могли бы спать в тепле и сухости!
Далее у нас был обед с семьей из пяти детей, родителей и бабушки, все вместе проживавших в двухкомнатной квартире еще и с другим братом, его женой и ребенком. Они просили о помощи, так как у брата не было работы, чтобы позволить себе отдельное жилье. Я спросил, а искал ли этот брат работу и мне сказали, что он работал на строительстве нового здания церкви в городе. Это была церковь, куда приезжали проповедовать элита харизматического мира. Я спросил, почему он и сейчас там не работает, — оказалось, он не мог продолжить: его недельная оплата не покрывала даже стоимость проезда на автобусе до работы. Факт, что церковь не оплатила нуждающемуся человеку даже прожиточный минимум, меня разгневал.
Позже в этот день мы ехали на другую встречу, и брат за рулем сказал, что мы проедем мимо церкви, которая строится. Это было впечатляющее здание с белыми каменными колонами высотой в три этажа. Мой разум пытался совместить два контрастных явления – это бросающееся в глаза богатство и обездоленность нуждающихся, строящих этот храм во имя гордости, и тут я взглянул на другую сторону улицы и моя челюсть упала. Я увидел целый квартал развалин со времен землетрясения двадцатилетней давности. Люди в них спали в холоде и сырости среди крыс, а просыпаясь по утрам, видели, как христиане строили дворец, чтобы поселить туда свою гордыню.
Третья история – из сраженного нищетой района в Центральной Азии, где трудится С. Он пришел к Иисусу в тюрьме через служение членов очень традиционной деноминации. Это было единственным выражением церкви, которое знал С., и искренне их любил. После освобождения С. начал работать и также ездить по стране, насаждая церкви. У него был еще один друг со времен заключения, также пришедший к Иисусу. После освобождения друг, С2, направился в район страны, где практически не было верующих, на миссионерское служение. Вскоре местные власти попросили его уехать, чтобы «не было проблем», и попросили уехать также исламские лидеры, «иначе будут проблемы». С2 остался несмотря ни на что, и однажды, когда он прославлял Бога на гитаре вместе с супругой и другими, из окон был расстрелян неизвестными.
Когда С1 рассказывал мне эту историю, делился, что смерть его друга привела его ко многим вопросам и даже депрессии. Я спросил, — это из-за страха? Этот вопрос практически его оскорбил. Он не боялся за свою жизнь, но задавался вопросами, стоит ли вообще идти на жертвы и опасности. Теперь уже я был удивлен. Почему? С1 сказал, что зачем рисковать своей жизнью и жизнями своих друзей, образуя группы учеников в новых территориях, когда после этого приезжают представители деноминации, строят здания, набивают их лавочками и привозят пастора, после чего новые ученики массово уходят. Новообращенные были азиатами. Они обычно сидят на полу, пьют чай и говорят об Иисусе часами. Тем не менее, когда группа возрастала до пятнадцати и более человек, деноминация строила или покупала здание и ставила пастора извне, получившего «правильное» библейское образование. Азиаты начинали уходить, а на скамейках оставались лишь несколько пожилых бабушек-славянок. С1 задавался вопросом, зачем деноминационные лидера это делали, — ведь ученики собирались по домам. У них не было необходимости в еще одном здании в селе.
Им более нужнее хлеб и обувь для детей. Они предпочитали сидеть в кругу и пить чай, говоря об Иисусе с друзьями. Они не хотели слушать проповеди «инородного» новоявленного пастора.
Лидерам не понравились его вопросы и со временем С1 был выброшен из деноминации, названным еретиком!
С тех пор С1 обнаружил, что в мире есть множество людей, думающих также, и что это не ересь. Со временем деноминационные лидеры все же отпустили его с миром, нежели отлучением.
Пустую затратность и высокомерие в построении памятников архитектуры, мемориалам нашим традициям и религиозной гордыне невозможно преувеличить. Каждая такая структура есть свидетельство нашему колоссальному непослушанию и полному бунту против слов и примера Иисуса.
Тем не менее, так нужно иметь больше живых общин, дающих кров над головой, гостеприимство и исцеление бездомным, зависимым и брошенным. Не большие институты, но малые общины, становящиеся семьей для тех, кто никогда не переживал на деле любовь Бога. Не реабилитационный центр, где вы проходите программу и уходите, а небольшие живые общины, похожие на семью, где есть свидетельство об Иисусе и исцеление, где индивиды могут, если хотят, оставаться надолго, работая и внося в общину свой вклад. Эта модель реабилитации могла бы быть преумножена в культуре без дополнительных внешних участий. Такие общины не управляются экспертами, но больше простыми людьми, выходцами из того же прошлого, и нашедших для себя исцеление через общины, поклонение Богу и работу.
В мире появляются новые общины в контексте больших городов, где члены вместе живут, служат и предоставляют гостеприимство и атмосферу исцеления и восстановления для бездомных, зависимых и умственно нездоровых.
В одном из городов Центральной Азии команда образовала небольшую общину. Как-то они заметили на рынке мусульманина, и предложили ему кров. Он действительно имел в этом нужду и отправился с ними. Спустя некоторое время, живя с ними, этот человек услышал голос: «эти люди, служащие тебе, — Мои; слушай их. Они говорят Истину». Он слушал и стал последователем Иисуса и вскоре получил водное крещение.

Leave a Reply

 

 

 

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha